In English

Корпоративная мобильность в России: следуем общемировым трендам

15.10.2013, Воронин Алексей
Издание: PC Week
Сегодня в это уже сложно поверить, но в середине 1990-х счастливый обладатель мобильного телефона (называвшегося “радиотелефон”) должен был иметь при себе специальное разрешение на его использование. Счастливчиков было немного, как правило, это были или крупные бизнесмены, или представители специальных служб, или большие начальники из чиновников. Иногда “везло” сотрудникам коммерческих банков, которых назначали дежурными по обменным пунктам в выходной день (как, например, автору этой статьи).

Ситуация, как мы знаем, изменилась кардинально. Давно уже не требуется специальное разрешение на пользование мобильными устройствами, количество и разнообразие которых растет лавинообразно; многие уже имеют по два-три “продвинутых” мобильника, и даже дети дошкольного возраста порой ходят в детский сад со смартфоном. Произошла метаморфоза и с термином “мобильность”, прежде имевшим военный оттенок (типа “мобильные войсковые соединения”). С точки зрения бизнеса понятие мобильности теперь тесно связано с наличием у персонала мобильных устройств со специальным прикладным софтом, что позволяет сотрудникам любого ранга работать дистанционно, а руководству организации удаленно контролировать работу своих специалистов вплоть до отслеживания их перемещения в пространстве и времени и корректировки задания в зависимости от местонахождения человека. Одна из новых тенденций развития корпоративной ИТ-инфраструктуры, напрямую связанная с массовым распространением личных планшетов и смартфонов, — использование сотрудниками компаний личных мобильных устройств в корпоративных целях (BYOD, bring your own device). Как оказалось, помимо многих преимуществ у BYOD есть как минимум один серьезный недостаток — новые угрозы для корпоративной информационной безопасности.

Что касается ИТ-рынка, то рост числа мобильных пользователей привел к появлению нового быстрорастущего сегмента, уже имеющего собственную структуру: помимо собственно рынка разнообразных мобильных устройств появились платформы для разработки мобильных приложений, сегмент мобильных приложений и целый ряд других направлений. О проблематике формирования мобильной экосистемы в контексте бизнеса и в плане ситуации в мобильном сегменте ИТ-рынка шел разговор на октябрьской конференции “День корпоративной мобильности”, недавно проведенной в Москве компанией “АйТи”. Доклад Елены Семеновской, директора по исследованиям IDC Russia, открывшей конференцию, организаторы назвали ключевым, что соответствовало действительности.

Мировые тренды корпоративной мобильности

Елена Семеновская отметила, что важным моментом является создание в компании мобильной экосистемы, а ее основу во всем мире составляют платформы для разработки мобильных приложений (MEAP), и напомнила, что эти продукты появились “не вчера”. К 2013 г. мировой рынок MEAP вырос до 3 млрд. долл. (в 2011-м он был на уровне 1 млрд.). Наибольший рост данного сегмента наблюдается на рынках США и Канады, но и в регионе EMEA, к которому относится и Россия, эксперты видят активность, в результате которой в течение ближайших нескольких лет доля региона, по прогнозам, составит порядка 30%.

На рынке платформенных решений, согласно IDC, наряду с крупнейшими мировыми вендорами (SAP, IBM) выступают и новые компании, в том числе работающие над облачными версиями продуктов и на открытом коде. Все это облегчает разработку разнообразных мобильных приложений при создании продуктов как для внутренних целей, так и тиражируемых, констатировала Елена Семеновская, поэтому спрос на платформенные решения полностью еще не реализован. К факторам дальнейшего роста рынка MEAP докладчик отнесла развитие направлений бизнеса, ориентированных на широкого потребителя (b2c), растущий спрос на облачные решения и в числе прочего — EMEA как активно растущий в плане применения мобильных корпоративных решений регион. Что касается российского рынка, о котором подробнее речь будет дальше, то здесь, согласно исследованиям IDC, спрос на платформенные решения со стороны российских компаний пока низкий — сказывается отсутствие стратегии развития мобильной инфраструктуры, считает Елена Семеновская.

Два других сегмента мирового рынка мобильного корпоративного ПО, а именно — управление мобильным предприятием (MEM) и обеспечение информационной безопасности (MES), появились относительно недавно и именно в связи с рыночным трендом BYOD, констатировала спикер, причём растут эти два направления еще более высокими темпами, чем сегмент платформенных решений. В общем случае управление мобильным предприятием включает в себя управление функциональностью корпоративных мобильных устройств (Mobile Device Management, MDM) и личными устройствами сотрудников, используемыми в служебных целях (Mobile Application Management, MAM). С обеими областями в сильной степени пересекаются вопросы MES — последнего сегмента, который необходимо выстроить, чтобы обеспечить эффективную и безопасную работу мобильной экосистемы предприятия. При этом новые угрозы в отношении информационной безопасности предприятия стимулируют рынок мобильных решений, добавила г-жа Семеновская, что видно из высоких темпов роста рынка приложений, обеспечивающих управление мобильной безопасностью и защиту от новых уязвимостей. Мобильные устройства становятся привлекательной для мошенников точкой доступа в корпоративную ИТ-инфраструктуру, подчеркнула она, поэтому всё большую актуальность приобретают приложения для аутентификации пользователей устройства с целью разграничения прав доступа, для реализации других способов защиты мобильного контента.

Согласно глобальным исследованиям IDC (которые сегодня во многом ориентированы на рынки США и Канады, признала спикер), порядка 80% компаний уже используют мобильные приложения на практике. В числе приоритетных задач, решаемых мобильными приложениями, — корпоративная почта и управление документооборотом. Следующей по популярности среди североамериканских компаний задачей, которую продолжают инвестировать, является автоматизация работы сотрудников “в полях” (приоритеты российских предприятий в плане использования мобильных приложений такие же, подчеркнула докладчик). Компаний, имеющих стратегию развития мобильного компонента ИТ-инфраструктуры, пока немного, но немало уже тех, кто задумывается об этом, отметила Елена Семеновская. Лидирующими платформами для разработки и развития приложений на североамериканском рынке по-прежнему являются iOS и Android. Все более широко распространяется практика размещения мобильных приложений в так называемых “корпоративных магазинах”, облегчающая безопасный доступ к приложениям с необходимым для работы функционалом не только сотрудникам компании, но также партнерам и заказчикам.

Тренды российского рынка корпоративной мобильности

Начиная с 2011 г. на российском рынке преобладают поставки новых моделей смартфонов, планшетов и ноутбуков, отметила Елена Семеновская, и в целом отечественный рынок корпоративной мобильности повторяет общемировые тренды. Есть, правда, и болезни детского периода — так, для нашего рынка сегодня характерны пилотные проекты в сфере инфраструктуры, наблюдается желание попробовать различные решения, по мнению г-жи Семеновской вызывающее ассоциации с шопингом. С желанием “попробовать всё” связан и низкий спрос на платформенные решения (мы упоминали о нем выше), а поддержка всех популярных платформ пока не рассматривается как одна из основных задач, подчеркнула представитель IDC Russia. При этом основная стоимость проекта у российского бизнеса по-прежнему ассоциируется со стоимостью мобильных устройств, а необходимость приобретать дополнительную лицензию на мобильное приложение пока воспринимается с трудом. Вместе с тем рынок приложений и ИТ-услуг чрезвычайно важен с точки зрения создания мобильной экосистемы, выработки стратегии предприятия и довольно активно растет, констатировала г-жа Семеновская. Но в целом российский рынок услуг вокруг создания мобильного предприятия пока не сформирован, считает представитель IDC, в то время как на Западе уже идет, например, процесс интеграции рынка сетевого оборудования для оптимизации растущего трафика и бизнес-консалтинга в плане развития мобильных приложений.

Как и в мире, в России активно растет сегмент мобильных приложений, нацеленных на общение с заказчиками, а также направление мобильных приложений b2c (здесь точками роста российского рынка являются государственный сектор, банки и розничная торговля). В плане текущих актуальных проблем и задач спикер обозначила необходимость создания новых образовательных центров по обучению специалистов, выработки стандартов в сфере мобильной корпоративности.

Мобильные устройства в ИТ-инфраструктуре компаний создают дополнительную нагрузку, которую необходимо учитывать, подчеркнула докладчик, — нужно, в частности, заниматься оптимизацией трафика. В целом, хотя многие российские компании уже оптимизируют тарифные планы, роль операторов связи на рынке управления мобильными устройствами пока незначительна, отметила Елена Семеновская. Но в перспективе, выразила надежду она, российские телекоммуникационные компании помимо выработки специальных тарифных предложений в связи с ростом количества корпоративных мобильных пользователей будут идти дальше, предлагая российским компаниям возможности управления мобильными устройствами на базе специальных мобильных приложений, — как это уже имеет место, например, на американском рынке, констатировала она. В частности, перспективным для телекоммуникационной сферы в плане развития корпоративной мобильности докладчик назвала переход от биллинга по единичному устройству на биллинг по счету.

В числе первых признаков уже начавшегося изменения роли российских операторов связи г-жа Семеновская упомянула недавнее решение “ВымпелКома” о выборе конкретного крупного западного вендора в качестве поставщика системы удаленного управления мобильными устройствами (конкретные сроки запуска сервиса пока не называются). Мы со своей стороны отметим, что и некоторые другие российские операторы связи уже “пошли дальше”. Так, компания МТС предлагает корпоративным клиентам не только услуги по отслеживанию перемещений персонала, но и возможность постановки сотрудникам задач в зависимости от их местонахождения, сбора некоторых данных и отчетов на базе специального приложения для мобильных устройств (уже есть проекты внедрений на предприятиях розничной торговли — например, для контроля работы торговых представителей).

Вместо заключения

В то время как в целом ситуацию на российском ИТ-рынке Елена Семеновская оценила довольно пессимистически, констатировав замедление темпов роста, она подчеркнула, что мобильные технологии в корпоративном сегменте — одно из немногих направлений развития ИТ-инфраструктуры, в которое российские компании продолжают инвестировать средства.

Вместе с тем, несмотря на повышенный интерес инвесторов, экосистема корпоративной мобильности (как в масштабах рынка, так и на уровне отдельных компаний) находится в России на начальной стадии формирования, считает представитель IDC Russia. Но для ее дальнейшего становления уже имеется необходимый базис: потребительский спрос, растущее количество мобильных устройств и пользователей и, как ни странно прозвучит в применении к российской действительности, — хорошие каналы связи, сказала представитель IDC Russia (отметив попутно, что в США, если отъехать подальше от крупного города, проблемы со связью также возникают).

Сегодня в фокусе внимания российского бизнеса оказались мобильные приложения, позволяющие осуществлять при помощи устройства доступ к корпоративной информации, констатировала Елена Семеновская. Вместе с тем, отметила она, наблюдается и активный рост сегмента ИТ-услуг и бизнес-услуг, имеющих прямое отношение к развитию экосистемы корпоративной мобильности. К 2017 г. рынок инвестиций в корпоративную мобильность эксперт из IDC Russia оценила на уровне 36 млрд. долл. (на сегодня, добавила спикер, это фактически объем всего российского ИТ-рынка).


Центральный федеральный округ