In English

Бизнес для "чужих"

10.10.2003, Болецкая Ксения
Издание: CRN
Развитие ИТ-аутсорсинга в России тормозят отсутствие специальных законов и опасения компаний за свою информационную безопасность.

На западных рынках аутсорсинг развивается столь бурно, что власти уже вынуждены вводить искусственные ограничения для компаний-монополистов, продвигающих услуги ИТ-аутсорсинга.

Но в России о преимуществах этого бизнеса пока лишь говорят и спорят. Эксперты полагают, что рынок начнет стремительно развиваться только после того, как государство определится с "правилами игры", введя понятные и работоспособные законы. Правда, шанс для роста у рынка все же есть: если к аутсорсингу прибегнут крупные российские компании, а западные асы в этой области, прежде всего IBM и HP, принесут в Россию свой опыт и методики работы с клиентами.

В ожидании больших претендентов

Под аутсорсингом принято понимать привлечение сторонних организаций для выполнения тех или иных бизнес-функций компании. Если сторонние организации фактически выполняют функции ИТ-департамента, говорят об ИТ-аутсорсинге. Причем компании привлекаются на постоянной основе, под долгосрочные проекты.

Это может быть как обслуживание ERP-системы предприятия, так и контракт на ремонт компьютерного парка.

Объем рынка российских ИТ оценивается в $8 млрд. Не менее половины этого рынка приходится на предоставление услуг в этой сфере и ИТ-бюджеты компаний. Теоретически рынок аутсорсинга в России можно оценить в $4 млрд. Конечно, ситуация, в которой компании, не специализирующиеся на ИТ, полностью отдали бы обслуживание своей инфраструктуры внешним фирмам, является чистой утопией.

По мнению экспертов, компаниям выгодно отдавать на аутсорсинг около половины своей ИТ-инфраструктуры. Таким образом, потенциальный рынок ИТ-аутсорсинга в России вдвое меньше ($2 млрд).

Но пока, по общему признанию аутсорсинговых компаний, рынок практически не сложился. С одной стороны, отечественные компании до сих пор не вполне четко представляют себе все преимущества и недостатки аутсорсинга.

Понятно, что передовые с технологической точки зрения предприятия работают, прежде всего, на быстроразвивающихся рынках. Поэтому пока они, демонстрируя экстенсивный рост, больше заботятся о завоевании "новых территорий", чем о снижении издержек. С другой стороны, по словам менеджера по развитию стратегического аутсорсинга IBM в России Леонида Бляшова, "все ждут первых больших претендентов на заключение аутсорсинговых контрактов".

"Если к „чистому" ИТ-аутсорсингу российские компании уже готовы, то отдать вовне свои бизнес-процессы они не могут психологически. Кто захочет пустить чужую компанию в свои финансы или кадры?" – рассуждает он. Подобные инициативы часто тормозятся на уровне безопасности компаний. "Это связано с тем, что не все достаточно информированы о том, как обеспечивается безопасность информации в аутсорсинговых проектах", – отмечает Бляшов. Кроме того, уверен он, чтобы отдать какие-то процессы на аутсорсинг, надо четко выделить их из основного бизнеса, провести экспертизу и оценку, а на такое повышение прозрачности отечественные компании пока идут крайне неохотно.

Три способа торговли "живым" товаром


Впрочем, в "АйТи" прогнозируют, что рынок ИТ-аутсорсинга будет расти не менее чем на 40–45% ежегодно. Причем по ряду направлений, например аутсорсинг ИТ-персонала, рынок уже значительно растет, утверждают в компании. Хотя пока конкуренция именно в этом сегменте рынка невелика.

А вот в таких областях аутсорсинга, как разработка ПО или поддержка ИТ-инфраструктуры, где уже сегодня можно выделить несколько десятков игроков, борьба за заказчика, по словам директора по маркетингу "АйТи" Дмитрия Ведева, идет довольно серьезная.

Директор по информационным технологиям компании "Крок" Александр Буйдов выделяет несколько видов аутсорсинга. Во-первых, это работа специалистов аутсорсинговой фирмы на площадке заказчика (проще говоря – "продажа" людей). В этом случае компания предоставляет своих специалистов заказчику для выполнения каких-либо работ или проектов. Например, компьютерщиков, которые занимаются обслуживанием техники в офисе заказчика, ремонтируют ее и обновляют софт.

Они постоянно работают на территории заказчика, но при этом числятся в штате, получают зарплату и т. д. в компании-аутсорсере. "Они не болеют, не ходят в отпуск, не просят прибавки к зарплате, а только работают, работают и работают", – утверждает Буйдов. Ведев соглашается, что в последнее время все чаще речь идет об аутсорсинге ИТ-специалистов и целых проектных команд. "Это тоже понятно, – считает Ведев, – предприятию нет смысла содержать дорогого уникального специалиста, который будет задействован лишь в отдельных проектах, – гораздо выгоднее арендовать его у ИТ-компании на определенный срок и под четкую задачу". Такая же ситуация с аутсорсингом проектных групп: если перед предприятием стоит задача с четко очерченными временными рамками, например тиражирование информационной системы, то под нее проще арендовать группу специалистов, нежели самостоятельно осуществлять полный цикл проекта: подбор, наем, обучение персонала, а также его увольнение.

Компания также может отдать на аутсорсинг какую-либо функцию своей ИТ-инфраструктуры (ИТ-сервис). Главная особенность этого вида, по словам Буйдова, – наличие контракта на гарантированный уровень качества предоставляемой ИТ-услуги. Например, компания-аутсорсер берет на себя задачу обеспечения функционирования специализированного программного обеспечения, такого как ERP-система, для заказчика. Сюда же входит и предоставление услуг связи, поддержки аппаратного обеспечения. Заместитель генерального директора "Северсталь-инфоком" Алексей Кузин уточняет, что в этом случае аутсорсинг может выйти на стратегический уровень, когда компания отдает на внешнее обслуживание всю свою ИТ-структуру.

Третий вид аутсорсинга выполняется уже на территории не заказчика, а исполнителя.

Наиболее яркий пример – центры обработки данных.

Специализированные компании создают такие центры и затем "продают" часть своих вычислительных мощностей фирмам, которые не стали создавать у себя сложных вычислительных систем и предпочли воспользоваться чужими услугами. Например, компания может вести на мощностях аутсорсера учет движения товаров по стране и т. д.

Сейчас, считает Буйдов, в России наиболее часто идет речь о "продаже" людей и аутсорсинге ИТ-услуг. Рынок аутсорсинга только складывается, и многие механизмы и методы взаимодействия компаний пока не сформированы. Необходимо накопить детальные описания параметров качества функционирования базовых ИТ-услуг, таких как электронная почта, файловый сервис, поддержка пользователей. Часто в контрактах на предоставление гарантированного уровня качества услуги сложно обозначить все возможные детали. "Как бы подробно мы не описали все в контракте, потом на площадке заказчика возникает миллион мелочей, которые для него принципиально важны. Например, от нас могут потребовать в четыре часа утра приехать к топ-менеджеру компании и настроить ему КПК для доступа к внутренней электронной почте. Входит это в наши базовые обязанности или должно оплачиваться сверхурочно – должно быть отражено в контракте", – рассказывает Буйдов. Поэтому иногда "проще посадить у заказчика несколько наших людей, которые закроют все эти мелочи". С другой стороны, уточняет Буйдов, крайне сложно просчитать и оценить потенциальные риски и потери сторон. Например, аутсорсер опоздал с окончанием проекта на час. Заказчик уверен, что потерял на этом сотни тысяч долларов, а исполнитель полагает, что должен возместить не более десяти тысяч. И таких вопросов возникает множество. По мнению Буйдова, культура таких взаимоотношений могла бы сформироваться быстрее за счет опыта западных компаний, которые много лет предоставляют услуги по аутсорсингу (в частности, IBM или HP), но на российском рынке в этом сегменте они сейчас практически не работают.

Не дикий Запад


Эксперты соглашаются, что сейчас услуги аутсорсинга больше всего востребованы западными компаниями, которые имеют представительства в России, и отечественными территориально распределенными холдингами. Западные компании привыкли работать по аутсорсинговым контрактам, у них есть наработанные процедуры и бизнес-процессы, для исполнения которых они ищут внешних исполнителей.

Именно они – первые клиенты центров обработки данных.

Отечественным компаниям, которые имеют множество отделений, прежде всего страховым и риэлтерским, полагает Буйдов, нужны гарантии качества предоставления услуг по всей стране. Поскольку создавать сотни отделений с полноценной инфраструктурой накладно, аутсорсинг для них – хороший способ снизить издержки. Дмитрий Ведев также называет среди крупнейших потребителей аутсорсинговых услуг прежде всего компании, выбравшие сетевую стратегию развития бизнеса, которая связана с быстрым разворачиванием в регионах сети офисов и, следовательно, с необходимостью больших инвестиций, в том числе и в ИТ-инфраструктуру.

А по мнению Леонида Бляшова, сейчас в России аутсорсинг интересен в первую очередь интернациональным компаниям, российским в том числе.

Они, например, могут воспользоваться услугами датацентров для обработки своей корпоративной информации, поступающей из разных стран.

Потенциально привлекательным рынком для аутсорсеров, по словам Буйдова, являются государственные структуры, но пока они в силу своей закрытости и консервативности крайне неохотно отдают что-либо на откуп внешним компаниям. Ведев соглашается, что этот сегмент очень перспективен для аутсорсеров.

Как правило, любой орган госуправления имеет территориально распределенную структуру, рассуждает он, а уровень зарплат в госслужбе и жесткие штатные расписания не позволяют иметь в каждой точке присутствия выделенных высококлассных ИТ-специалистов. Между тем информатизация органов госвласти идет достаточно быстрыми темпами, и поддержка ИТ-систем должна быть профессиональной, что заставляет госорганы активно привлекать ИТ-компании для решения этих задач.

Аутсорсинг – дорогое удовольствие


Понятно, что главный вопрос для компаний, которые сейчас задумываются об аутсорсинге, – возможность сэкономить средства. Но в силу все той же незрелости рынка в России пока еще нет общепринятой модели расчета стоимости аутсорсинговых услуг. Поэтому называться могут какие угодно цены, а у заказчика нет возможности проверить, насколько они реальны. По этой причине компаниям проще контролировать расходы своих "дочек", чем подсчитывать прибыль в "чужом кармане".

Так, Алексей Кузин заявил "Бизнесу", что услуги аутсорсинга обходятся сейчас очень дорого. "По нашим подсчетам, заключение контракта с аутсорсинговой фирмой обошлось компании в пять раз дороже, чем содержание собственного подразделения", – говорит он. Такую дороговизну услуг аутсорсеров он связывает с тем, что им приходится платить московские зарплаты специалистам, которых отправляют работать на площадки заказчика в регионы. Но Буйдов парирует: "Нам удается показать нашим заказчикам, что во многих случаях аутсорсинг более экономически эффективен, чем использование собственных ресурсов". По его мнению, отечественные предприятия не всегда могут качественно оценить стоимость той или иной услуги, работы, проекта.

"Кто умеет считать скрытые потери от освоения персоналом нового софта?" – уточняет он. В "АйТи", видимо, также сталкивались с претензиями отечественных компаний насчет дороговизны "человеческих ресурсов из Москвы".

Ведев заявил "Бизнесу", что "основная задача компании, специализирующейся в области аутсорсинга, не просто иметь такую услугу, но и предложить технологию ее доставки до потребителя". Поэтому "АйТи", по его словам, выбрала изначальную специализацию в сфере поддержки территориально распределенных заказчиков и создала сеть собственных представительств в регионах России.

Центральный федеральный округ