In English

ИТ-рынок глазами системных интеграторов

11.06.2005, Колесов Андрей
Издание: PC Week
Осеннюю серию обзоров ситуации на российском ИТ-рынке в 2005 г. мы хотим завершить представлением мнений системных интеграторов. Именно эти компании, выступающие в роли связующего звена между ИТ-вендорами и заказчиками, очень хорошо ощущают происходящие тут изменения.

Участники опроса

Александр Буйдов, директор по ИТ компании КРОК

Дмитрий Ведев, директор по маркетингу компании "АйТи"

Леонид Гольденберг, председатель правления компании "Систематика"

Олег Зименков, директор по проектам компании "Оптима-интеграция"

Владимир Катаев, директор технического департамента компании "Ай-Теко"

Сергей Мацоцкий, генеральный директор компании IBS

Василий Шабат, директор поразвитию бизнеса компании "Открытые технологии"

Системная интеграция – одна из самых важных составляющих ИТ-рынка. По оценке экспертов, ее доля в общем его объеме постоянно растет – сейчас это 30%, а, по прогнозам – через пять лет она достигнет 70-75%. Правда, тут возникает вопрос: а что же это такое – системная интеграция? Сам этот термин появился в России немногим более десяти лет назад в связи с тем, что отечественный ИТ-бизнес стал переходить от тривиальной продажи компьютерного оборудования к предоставлению услуг, связанных с реализаций проектов по внедрению этого оборудования.

Так что основные дискуссии о том, кого можно называть системным интегратором, пришлись на начало второй половины 1990-х годов. А поскольку этим бизнесом старались заниматься тогда почти все участники рынка (дилеры, дистрибьюторы, разработчики ПО и даже сборщики ПК), то стали появляться специализированные термины для характеристики интеграции – проектная, сетевая... Впрочем, все тогда сходились в одном – интеграционного бизнеса как такового на тот момент еще не было: клиенты не хотели платить за услуги по внедрению и сервис чаще всего был бесплатным довеском к комплексной поставке ИТ, причем почти в 100% случаев речь шла об аппаратных средствах.

Да и сами ИТ-проекты были в те времена довольно странными. Например, в конце 1994 г. мне пришлось познакомиться с одним таким проектом в довольно крупной государственной организации в Томске. Мне показали проложенные сетевые кабели, комнату с парой серверов, расставленные по рабочим помещениям ПК. Но когда я поинтересовался, какие же задачи решаются с помощью этой ИС, то в ответ услышал, что это будет определяться на следующем этапе ее развития...

Сейчас заказчику уже не нужно доказывать, что за услуги положено платить отдельно. Но в то же время надо уточнить, что скрывается за показателями объема системной интеграции (тех самых 30%, которые должны возрасти до 70-75%). Почти наверняка эксперты понимают под этими цифрами не только собственно добавленную стоимость, создаваемую самими интеграторами, но и стоимость товаров, поставляемых внешними вендорами. Тем более что большинство наших ИТ-компаний являются многопрофильными.

Тут можно и вернуться к вопросу – что же такое системная интеграция? Довольно часто к этому роду деятельности относят любой вид реализации ИТ-проектов, но это конечно же неверно. Определение "системная" отражает комплексность реализуемых решений для всего спектра задач заказчика (ИТ-инфраструктура, ERP, документооборот, телекоммуникации и пр.) с использованием средств различных поставщиков. А под "интеграцией" подразумевается объединение разнородных компонентов в единую систему. И по большому счету в нашей стране только сейчас мы подходим к этапу реальных интеграционных проектов, в которых речь идет не о создании ИС предприятий с нуля, а об их расширении и развитии, в том числе с использованием унаследованных программно-аппаратных компонентов.

Наверное, в России насчитывается не менее двух-трех десятков компаний, которые могут быть отнесены к категории крупных системных интеграторов, имеющих опыт реализации сложных многопрофильных ИТ-проектов. Мы обратились к нескольким из них с просьбой поделиться своим видением ситуации на рынке и перспектив его развития. Уже собрав ответы, на поставленные нами вопросы мы увидели, что не все интересные проблемы нам удалось в нужной степени детальности обсудить. Ну что ж, будет о чем продолжить разговор в новом году! А теперь – слово экспертам.

Общая характеристика рынка. Что изменилось? Что характерно сегодня? Что будет завтра?

• Ситуация на ИТ-рынке достаточно благоприятная: рынок растет, отношение руководства компаний и инвесторов к ИТ меняется в позитивную сторону, реальный сектор экономики приносит хорошие доходы, в стране появляется довольно много денежных средств, что дает возможность вкладывать их в инвестиционные проекты, в том числе и в ИТ. Но основной рост доходов страны сосредоточен в узкой группе сырьевых компаний. Это приводит к перекосу структуры спроса в сторону крупного бизнеса, при этом массовый сектор среднего рынка в большинстве своем пока не может позволить себе достойного уровня насыщения ИТ, хотя потребности этого сегмента в ИТ заметно увеличиваются. То есть ИТ-рынок растет пока в основном за счет крупных проектов, а не благодаря росту числа клиентов (IBS).

• Меняется структура спроса и соответственно предлагаемые решения. На потребность государственных структур в мультисервисных сетях, хранилищах данных или решениях по защите информации рынок быстро отвечает соответствующим предложением. Спрос со стороны сектора малых и средних компаний вызывает появление новых готовых решений, не требующих длительного внедрения и дорогостоящего сопровождения ("Систематика ").

• Сегодня заказчики ориентируются на долгосрочное сотрудничество с исполнителями. Деятельность интеграторов можно рассматривать как часть корпоративного строительства, в то время как ранее приходилось в большей мере решать вопросы автоматизации текущих задач ("Открытые технологии").

• Рынок системной интеграции по-прежнему остается одним из самых динамично развивающихся. В настоящее время происходит изменение структуры спроса: постепенно снижается в общем объеме доля потребления оборудования и ПО, тогда как интерес к сервисам активно растет, причем и к таким новым услугам, как, например, аутсорсинг ИТ-персонала или проектных команд ("АйТи").

• Еще одна очень важная тенденция – увеличение зависимости бизнеса от ИТ. Это предъявляет новые требования к уровню отказоустойчивости, надежности информационных систем и ИТ-инфраструктуре в целом. Поэтому интегратор взаимодействует не только с руководителем ИТ-подразделения компании, но и с первыми ее лицами, с которыми он говорит уже не на языке технологий, а на языке бизнеса ("Систематика").

• Становятся все более востребованными "тяжелые" решения: центры обработки данных, системы хранения данных, серьезные телекоммуникационные проекты. Российский ИТ-рынок будет двигаться к тем пропорциям, которые сейчас установились в мире: в проектах увеличивается доля услуг, и они, в свою очередь, становятся все интеллектуальнее. Однако не стоит переоценивать скорость этих изменений – это будет многолетний процесс (КРОК).

• В структуре российского рынка с точки зрения сервисов по-прежнему остается существенный перевес в сторону "железа", несмотря на заметные темпы роста ИТ-консалтинга (IBS).

• Уже сейчас заказчик нацелен не на построение какой-то конкретной системы, а на получение прибыли путем реализации какого-либо проекта. Стоимость современного проекта состоит на 60% из цены поставляемого оборудования и на 40% из стоимости услуг: ИТ-консалтинга, внедрения и сопровождения проекта. В дальнейшем соотношение поставки оборудования/услуги в проектах будет еще больше изменяться в сторону услуг ("Оптима").

• В ближайшей перспективе мы ожидаем реализации крупных проектов по комплексному аутсорсингу ("АйТи").

• На ИТ-рынке происходит укрупнение компаний: сегодня они активно объединяются, крупные фирмы поглощают более мелкие. Те же, которые принято называть "средними", либо быстро наращивают мощности и превращаются в крупные, либо находят для себя отраслевую или технологическую специализацию (КРОК).

• На данный момент идет ярко выраженная структуризация и сегментация рынка. Происходит расслоение компаний по размеру и объемам деятельности, и псе большее число фирм переходит в узкоспециализированные сегменты рынка. Также наблюдается поглощение мелких компаний более крупными, и в ближайшем будущем борьбу за федеральные проекты смогут вести, предположительно, не более 7-8 крупных компаний ("Ай-Теко").

• Рынок смотрит в сторону партнерства между участниками ("Открытые технологии").

• Сейчас системной интеграцией занимаются и производители компьютерной техники, и дистрибьюторы, и операторы, и "чисто" системные интеграторы. Происходит диверсификация деятельности ИТ-компаний. В то же время у ряда фирм формируется более узкая отраслевая или технологическая специализация – инженерная и т. д. ("Систематика").

• В основном закончился раздел интеграторов на крупных, универсальных и узкоспециализированных ("Оптима").

• Положительным фактором является усиление внимания государства к ИТ, в том числе инициатива создания технопарков. Важно, чтобы она не мутировала на пути от планов к реализации (КРОК).

Можно ли ожидать появления новых игроков на рынке системной интеграции? Российских? Зарубежных?

• Если говорить о крупных, то возможно появление новых и рост нескольких российских компаний. По ряду причин вряд ли можно ожидать выхода крупных мировых системных интеграторов на наш ИТ-рынок, по крайней мере в ближайшем будущем. Хотя, конечно, усиливают свою активность сервисные подразделения таких глобальных игроков, как Microsoft, IBM, Siemens. Отечественный рынок растет на 30% в год, и не обратить на него внимания ни один глобальный системный интегратор не может. Как они будут работать в дальнейшем – напрямую, через альянсы с российскими компаниями, через их покупку или через глобальные соглашения – будет зависеть от каждого игрока (КРОК).

• Новых российских игроков предположительно не появится, а начиная с 2007 г. на рынок начнут выходить первые крупные западные интеграторы, которые будут строить свой бизнес, поглощая существующие российские компании, и в дальнейшем прогнозируется появление на рынке все большего количества западных интеграторов ("Ай-Теко").

• Можно говорить о появлении новых игроков, однако при этом надо учитывать ряд важных "но", обусловленных национальными особенностями отечественного рынка системной интеграции. Интеграционные проекты тесно связаны с человеческим фактором: ментальностью людей, которые занимаются внедрением, языком, на котором они общаются с заказчиками, и т. д. Механический перенос западного опыта на российскую почву вряд ли окажется успешным. Безусловно, процесс внедрения западных интеграторов на российский рынок будет происходить, но для полной адаптации им потребуется немало времени (IBS).

• Зарубежные, такие, как IBM Services, HP, Siemens Business Services, уже активно работают на российском рынке. В первую очередь они ориентированы на сотрудничество с представительствами глобальных корпораций и с крупнейшими российскими заказчиками. Поэтому в перспективе на отечественном рынке системной интеграции можно ожидать усиления конкуренции за счет выхода на него зарубежных компаний. Появление новых российских системных интеграторов можно ожидать в результате слияний или поглощений действующих игроков, а также за счет образования специальных "государственных" интеграторов. Кроме того, сейчас продолжается выделение из состава крупных предприятий и холдингов ИТ-подразделений и превращение их в специализированные сервисные компании, но они в большей степени будут ориентированы на решение задач материнской фирмы ("АйТи").

• Возникновение новых крупных игроков вероятно. Они могут вырасти из небольших отечественных компаний, или это будут западные интеграторы, получающие доступ к крупным российским проектам или заказчикам ("Открытые технологии ").

• Новая тенденция – развитие интеграторского бизнеса крупными западными компаниями (HP, IBM. Sun, Alcatel, Siemens и др.), которые раньше предпочитали работать через российских партнеров. Создаются собственные консалтинговыеи интеграторские подразделения для решения задач заказчика "под ключ". Этот фактор внесет существенные изменения в сложившуюся схему работы на рынке. Будут появляться и новые российские игроки, которые, вероятнее всего, выберут для себя более узкую специализацию – отраслевую или по группам решений ("Систематика").

• Новые российские универсальные системные интеграторы в ближайшее время скорее всего не появятся. А вот выхода западных производителей оборудования, которые сами участвуют в тендерах и занимаются реализацией проектов через субподрядчиков, ожидать можно. Появление новых отраслевых интеграторов также весьма вероятно, в том числе и зарубежных ("Оптима").

Спроса на какие новые технологии можно ожидать в ближайшие год-два? Какие новые западные поставщики ПО могут появиться на российском рынке?

• Сегодня на отечественном рынке представлены в основном самые крупные западные производители и поставщики ИТ-услуг. Появляются и более мелкие нишевые игроки, специализирующиеся в различных отраслях; уже сейчас они работают с крупными российскими заказчиками ("Открытые технологии").

• Нужно ожидать технологии, связанные с повышением надежности, кластеризацией, консолидацией серверов, терминальным доступом, особенно следует выделить технологии виртуализации. Кроме того, на российский рынок начнут выходить западные нишевые вендоры – они будут востребованы в комплексных решениях. Например, поставщики решений в области информационной безопасности, телекоммуникаций, разработчики отраслевых ИТ-продуктов (КРОК).

• В самом недалеком будущем ожидается повышение спроса на технологии поддержки бизнеса, такие, как ERP, CRM, распределенные хранилища данных, поддержка холдинга. На российском рынке появятся западные компании среднего уровня, занимающиеся разработками ПО для среднего бизнеса, в основном имеющие узкую специализацию ("Ай-Теко").

• В ближайшее время усилится интерес к технологиям мобильного доступа, решениям, связанным с обеспечением взаимодействия с клиентами и внешними контрагентами. Также активным спросом будут пользоваться отраслевые решения, автоматизирующие специфические процессы. Сегодня практически все ведущие западные поставщики ПО присутствуют на рынке. Поэтому стоит ожидать прихода нишевых поставщиков, предлагающих вертикальные решения ("АйТи").

• Сейчас клиентов гораздо больше интересует повышение эффективности бизнеса, нежели успешное внедрение отдельных продуктов. Самые динамичные направления те, стоимость которых формируется преимущественно за счет оказания услуг: это управленческий консалтинг, внедрение ERP, аудит в области информационной безопасности, создание аналитических систем ("Открытые технологии ").

• Мы делим технологии и построенные на них решения на три уровня. На первом находятся системы автоматизации технологических процессов, на втором – инфраструктурные решения, а на самом верху – решения для автоматизации бизнес-процессов предприятия. На каждую технологию и решение будет спрос. Особо стоит выделить вопросы оптимизации бизнес-процессов и все, что связано с контентом ("Оптима").

Как вы оцениваете перспективы российских разработчиков ПО и поставщиков оборудования? В каких сегментах они добьются наибольшего успеха?

• Российские разработчики по-прежнему могут конкурировать лишь в области индивидуального ПО, выполняемого на заказ, но не "коробочного" и тиражируемого. Исключение составляют приложения, связанные со спецификой действующего российского законодательства, в том числе в области бухучета (КРОК).

• Российским сборщикам ПК все сложнее конкурировать с Юго-Восточной Азией. В 2005 г. с российского рынка ушел один из сборщиков ноутбуков. Что касается серверов, то Россия может конкурировать в сегментеlow-end, но не hi-end, где учитывается множество дополнительных параметров: высокая степень готовности, управляемость, совместимость и т. д. В то же время можно отметить, что компания "Квазар-Микро" в 2005 г. запустила в России производство мониторов, – посмотрим, как оно будет развиваться (КРОК).

• В сегменте военно-промышленного комплекса, как и сейчас, будут доминировать российские производители оборудования. Крупный бизнес будет ориентироваться на типовые западные решения, а отечественным разработчикам уготована роль доводчиков типовых решений под конкретные нужды заказчиков. Малые и средние предприятия будут заинтересованы в российском ПО ("Ай-Теко ).

• Отечественный производитель делового и технологического ПО имеет довольно хорошие перспективы на отдельных нишевых и географических рынках России и стран СНГ. Например, там. где принципиальное значение имеет наличие поддержки и сопровождения на родном языке. Либо в специфических технологических нишах, где российское ПО уже имеет сильные позиции – скажем, в сегменте лингвистического или антивирусного ПО. Составить конкуренцию западным производителям в секторе делового ПО вне рынков СНГ отечественные поставщики не могут ("АйТи").

• При выборе программных продуктов корпоративные заказчики большое внимание уделяют вопросам "истории" продукта и его производителя, отражающей динамику ее реагирования на развитие аппаратного обеспечения. Не все российские производители ПО отвечают этим требованиям. Перспективы есть у тех, кто уже нашел свою нишу и заработал неплохую репутацию. Исторически отечественные разработчики успешно действовали в среднем и нижнем ценовых сегментах ("Открытые технологии").

• Несомненно, потенциал у наших компаний есть. Но перспективны только наукоемкие и высокотехнологичные российские разработки, в написании простого софта мы не сможем конкурировать с Индией и Китаем ("Оптима").

Что вы думаете о концепции S0A (сервисно-ориентированная архитектура)? Как бы вы смогли провести грань между маркетинговой шелухой и реальным содержанием?

• SOA не является чем-то принципиально новым, концептуально она ничем не отличается от ряда аналогичных продуктов. На 90% – это маркетинг и средство донести до клиентов и ИТ-компаний тренд в области архитектур прикладных систем со стороны глобальных ИТ-вендоров (КРОК).

• Шелухи, как вы выразились, гораздо больше. По этому вопросу необходима серьезная дискуссия, поскольку SOA предполагает пересмотр подходов к созданию систем. Это действительно будет происходить, но постепенно и в течение долгого периода. 2006 г. может лишь подвести теоретическую базу под дальнейшие стратегии развития систем ("Ай-Теко").

• Здесь мы опять возвращаемся к зависимости бизнеса большинства современных предприятий от ИТ и к возрастанию рисков, связанных с простоями ИС, отсутствием доступности сервисов и потерей данных. Построение адаптивной инфраструктуры и предоставление ресурсов по требованию – это не просто-то лозунги, а осознанный подход к построению корпоративных информационных систем. Это – не маркетинговая шелуха, а руководство в выборе оптимального с точки зрения стоимости и функционала решения. Не секрет, что зачастую компании тратят в два-три раза больше, чем они заплатили бы, создавая более мощную инфраструктуру с самого начала ("Систематика").

Ощущаете ли вы какое-то серьезное обострение проблемы с ИТ-кадрами, подготовкой молодых специалистов в высшей школе?

• Это одна из серьезнейших проблем отрасли. Квалифицированных специалистов на свободном рынке труда найти практически невозможно. Переманивание не решает проблему – увеличивается не количество специалистов, а их зарплата. Поэтому мы видим два выхода: выращивание сотрудников в компании и взаимодействие с вузами. Хотелось бы, чтобы и государственные планы в части образования учитывали тяжелейший дефицит квалифицированных кадров в ИТ-отрасли (КРОК).

• Подготовка молодежи сегодня идет параллельно с развитием технологий, и зачастую эти специалисты довольно быстро оправдывают наши ожидания. Конечно, они по-прежнему "молодые", и требуется время на их обучение, но они обладают уже достаточным потенциалом и желанием проявить себя. Специалисты нашей HR-службы стараются отбирать именно таких ("Ай-Теко").

• Конечно, мы ощущаем всю серьезность проблемы подготовки ИТ-кадров. Их нехватка - мощный сдерживающий фактор для роста как нашей компании, так и рынка в целом. И боюсь, что в ближайшие годы ситуация будет ухудшаться. Наша система образования никак не завязана на рыночные отношения, и количество готовых к полноценной работе выпускников по ИТ-специальностям потребности рынка абсолютно не удовлетворяет (IBS).

• Российская высшая школа готовит в основном специалистов высокого уровня, тогда как сегодня на кадровом рынке очень сильно ощущается нехватка кадров средней квалификации. В какой-то мере этот пробел восполняет дополнительное образование в виде краткосрочных форм обучения. В то же время нельзя сказать, что проблема дефицита ИТ-кадров сейчас экстремально остра - острой она была всегда. При этом действительно периодически возникает крайне высокая нехватка специалистов по определенным направлениям, например последние два года довольно ощутим недостаток внедренцев ERP-систем ("АйТи").

• Кадровый голод - очень острая проблема для ИТ-рынка. То, чему студенты учатся в институтах, к моменту их выхода на работу в конкретную компанию уже устаревает. Поэтому мы сотрудничаем с несколькими вузами, многие студенты проходят стажировку у нас, а потом становятся сотрудниками компании ("Открытые технологии").

• Нет, не ощущаем. Рынок труда перегрет. И как следствие – проблема несоответствия реальной компетенции сотрудников их ожиданиям по доходам. На крупные проекты, как правило, требуются уже состоявшиеся специалисты. Обучать выпускников некогда, но, несомненно, это стоит делать ("Оптима").

Технологии каких поставщиков сегодня наиболее востребованы? Что можно ожидать завтра?

• Необходимы технологии повышения эффективности ИТ-инфраструктур. К ним относятся технологии виртуализации и парадигма вычислений по требованию. Первая из них решает проблему неполного использования ресурсов серверов и систем хранения данных, которые сейчас в среднем задействованы на 20-30%. Низкое значения этого показателя отражает неэффективность вложений в ИТ. Технологии виртуализации позволяют его существенно повысить, именно поэтому они так востребованы. Второй по важности проблемой, стоящей перед современными компаниями, является проблема эффективного управления ИТ-инфраструктурой. Технологии виртуализации и "вычислений по требованию" еще далеки от совершенства. Но уже в ближайшем будущем можно ожидать, что достигнут своей зрелости средства, которые обеспечат способность СУБД и платформ к самоконфигурации при изменении нагрузки и объема обрабатываемой информации (КРОК).

• Востребованы все законченные интегрированные решения. В первую очередь это решения от ведущих глобальных поставщиков – HP, IBM, Microsoft. Oracle ("Ай-Теко").

• На сегодняшний день в каждом секторе российского ИТ-рынка сложился пул решений и их поставщиков. В области производства компьютерной техники, сетевого и телекоммуникационного оборудования, управленческого ПО это мировые лидеры, доминирующие как на западном, так и на российском рынке. В сфере ERP это Microsoft, Oracle, SAP, в телекоммуникациях – Nortel Networks, Cisco System, Avaya и т. д. Однако в ряде сегментов (например, в области документооборота) не менее сильные позиции занимают решения российских компаний ("АйТи").

• Рынком востребованы продукты, которые соответствуют современным технологиям и возможностям последних достижений технических средств хранения, передачи и обработки данных. Нужно ждать появления более мелких нишевых игроков ("Открытые технологин").

• Лучше говорить не о поставщиках, а именно о технологиях, которые кардинальным образом меняют рынок. Появление IP-телефонии не только оказывает серьезное влияние на работу операторов связи, но и создает новые системы и возможности – например, использование видеоконференцсвязи. В последнее время растет рынок бленд-систем, которые более компакты и удобны в эксплуатации. Современные технологии обеспечивают возможность виртуализации ресурсов – их деления или консолидации для поддержки рабочих нагрузок любого типа приложений потребованию". Каждому решению – свое время. Сейчас приходит время систем управления ИТ-ресурсами, документооборота, решений для органов государственной власти и т. д. Ежегодно на рынке появляются новые технологии, а период между их разработкой и массовым использованием становится все короче ("Систематика").

• Прежде всего востребованы технологии, ориентированные на конкретный рынок, а не универсальные ("Оптима").

Что можно сказать об изменении спроса со стороны заказчиков в таком разрезе: малые – средние – крупные компании, государственный/коммерческий сектор?

• Мы можем судить о том рынке, на котором работаем, – это сегмент средних и крупных компаний. Здесь основной прирост происходит за счет крупных проектов. По-прежнему очень высок спрос на ИТ-услуги со стороны государственных компаний. В коммерческом секторе можно выделить финансы, нефтегаз, телекоммуникации, энергетику, транспорт. Перед вступлением России в ВТО компании стали больше вкладывать средства в ИТ (КРОК).

• Крупные компании требуют глобальных решений. Сроки исполнения проектов для таких игроков - до 3-5 лет, поскольку работа с крупными заказчиками подразумевает глубокое погружение в бизнес-процессы. Средние компании нуждаются в стандартизации решений и за счет этого пытаются минимизировать расходы на их внедрение. Сроки реализации проектов для таких компаний становятся более жесткими ввиду наличия высокой конкуренции. Государственный сектор в последнее время стал больше ориентироваться на ИТ ("Ай-Теко").

• Структура спроса на ИТ претерпевает изменения: если раньше основным потребителем сложных масштабных ИТ-проектов был ТЭК, то сегодня к нему постепенно присоединяется все больше участников из других отраслей, и не только большие корпорации, но и компании средних масштабов. При этом на рынке нефти и газа наблюдается некий спад интереса к ИТ. Очень заметно растет (и будет расти) в условиях усиливающейся конкуренции спрос на ИТ в финансовых институтах. Без качественных преобразований они не выживут – ведь их системы были установлены в середине 1990-х годов и давно устарели. Заметно активизировался спрос со стороны энергетиков, реформа РАО ЕЭС начинает приносить первые результаты. Отрасль становится более рыночной, что, безусловно, требует определенных вложений в ИТ. Рынок государственных ИТ-проектов рос и будет расти быстрее, чем ИТ-рынок в целом, чему способствует в том числе и наличие государственных программ в области информатизации. При этом акценты смешаются от инфраструктурных к высокоинтеллектуальным системообразующим проектам (IBS).

• Госсектор продолжает оставаться инициатором реализации крупнейших инфраструктурных проектов, а также создания порталов органов власти, аналитических систем, систем электронного документооборота и хранения данных. Основные же доли ИТ-бюджета предприятий коммерческого сектора приходятся на внедрение управленческого ПО, аналитических систем, а также решений для автоматизации производственной деятельности ("АйТи").

• Бюджеты на ИТ-проекты растут во всех секторах. Это связано с ростом бизнеса компаний, необходимой частью которого уже давно стали информационные технологии, обеспечивающие его функционирование. Конечно же, в развитие своей ИТ-инфраструктуры компаниями уже вложены большие средства, но зачастую приобретенное оборудование и развернутые корпоративные сервисы не успевают обеспечивать потребности растущего бизнеса ("Открытые технологии").

• У крупных корпоративных заказчиков наблюдается тенденция перехода от унаследованной "лоскутной" автоматизации к консолидации ИТ-ресурсов, а также перехода на единые корпоративные стандарты и платформы, что находит отражение в построении ИТ-инфраструктуры. Второй существенный момент – стремление к централизации, сосредоточению ресурсов для удобства управления и экономии на эксплуатации и поддержке. Государственные структуры нацелены сейчас на централизацию управления, они нуждаются в построении мультисервисных сетей и консолидированных вычислительных центров. Еще одно направление – предоставление услуг населению и бизнесу на основе принципа "единого окна" и связанные с этим консолидация информации и создание единых баз данных, что сопровождается обсуждаемыми сейчас изменениями в законодательной базе. Эти изменения, а также предоставление информационных сервисов широкому кругу потребителей остро ставят вопрос обеспечения надежной защиты информации ("Систематика ").

• Малые и средние предприятия стали активно интересоваться ИТ-проектами. Но реальный спрос пока традиционен – госсектор и крупные компании, как государственные, так и частные ("Оптима").

Центральный федеральный округ