In English

Технопарки - отдельно, льготы - отдельно

19.09.2005
Издание: Секрет фирмы
Недавняя инициатива президента, распорядившегося как можно быстрее запустить в России программу создания технопарков, стала зимним хитом в российских инновационных кругах. А законопроект об особых экономических зонах и льготах для технопарков наделал еще больше шуму, поскольку подвергся критике со стороны не только рынка, но и самого правительства. Обеспокоенная российская ИТ-индустрия, один из главных адресатов программы, предлагает теперь властям не смешивать технопарки с льготами и рассматривать эти задачи по отдельности.

Когда в 1957 году академик Михаил Лаврентьев докладывал на общем собрании Академии наук СССР об идее создания новосибирского Академгородка, он, в частности, говорил такие слова: "Конечно, уезжать из Москвы жалко. Москва растет, Москва украшается, Москва центром была и будет, и, конечно, самые главные институты будут в Москве, и без этих главных институтов в Сибири нельзя будет работать. Но... Надо прямо сказать, что все-таки ехать надо! Дело большое, крупное, и нам надо ехать. Мы и ошибались много, и опыт у нас кое-какой есть. И молодежь, сколь бы талантлива она ни была, в нас нуждается. Если мы не поедем, все сильно затянется. Для того чтобы все сработало быстрее, нам надо поехать. И мы поедем, и жены наши поедут за нами в Сибирь..."

Партия сказала: "Надо! ", и московские академики поехали поднимать науку в Сибири. Сегодня президент, после предновогоднего знакомства с индийскими технопарками, тоже сказал: "Надо! " Надо создать в России технопарки, придать этим зонам особый статус, наделить преференциями, построить необходимую инфраструктуру, привлечь туда бизнес и кадры. В общем, создать высокотехнологичный кластер (о роли кластеров в экономике см. материал на стр. 10), который бы помог российской экономике свернуть в своем развитии с сырьевого пути на инновационный. Но беспартийный российский бизнес не спешит собирать чемоданы. Идея, конечно, правильная, но все зависит от того, как она будет реализована. Примерно в таком духе рассуждали участники "круглого стола", собранного Айва-ном для обсуждения последних "верховных" инициатив по созданию технопарков в России.

ПО-ИНДИЙСКИ ИЛИ ПО-СКАНДИНАВСКИ?


Какими же должны быть функции российских технопарков XXI века? По какой из моделей, опробованных в других странах, их строить?

"Советские наукограды свою задачу решили, - считает президент ассоциации "Руссофт" Валентин Макаров. - Но сейчас у государства нет денег на науку, и оно пытается придумать модель, которая бы стимулировала негосударственные инвестиции в новые технопарки. Функции у них будут те же, что и раньше: служить центрами образования, науки. Единственная новая функция - преобразование инноваций в коммерческий продукт".

"Мне кажется, - добавляет директор уже действующего ИТ-парка в подмосковной Черноголовке Парваз Берзигияров, - еще одна функция технопарков - способствовать укрупнению инновационного бизнеса. Пока не будет крупных компаний, не будет и крупных заказчиков. До сих пор все сводилось к тому, что под одной крышей собирали много маленьких фирм, предоставляя им в лучшем случае возможность дешевой аренды. Хотелось бы, чтобы нынешние инициативы вылились в нечто большее".

"Задача технопарков в том, чтобы Россия зажила всеми своими регионами, - уверен ИТ-директор "Инком-Авто" Борис Славин. - Москва и Питер уже стали своего рода технопарками.Они, как губка, впитывают все региональные кадры, в результате страна живет только двумя-тремя крупными городами. Конечно, тащить из Москвы в Сибирь никого не надо, но кадровые потоки, нацеленные сейчас на столицы, нужно перенаправить в регионы".

Начинать "в чистом поле" для этого вовсе не обязательно. Можно, и даже нужно, использовать "узлы" старого кластера, чтобы сохранить еще оставшиеся в регионах с советских времен научные школы. "Возьмем, например, город Саров, - говорит исполнительный директор объединенного инновационного центра АФК "Система" Максим Шеховцов. - АФК создала там свой корпоративный технопарк. Саров - это четыре крупных НИИ и около15 КБ вокруг них, порядка 50 тыс. высококлассных научных сотрудников. Разработку ядерного оружия им уже не заказывают, только от Intel и Oracle, открывших там представительства, поступают заказы на разработку софта. Если такими центрами сейчас не заняться, то через несколько лет мы их просто потеряем".

Впрочем, с количественными показателями по технопаркам в России все в порядке. На сегодняшний день их зарегистрировано около 150 - примерно столько же, сколько в США., Правда, "живых" из них только 70, а успешными можно назвать всего три-четыре: технопарк в Зеленограде с оборотом $60 млн, в МИФИ - около $20 млн, в МГУ, Новосибирске. "Задача развития технопарков так, как она ставилась раньше, не только не решена, но и полностью провалена", - констатирует Максим Шеховцов. Значит, все дело в модели.

"Есть два типа технопарков - израильские или скандинавские и индийские, - размышляет гендиректор TopS BI Феликс Гликман. - Первая модель - это скорее инкубаторы, где образуется сообщество людей, генерирующих идеи и превращающих их в продукты. Индийский технопарк - это инструмент решения проблемы выращивания высоких технологий в бедной стране. Молодежи показывают, как они смогут жить, если будут стремиться к высшему образованию. Я уверен, что из Москвы и Питера в технопарки никто не поедет. Эта идея может работать для маленьких региональных компании или команд с идеями. Они, возможно, и поедут в те места, где будут созданы приличные условия для жизни. Поэтому у меня создается ощущение, что наша ситуация ближе к индийской модели".

При общей бедности параметры кластера задают экономические центры, где можно найти достойную работу и выше качество жизни. Директор по маркетингу SAP СНГ Борис Вольпе, например, вообще не верит в социально-демографическую функцию технопарков: "В Южной Корее студенты со всей страны ехали в Сеул, то же самое наблюдалось в Лондоне, Бостоне. А потом там стало слишком тесно и дорого, и появился ИТ-парк Milton Keynes. Меньше часа езды от Лондона, а качество жизни теперь даже выше: дешевле жилье, экология лучше, нет пробок. Но нельзя было начать с Milton Keynes, нужно было, чтобы сначала все приехали в Лондон". Проблема только в том, что в Москве сейчас происходит "внутренняя" утечка мозгов. "Это естественно, что ребята, которые учатся в Москве, здесь же и начинают работать, - говорит Парваз Берзигияров. - Настораживает то, что они уходят из отраслей, производящих технологии, в отрасли, потребляющие их, - банковский сектор, торговлю и т. д. Нужно создавать такую модель, чтобы технопарки могли расти где угодно".

Значит, нужно сделать так, чтобы в технопарки пришел действующий инновационный бизнес и мог там развиваться, решать свои проблемы: сохранять и приумножать персонал, удерживать затраты на уровне, обеспечивающем конкурентоспособность. "Уже несколько лет затраты на персонал в Москве растут на 20% в год, - говорит гендиректор Luxsoft Дмитрий Лощинин. - Есть надежда, что если создать правильную среду, то мы сможем погасить эту "человеческую инфляцию". Кроме того, технопарки позволят создать и среду обучения. Это многоступенчатый процесс". Валентин Макаров тоже считает, что ориентироваться нужно не на индийскую, а на скандинавскую модель технопарков, где концентрируется дорогой, но классный ресурс, возможность получения грантов, венчурных инвестиций: "Это инкубатор и большой бизнес вокруг. От такой синергии создаются новые продукты. И все это можно сделать в крупных городах. У нас в Петербурге городские власти готовы выделить под технопарки свободные участки с готовой инфраструктурой на льготных условиях: не за $3 млн, например, как под строительство коммерческого жилья, а за $500 тыс. Плюс закон о налоговых льготах для инвесторов, плюс часть бюджета на образование направить на подготовку кадров в технопарках. И конечно, общий PR на уровне губернатора". Можно использовать не только свободные площадки внутри города, но и внутри профильных институтов. В таком повороте событий явно заинтересован начальник отдела ИТнекогда процветавшего НИИЦЭВТа Андрей Гагарин: "Важно не распыляться и направить усилия на то, чтобы стимулировать именно инновационную функцию технопарков. Неважно, где они будут находиться, их главная задача - создание конкурентоспособной продукции".


ВОПРОС О ЛЬГОТАХ


К вопросу о поддержке инноваций за последние десять лет государство обращалось не раз, но без особых последствий. Последний по времени всплеск активности пришелся на начало этого года. На состоявшемся 10 января совещании в Новосибирске президент продемонстрировал решимость довести дело до конца. "До 1 марта вносим закон об особых экономических зонах в Госдуму", - сказал он и хлопнул по столу. Чиновники из Минэкономразвития указание выполнили, но подготовленный ими законопроект тут же попал под огонь критики Мининформсвязи, поскольку, по мнению чиновников этого ведомства, никак не учитывает особенностей ИТ-отрасли. Между тем на совещании президент говорил как раз о пилотном проекте создания технопарков в сфере информационных технологий.

"Закон об ОЭЗ разрабатывался давно и совершенно для других целей, - поясняет Дмитрий Лощинин. - Но был поставлен срок, и нам предложили то, что было актуально десять лет назад и ориентировано на сборщиков-"отверточников". На что-то другое у чиновников просто не было времени". Реальное желание руководства страны помочь инновационному бизнесу приняло форму, в которой переплелись две совершенно разные темы: создание технопарков и повышение конкурентоспособности компаний с точки зрения снижения издержек, часть которых составляют налоги. "Если ввести некий специальный режим для технопарков, то он породит "кривизну" - желание компаний имитировать присутствие в технопарках ради льгот, - считает Дмитрий Лощинин. - С другой стороны, снизить затраты необходимо, чтобы мы могли конкурировать на мировом рынке. Мы предлагаем разделить вопросы создания технопарков и снижения налогового бремени для определенного круга компаний без привязки к их местонахождению. В первую очередь речь идет об ЕСН, так как в сервисных компаниях 65 - 70% себестоимости приходится на долю зарплаты. Критерии здесь могут быть самыми простыми: достаточно доказать отраслевую принадлежность компании и четко контролировать ее по вполне понятным экономическим показателям".

Ассоциация "Руссофт", объединяющая разработчиков-экспортеров ПО, подготовила и направила в правительство заявление, в котором тоже предлагает не смешивать задачи создания ИТ-парков и поддержки ИТ-индустрии. Валентин Макаров: "Иначе мы можем надолго втянуться в дискуссии. Технопарки заработают года через четыре, а первые результаты появятся лет через шесть-восемь. Дайте нам возможность развиваться еще быстрее, и вы сразу получите отдачу". "В Индии нет никаких "свободных зон", - поддерживает коллегу Дмитрий Лощинин. - Там действуют отраслевые льготы. Территориальные кластеры есть, но с точки зрения экономического регулирования они не отличаются от других мест".

Однако идея преференций по отраслевому признаку тоже уязвима. "Нельзя сужать тему технопарков до ИТ, - настаивает заместитель гендиректора "Квазар-Микро" Сергей Сапельников. - Это лишь одна из индустрии, которая может быть там представлена. Если забыть обо всем остальном - физике, математике, биотехнологиях, то ИТ-парки превратятся просто в огромные резервации дешевой рабочей силы. А что касается льгот, то можно подобрать такую ставку ЕСН, чтобы экономия была сопоставима с затратами на имитацию и не возникало соблазна воспользоваться территориальными льготами для "оптимизации"". Максим Шеховцов тоже напоминает, что технопарки нужно рассматривать как плацдарм для развития широкого спектра технологий: "Во Франции государство планирует потратить в этом году на фундаментальные исследования 50 млрд. евро. Это безвозвратное финансирование тех, кто занимается наукой, и полное освобождение от всякого налогообложения на пять-десять лет. Я считаю, что у нас тоже нужно освободить от всех налогов компании, отобранные по конкурсу и "поселившиеся" на "особой"площадке, позволить им завозить оборудование на льготных условиях и стимулировать экспорт их продукции".

Возможно, компромиссным вариантом будут преференции не по отраслевому или территориальному, а по функциональному признаку. Льготы по ЕСН получают компании, занимающиеся инновационной деятельностью, у которых доля зарплаты в себестоимости достигает 65 - 70%. Такая практика существует, например, в Германии, где льготы привязаны к компаниям не по месту их нахождения, а по профилю деятельности. При регистрации фирма заявляет свой профиль, а государственные аудиторы постоянно его контролируют. И если фирма собиралась писать софт, но хоть раз соблазнилась перепродажей подержанных автомобилей, то ее налоговые каникулы сразу закончатся. По словам Дмитрия Лощинина, в предложениях, которые сейчас Мининформсвязи готовит вместе с налоговиками, нет определения ИТ-компаний, там фигурирует определение фирм, основная часть затрат которых приходится на человеческие ресурсы. "В конечном счете технопарк - это площадка для взращивания бизнеса, - говорит он. - А какой там бизнес будет расти - неважно, лишь бы был инновационным".

КАДРЫ РЕШАЮТ ВСЕ


Проблемы технопарков - это проблемы российской экономики в целом", - замечает Феликс Гликман. Похоже, что российские ИТ-компании, привыкшие справляться со своими проблемами сами, больше заботит не судьба технопарков, а кадровый голод, на который жалуются все.

"Отсутствие квалифицированных кадров на выходе из институтов становится национальным бедствием, - говорит директор по разработке ПО компании "Крок" Алексей Добровольский. - Сейчас мы получаем студента, в которого, прежде чем он начнет нормально работать, надо вложить пару человеко-лет его непосредственного менеджера и десяток тысяч долларов. И мы идем на эти затраты. Да, было бы хорошо, если бы нам помогли снизить издержки. Не получится - будем развиваться сами. Но определяющий фактор нашего роста - наличие квалифицированных кадров. Мы не понимаем эту затею с технопарками. Пока вся эта шумиха нанесла нам только прямой ущерб. Замученные кадровым голодом, мы решили открыть центр по разработке в Новосибирске. По нашим подсчетам это имело смысл, если бы в нем работали не менее 50 человек. Но в Новосибирск приехал президент, объявил о планах создания здесь ИТ-парка, и это моментально "перегрело" местный рынок труда. Так что мы решили выждать полгода, пока запросы местных специалистов не станут скромнее. На мой взгляд, лучшей поддержкой со стороны государства были бы инвестиции в образование".

Среди задач, которые могут решить технопарки, называется и кадровая. Даже если ИТ-компании будут рассматривать технопарки исключительно как инструмент привлечения и удержания специалистов, пусть даже по индийской модели, это уже станет серьезным мотивом для их участия в этой программе. Главное - не усложнять им жизнь.

***

ПРЯМАЯ РЕЧЬ


Готовы ли вы переехать в технопарки?

Тагир Яппаров, президент группы компаний " АйТи ":

- Технопарки хорошо зарекомендовали себя в странах, играющих заметную роль на мировом ИТ-рынке (США, Индия, Израиль, Ирландия). Только в Западной Европе сегодня функционируют более 250 ИТ-технопарков. Концентрируя людские, производственные и финансовые ресурсы, предоставляя необходимую инфраструктуру, технопарки служат своего рода точками роста высокотехнологичного производства. Я не вижу причин, почему бы и нам не перевести в технопарки те подразделения группы, бизнес которых связан с разработкой тиражного и заказного софта. Ключевое условие здесь - если технопарки действительно будут представлять собой форму организации адресной господдержки развитию отечественной ИТ-отрасли, если будут реализованы все идеи, обсуждавшиеся на январском правительственном совещании в Новосибирске.

Андрей Масалович, президент ассоциации "Инфорус":

- Отношение российских компаний к идее создания технопарков можно выразить одной фразой: "Партия сказала "Надо! ", бизнес буркнул "Поглядим"". Мне довелось побывать в технопарках десятка стран, поэтому могу с уверенностью сказать: многие российские компании с удовольствием "прописались" бы в технопарках Бангалора, Тайпея или Стэнфорда. Но в случае российских технопарков ответ не столь очевиден. Нет, сама идея развития технопарков в России замечательная и крайне своевременная. Похоже, правительство наконец осознало важность развития экспортного потенциала российской индустрии ИТ и готово (пусть и с пятнадцатилетней задержкой) повторить "великий индийский путь". Однако некомфортные условия бизнеса (особенно в области офшорного программирования) сделали российские ИТ-фирмы крайне прагматичными. Их не привлечешь красивыми декларациями. Они пойдут в технопарки только тогда, когда признают в них эффективный инструмент развития бизнеса. А для этого каждый из организационных компонентов бизнеса в технопарках должен быть понятен, опробован и работоспособен. Налоги и регистрация, подбор и обучение кадров, жилье и кредиты, транспорт и связь - каждое из этих словосочетаний сейчас заканчивается знаком вопроса, а должно заканчиваться двоеточием. Иначе мы опять рискуем найти свой, особый путь там, где другие идут прямой дорогой. Давайте сравним. В начале 1950-х годов в Стэнфордском университете открылся первый в мире технопарк. Прошло 15 лет - и технопарк вырос в Силиконовую долину. В 1986 году в Бангалоре открылся Software Technology Park - первый индийский технопарк. Прошло 15 лет - и объем экспорта ИТ-услуг Индии превысил $5 млрд. (это ровно в 10 раз больше, чем у нас сейчас). В 1990 году в СССР с большой помпой открылся Томский технопарк - первый в стране. Прошло 15 лет, и газеты, захлебываясь от восторга, написали: "В своем стремлении повернуть Россию к инновационной стратегии развития власть перешла важный Рубикон. Во вторник, 11 января, президент Путин объявил о начале реализации программы создания, развития и поддержки технопарков". Что называется, почувствуйте разницу. Я уверен, в технопарки придут тысячи фирм - но только после того, как появятся реальные истории успеха первых десятков компаний, рискнувших обустроить свой бизнес на новом месте.

Наталья Касперская, гендиректор "Лаборатории Касперского":

- Идею создания технопарков мы поддерживаем. Они действительно могут способствовать развитию как экспорта ИТ, так и российской ИТ-отрасли в целом. Однако я сомневаюсь, чтобы наша компания смогла переехать в подобный технопарк. Перевезти почти 400 человек - дело чрезвычайно дорогое и хлопотное. К тому же многие наши сотрудники - москвичи, вряд ли они захотят уезжать из столицы. Маловероятен в нашем случае и перевод в технопарк подразделения R&D. Наш бизнес сильно зависит от скорости реакции на новые ИТ-угрозы, разработчики и маркетологи работают вместе. Так что отделение частей компании сделает бизнес менее мобильным, на что мы пойти не можем.

Александр Егоров, генеральный директор "Рексофт":

- Теоретически "Рексофт" - "за" размещение своего офиса в технопарке, но решения такого рода всегда будут носить для нас экономический характер. В понятие "технопарк" входят три фактора, влияющие на решение компании о "переезде". Это местоположение технопарка, его инфраструктура и экономические условия работы в нем. Что касается последнего фактора, то концепция, обнародованная президентом в Новосибирске, нам кажется весьма привлекательной: снижение налоговых выплат стало бы одним из положительных факторов при решении о создании офиса в технопарке. Однако для ИТ-компании нашего размера имеют значение также место и инфраструктура парка. На петербургском рынке труда соискатели часто ориентируются на территориальный фактор. Поэтому перенос офиса за черту города может нивелировать все выгоды от экономических преференций.Николай Красилов, президент корпорации "Галактика":

- Говорить о переезде в технопарк явно преждевременно. Хотя бы из-за отсутствия ясности в том, как будет организована работа таких специальных зон, какая будет создана внутри инфраструктура, каким образом будут изменены налоговый и таможенный режимы для компаний-участников технопарков. Сама по себе идея хороша. Но от отсутствия идей наша страна никогда не страдала, возникали только проблемы с их практическим воплощением. Все предпосылки для успешного создания и функционирования технопарков есть: внимание к ИТ-отрасли со стороны государства, высокий уровень образования и подготовки специалистов, опыт разработки высокотехнологичных решений, желание ИТ-компаний выйти на новый для себя уровень развития. Но главное, что внушает оптимизм, - четкая ориентация правительства на поддержку ИТ-отрасли. Условие переезда в технопарк только одно: если мы увидим, что это существенно повлияет на развитие нашего бизнеса и позволит совершенствовать наши решения, - переедем немедля.

Анатолий Гавердовский, генеральный директор VDI:

- Программа по созданию технопарков может иметь проблемы, если она будет привязана к заранее определенной территории. Организовать перемещение большой массы программистов на новое место жительства довольно затруднительно. Программистов привлекают большие зарплаты и перспективы роста. Для сервисного бизнеса рост зарплаты имеет предел, а технопарк в маленьком городе, особенно на начальных фазах, больших возможностей, например, через смену работы, не даст. Для хорошего программиста переезд в Дубну или Сиэтл с точки зрения процедуры равнозначны. Поэтому не стоит надеяться, что Дубна выиграет. Мне кажется, надо технопарки приближать к местам проживания программистов, а не наоборот. И очень важно знать, кто и где будет готовить специалистов для технопарков. Сейчас не налоги и инфраструктура служат ограничением роста ИТ-компаний, а дефицит кадров.

Сергей Андреев, генеральный директор ABBYY:

- Мы переедем в технопарк, только если он будет в Москве.

В Дубну, Саратов, Питер, Новосибирск не поедем. У наших сотрудников есть семьи и интересы, связанные не только с работой, они привязаны к Москве многими ниточками. Больше 30% сотрудников ABBYY просто отказываются обсуждать условия переезда даже в ближнее Подмосковье (например, в Троицк). Никакие льготы не заменят потерю высококлассных специалистов. Дробить бизнес на части, переведя один из разделов, например, в Дубну, тоже не получится. У нас был опыт, когда компания "проживала" в двух московских офисах. Результат - огромные накладные издержки и сложности во взаимодействии между отделами. Я подозреваю, что все московские компании думают так же. Поэтому без технопарка в Москве основная часть российского ИТ-бизнеса никакой поддержки не получит. Говорилось, что цель создания технопарков - не поддержка существующего бизнеса, а развитие новых компаний. Но на что тогда делается ставка? На то, что совершенно новые компании вдруг удесятерят ИТ-производство в России? За счет чего? За счет льгот ОЭЗ? Это полная утопия. Если действительно стоит задача быстрого подъема ИТ-индустрии, то нужно и поддерживать работающие ИТ-компании, и способствовать образованию новых.

Антон Емельянов, директор по корпоративным проектам Cognitive Technologies:

- Решение о переезде в технопарк зависит от того, как устроено налоговое и производственное администрирование бизнеса в особой зоне. Если режим технопарка обеспечивает лучшие условия для развития бизнеса, то компании будут стремиться перенести его туда в максимально сжатые сроки. Пока же существующий законопроект об особых экономических зонах по множеству положений не способствует развитию ИТ-бизнеса. После его изучения складывается впечатление, что разработчики законопроекта ставили перед собой совершенно иные задачи.

Евгений Бахин, директор по стратегическому развитию группы компаний АСКОН:

- Мы не исключаем создания офисов компании в одном или нескольких технопарках. Это произойдет в том случае, если условия (в частности, по налогообложению) будут способствовать работе компании в этих центрах. Но полностью переносить нашу деятельность в технопарки вряд ли целесообразно. У нас около 30 офисов в разных регионах, их формирование шло по принципу близости к заказчикам. И мы намерены сохранить этот принцип в будущем. Кроме того, не все программисты поедут в технопарки из тех мест, где они уже состоялись как профессионалы. Думаю, примерно так же размышляют и другие софтверные компании. Создание технопарков - очень важная форма поддержки отрасли, но это лишь одна из возможных форм.

УЧАСТНИКИ КРУГЛОГО СТОЛА

Сергей Сапельников, "Квазар-Микро"
Борис Вольпе, SAP СНГ
Максим Шеховцов, АФК "Система"
Парваз Берзигияров, ИТ-парк в Черноголовке
Феликс Гликман, TopS BI
Борис Славин, "Инком-Авто"
Андрей Гагарин, НИИЦЭВТ
Валентин Макаров, РУССОФТ
Дмитрий Лощинин, Luxoft
Алексей Добровольский, "Крок"