In English

Александр Миронов: Охотников поругать «Электронную Россию» сегодня поубавилось

14.07.2003
Издание: Cnews
На вопросы CNews.ru ответили Александр Миронов, директор по профессиональному сервису «АйТи» и Андрей Есенков, эксперт отдела системной экспертизы и архитектуры компании.

CNews.ru: Если рассматривать ИКТ-инфраструктуру органов государственного управления в России как единое целое, то насколько оптимально, на ваш взгляд, решены вопросы архитектуры, интеграции и единых стандартов в этой системе? Насколько велики минусы проектов «независимой» информатизации разных ведомств, проходящих без учета подходов остальных государственных структур?

Александр Миронов: Отвечая на этот вопрос, необходимо четко представлять, что все ведомства изначально отличаются друг от друга. Во-первых, кадровым составом (здесь в первую очередь имеются в виду уровень лояльности к внедрению прогрессивных технологий и региональный менталитет сотрудников). Во-вторых, объемом и масштабом задач, как предполагающих использование ИКТ, так и диктующих необходимость их скорейшего внедрения. В-третьих, возможностями финансирования, которые в большинстве случаев являются краеугольным камнем при определении перспективных планов развития отрасли.

Учитывая высокую значимость каждого из этих факторов, становится ясно, что имеет смысл говорить о разработке единых стандартов не только и не столько в области обмена информацией. Сегодня в России все более очевидной является потребность в пересмотре штатных структур ведомств; приведении «к единому знаменателю» профиля компетенций специалистов различных категорий; разработке и внедрении нормативов технической оснащенности ведомств. Ну, и, конечно, в обучении и постоянном поддержании уровня ИТ-грамотности сотрудников министерств и ведомств. Только решив весь этот комплекс проблем можно достичь того самого стартового уровня, который позволит перейти к обсуждению вопросов оптимизации архитектуры и выработке конкретных рекомендаций по стандартизации органов государственного управления.

Что касается текущей ситуации, то отсутствие единой общегосударственной стратегии развития министерств и ведомств привело к серьезным сбоям при межведомственном взаимодействии различных госструктур — наладить коммуникации на внутреннем уровне по понятным причинам гораздо проще. Тот факт, что государство всерьез взялось за решение назревшей проблемы вызывает здоровый оптимизм и надежду на то, что уже в обозримом будущем разрыв между ИТ-уровнем аутсайдеров и лидеров государственного масштаба будет соответствовать представлениям о современном цивилизованном обществе. Ведь именно такой статус стремится подтвердить Россия!

CNews.ru: Как вы оцениваете усилия государства по развитию ИТ-систем в министерствах и ведомствах? Насколько успешно, на ваш взгляд, развивается программа «Электронная Россия»?

Александр Миронов: Не секрет, что охотников поругать «Электронную Россию» сегодня поубавилось. Наряду с конструктивной критикой в адрес инициаторов этого глобального проекта все чаще звучат признания того, что выделение проблемы «ИТ-езации всея Руси» в разряд приоритетных само по себе уже серьезный шаг вперед.

Что касается второй части вопроса, то здесь необходимо сначала определить критерии оценки этой успешности. В сравнении с чем или кем мы будем оценивать прогрессию ФЦП «Электронная Россия»? Что возьмем за точку отсчета? Насколько объективной будет эта экспертиза? Уже сама постановка этих вопросов подводит к выводу о том, что при прочих равных условиях Россия была и остается уникальной страной, не имеющей аналогов по совокупности таких факторов, как географическое положение, территориальная протяженность, историческое наследие и богатая национальная (вернее — многонациональная) культура.

К тому же следует принять во внимание и памятный многим дефолт 1998 года, создавший ощутимые проблемы на начальном этапе перехода страны к рыночной экономике. Теперь, когда расставлены основные акценты, можно с уверенностью говорить, что динамика развития ФЦП «Электронная Россия» положительна, а большинство сложностей, возникших на пути ее реализации, вызваны объективными обстоятельствами. Кроме того, необходимо отметить, что ФЦП «Электронная Россия» — адаптируемая программа, что для сложных комплексных проектов является одним из принципиальных факторов итогового успеха.

В качестве фактического подтверждения вышесказанного хотелось бы отдельно поговорить об успехах программы в регионах. Сегодня в этом плане определился явный лидер — Чувашия. Есть заметные достижения в Хакасии. В ближайшее время серьезно заявят о себе еще несколько регионов. Такие прогнозы небеспочвенны — они строятся на основе продуманного подхода в отношении уровня готовности конкретного региона к намеченным преобразованиям. Отрадно заметить, что к этому подходу имеют отношение и специалисты «АйТи», активно сотрудничающие с краевыми и районными администрациями. Один из таких совместных проектов — модель реализации комплексных региональных проектов, разработанная в сотрудничестве с правительством Хакасии — был представлен на третьей Международной выставке-форуме «Инфокоммуникации России — XXI век».

Еще одним подтверждением успешности программы является высокая результативность творческого конкурса по отбору заявок на реализацию проектов с участием органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления в рамках программных мероприятий ФЦП «Электронная Россия (2002–2010 годы)» по созданию информационных систем поддержки принятия управленческих решений, который проводился Минэкономразвития осенью прошедшего года: 60 заявок, поданных на участие; 6 победителей; 11 заявок, рекомендованных к софинансированию со стороны федерального бюджета в 2004 году; 17 проектов, признанных перспективными.

Вот реальные основания для оптимизма.

CNews.ru: Проекты в каких направлениях могли бы дать наиболее значительный результат по повышению эффективности работы государственного аппарата, на ваш взгляд?

Александр Миронов: Помимо проектов, обеспечивающих единый стартовый уровень развития ведомственных структур и конкретных регионов, наивысший приоритет следует отдать проектам, нацеленным на внедрение электронных регламентов управления и информационного взаимодействия. Их реализация позволит достичь повышения оперативности внутреннего и внешнего взаимодействия различных административных и государственных единиц и высокой достоверности данных, необходимых для принятия обоснованных и своевременных управленческих решений. Кроме того, в данном случае можно будет рассчитывать на предоставление актуальных ИКТ-услуг и развитие финансово-хозяйственной деятельности.

К числу таких проектов следует отнести создание системы юридически-значимого документооборота и организацию системы долговременного хранения юридически-значимых документов. Перспективными являются проекты, связанные с использованием многофункциональных смарт-карт и портальных решений многопользовательского доступа, реализованных по принципу «единого окна». Так же этот список можно продолжить, упомянув реализацию систем электронной торговли; использование различных моделей дистанционного обучения пользователей ведомственной информационной системы (нашему учебному центру принадлежит ноу-хау в данной области); системы телемедицины, позволяющие вывести на принципиально новый уровень всю индустрию здравоохранения (первенство здесь принадлежит уже упоминавшийся в числе лидеров Чувашии).

В заключение отмечу, что в арсенале группы компаний «АйТи» есть серьезные практические наработки по каждой из перечисленных категорий.

CNews.ru: Каковы перспективы использования ПО с открытыми исходными кодами в развитии государственной ИТ-инфраструктуры? Минсвязи уже создало рабочую группу по этому вопросу. Обсуждение темы давно и горячо проходит в Европе…

Андрей Есенков: Это очень деликатный вопрос. Прежде всего следует оговориться, что термин «ПО с открытым программным кодом» нередко используют для обозначения различных ситуаций. Между тем следует четко различать два случая: ПО с открытым по коммерческим мотивам исходным кодом, или создаваемым в рамках «профессиональной лицензии», не допускающей свободного внесения изменений и ПО с правом свободного распространения и модификации исходного кода, по которому разработчик не несёт никаких обязательств за свою разработку.

В первом случае речь идет о компаниях, или о группах независимых разработчиков, которые по собственной воле предоставляют исходный код для ознакомления с ним в целях подтверждения качества своего программного продукта, но при этом они контролируют развитие продукта и оказывают связанные с продуктом услуги. Удачными примерами таких случаев могут быть: SUN Microsystems, опубликовавший исходный код и технические спецификации технологии; Java Microsoft, открывший исходные коды своего ПО Windows для государства в Индии и в России; программные продукты Mozilla, Free-BSD, Apache. Тут же следует упомянуть компании, использующие законодательное право на сертификацию своего ПО для подтверждения отсутствия не декларированных возможностей.

Второй случай касается как раз возможности использования исходного кода любым человеком и свободной его модификации для создания своего продукта (GPL). Здесь кроется большая ловушка для потребителя. Открытые «исходники» не означают того, что программистам не нужно платить зарплату, поэтому пользователи продуктов GPL будут платить не за лицензии, а за другие услуги, и не думаю, что результат будет лучше.

Наиболее перспективным является только первый случай, так как именно такой подход защищает потребителя как от недобросовестного разработчика, так и не позволяет «посадить на иглу» закрытых форматов данных. Столь популярные сейчас эксперименты с коллективным творчеством над открытым для модификации исходным программным кодом в скором времени будут использоваться в основном для образовательных целей.

На процесс открытия «исходников» будет влиять прогресс в компьютерной отрасли, особенно в области восстановления исходного кода по исполняемым модулям. Уже сейчас некоторые новые системы из исполняемых модулей при помощи доступных средств могут быть переведены в текст программы, близкий к исходному. То есть, исходный код перестанет быть тайной. И это не значит, что Windows исчезнет, это может означать, что Microsoft станет знакомить с исходным кодом своих продуктов более широкую общественность.

CNews.ru: Недавно стало известно о лицензировании ФСБ первого решения для создания удостоверяющих центров. Стоит ли рассчитывать в этой связи на заметное ускорение создания систем ЭЦП в госсекторе? Какова стратегия «АйТи» в отношении этого сложного рынка?

Андрей Есенков: Получение лицензии ФСБ является несомненным свидетельством успеха разработчиков программного комплекса этой категории. Ситуация сегодняшнего дня такова, что на рынке систем электронного документооборота — СЭД (или систем документационного обеспечения управления — СДОУ) присутствует множество разработок различных производителей. На этом фоне было бы вполне естественно ожидать и появления нескольких альтернативных решений для оснащения удостоверяющих центров, созданных различными же разработчиками, но совместимых между собой. Отсутствие выбора у организаторов удостоверяющих центров совсем не способствует прогрессу в развитии электронного документооборота.

Однако, несмотря на то, что процесс внедрения ЭЦП в повседневный обиход госорганов в целом идет довольно успешно, необходимо уже сейчас обратить внимание на ряд технических проблем и нерешенных правовых вопросов, которые заметно сдерживают темпы развития этого процесса. Что имеется в виду?

Вместе с тем при создании каждого из таких решений следует учитывать технические проблемы, связанные с применением цифровой подписи. Речь идет об обеспечении удостоверяющим центрам свободного доступа к информации из реестра сертификатов ключей подписи для всех пользователей ведомственной информационной системыс числом пользователей более сотни тысяч; идентификации владельцев ключей цифровой подписи; определении формата представления данных организационно-распорядительного документа, предусматривающего использование ЭЦП; организации архива электронных документов.

Осознавая эти проблемы, «АйТи» избрала своей стратегией не развитие одного направления, например, создание программного обеспечения для удостоверяющих центров, а на решении задачи придания правовой силы электронным документам

CNews.ru: В чем суть данных проблем?

Андрей Есенков: В первом случае речь идет о том, что использование ЭЦП предполагает наличие актуальной информации о статусе выданных сертификатов в реестре сертификатов ключей подписи, необходимой для проверки достоверности ЭЦП. Кроме того, в соответствии с требованиями закона об ЭЦП удостоверяющий центр обязан обеспечить свободный доступ к данному реестру любому пользователю ведомственной информационной системы. В условиях работы федеральных органов власти, штат которых исчисляется сотнями тысяч служащих, введение такого реестра представляет собой сложную техническую задачу, для решения которой в настоящий момент нет сертифицированного решения.

Суть другой проблемы, касающейся идентификации владельцев ключей электронной подписи, сводится к тому, что в самой ЭЦП содержится гораздо меньше информации, чем требуется для реквизита «подпись», фигурирующего в организационно-распорядительном документообороте (ГОСТ Р 6.30–2003). Другими словами, по цифровой подписи сформированной по ГОСТ Р 34.10–2001, невозможно определить ни ключ, который использовался для подписи, ни тем более его владельца.

В нынешних внедрениях цифровой подписи недостаток информации восполняется стихийно, в состав электронного документа добавляют персональные данные владельца ключа подписи и его должностные полномочия в произвольном формате, что влечет за собой серьезные проблемы применения ЭЦП в информационных системах федеральных органов власти. Между тем этой проблемы можно избежать, если уже сейчас приступить к формированию единого реестра сертификатов ключей подписи. Он должен соответствовать требованиям одного из технических стандартов на такие информационные системы и содержать структурированную информацию о чиновниках, являющихся владельцами ключей ЭЦП. Необходимо отметить, что на данный момент создание такого реестра является не менее приоритетной задачей, нежели организация удостоверяющего центра.

Теперь перейдем к проблеме форматирования документов с ЭЦП. Как известно, организационно-распорядительные документы имеют четко обозначенные сроки хранения — для каждой категории документов этот срок оговаривается отдельно. На протяжении всего этого времени использование электронной версии документа с ЭЦП требует неизменности его первоначального формата. Более того, учитывая, что некоторые виды организационно-распорядительных документов подлежат хранению в течение нескольких десятков лет (кадровые приказы, например, могут храниться до 75 лет), техническое обеспечение их хранения весьма проблематично. Владелец данного архива становится заложником морально устаревшего программного обеспечения и компьютерного оборудования, так как переход на новый формат электронного документооборота для него невозможен (в противном случае цифровая подпись станет недействительной, а сам документ теряет свою юридическую силу). Отсюда напрашивается естественный вывод: уже сейчас, на начальном этапе жизненного цикла ЭЦП в России необходимо утвердить стандартизированный формат электронных документов и ЭЦП на государственном уровне. Тем более, что прецеденты в Европе уже есть. Если же этого не сделать, то можно будет говорить лишь об использовании документов с ЭЦП, имеющих очень короткий жизненный цикл (до двух лет).

И, наконец, последняя проблема, вытекающая из только что сказанного: как организовать архив документов с ЭЦП, подлежащих длительному хранению (свыше 10 лет). По существующей ныне системе, такие документы подлежат передаче в государственный архив, однако архивная система РФ пока не готова к приему на хранение документов с ЭЦП. Более того, архивная система РФ не готова и к эксплуатации устаревшей техники и морально устаревшего программного обеспечения, которое необходимо для работы с отжившими форматами документов.

Подводя итог, хотелось бы вернуться к утверждению, что все они — решаемы. И чем скорее будут устранены обозначенные технические и правовые неувязки, тем динамичнее будет идти процесс перехода на юридически-значимый документооборот.

CNews.ru: Расскажите о наиболее интересных проектах «АйТи» в госсекторе, выполненных в последнее время.

Андрей Есенков: Это, в первую очередь, серия проектов, реализованных в рамках ФЦП «Электронная Россия». Из основных можно отметить проект по созданию инфраструктуры информационной системы обеспечения контроля миграционной ситуации в России, заказчиком которого выступило Министерство связи. Внедрение комплекса СЭД-Регион МНС России (на сегодняшний день это — крупнейшая в стране система электронного документооборота, объединившая Центральный Аппарат министерства, Управления по субъектам Россиийской Федерации и Межрегиональные инспекции МНС России). Нами была проведена разработка концепции создания ведомственной информационно-вычислительной системы государственной статистики. Заказчиком выступил Государственный комитет по статистике РФ.

К числу основных также относится проект внедрения цифровой подписи в систему документооборота МНС России. На первом этапе проекта удалось обеспечить обмен документами в электронной форме с цифровой подписью между 11 регионами. Был создан Удостоверяющий Центр корпоративной информационной системы МНС России. Проекты по реализации технологии электронной цифровой подписи в документах органов государственной власти были реализованы и в Ленинградской области, где заказчиком выступил Комитет по информации и телекоммуникациям. Проект организации систем электронного документооборота был реализован «АйТи» для администрации воронежской области. Аналогичный проект был реализован нами для Думы г.Астрахани.

«АйТи» довелось провести более десятка проектов по организации и модернизации КСПД, реализованных для различных отделений ПФ России в целом ряде регионов. Среди важных проектов — выполнение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по разработке системы планирования и управления проектами по проектированию информационных систем для Ситуационно-кризисного центра Минатома Российской Федерации и создание интернет-центра, обеспечивающего взаимодействие между центральным узлом в Москве, 6 региональными узлами и 92 региональными представительствами Минпромнауки. Интересными и важными проектами «АйТи» были модернизация официального интернет-портала Федеральной службы России по финансовому оздоровлению и банкротству (ФСФО России) и и целый ряд других. Предмет особой гордости — участие в крупномасштабном проекте по организации переписи населения 2002 г.

CNews.ru: Насколько рентабельными являются проекты, выполняемые по госзаказу в сравнении с другими вертикальными рынками?

Александр Миронов: Ответ на этот вопрос будет максимально лаконичным. Не секрет, что государственные структуры традиционно относятся к категории наиболее интересных и престижных заказчиков. И хотя в денежном исчислении проекты с госзаказчиком могут показаться не столь прибыльными, как в случае решения задач коммерческих структур, рентабельность таких проектов по большому счету не менее высокая. Весь вопрос в том, что брать за единицу измерения этой рентабельности? Если сиюминутный доход, то предпочтение стоит отдать коммерческой структуре. Если же имя и долговременную отдачу, то серьезной альтернативы госзаказчику практически не существует.

CNews.ru: Какие тенденции в развитии ИТ-инфраструктуры госсектора станут определяющими в ближайшие годы в России?

Александр Миронов: Практика показывает, что сегодня преобладающими тенденциями этого рынка являются интеграция информационно-технических ресурсов министерств и ведомств, нацеленная на оптимизацию межведомственного обмена информацией в рамках удовлетворения запросов юридических и физических лиц и развитие систем управления информационными, телекоммуникационными, сетевыми ресурсами и прикладными приложениями. Безусловно, следует ожидать дальнейшего совершенствования безопасности используемых информационных технологий и внедрения ERP-систем в данном секторе.

CNews.ru: Спасибо.

<Обзор: ИТ в органах государственной власти. Интервью с экспертами >