In English

Слегка открытое окно

11.05.2003, Филиппов Сергей
Издание: Компания
Затянувшийся экономический кризис в Европе и СШАиграет на руку отечественным программистам. Руководители зарубеж­ных компанийищут способы сокращения расходов на информа­ционные технологии. Одним изнаиболее перспективных спосо­бов экономии признается аутсорсинг. Однакороссийские компа­нии, занимающиеся созданием программного обеспечения, ещеслишком малы, чтобы выполнять заказы объемом более $10 млн.

На пленарном заседании европей­ского форума IDC European IT-2003, организованного исследова­тельской компанией IDC вконце сентября в Париже, разыгралась буря. Со­председатель совета директоровкомпании SAP (второй по доходу после Microsoft про­изводитель программногообеспечения) Хеннинг Кагерманн в своем выступлении заявил, что компания думаетоб открытии своих исследовательских центров в странах с дешевой иквалифицированной рабочей силой. Присутствующих эта фраза задела за живое.Французы очень чувствительны к то­му, что выполнение работ может быть пере­даноиностранцам. «Где же ваша лояльность стране? Где обязательства по отношению кгражданам, которых вы лишаете работы?» - спросили Кагерманна из зала.

Этот вопрос не на шутку разозлил его, и он нестал особенно церемониться. «Пре­жде всего я выполняю свои обязательства передакционерами, затем перед клиента­ми и только потом перед сотрудниками. Если моякомпания не будет снижать се­бестоимость продукции, то ее эффектив­ностьупадет. В результате пострадают ак­ционеры. После этого компанию купит другое,более успешное предприятие. Ес­ли сейчас не пожертвовать некоторымисотрудниками, то в конце концов все мо­жет закончиться гораздо хуже. Ведениенекоторых разработок через офшорную модель - это ответ на ситуацию на рын­ке»,- сказал господин Кагерманн.

Не надейтесь на США


Европейский рынок информационных технологий ужетретий год находится в кризисе. Он не растет, а сокращается. Бюд­жеты,потраченные на ИТ в 2002 году, бы­ли на 1,5% меньше, чем в 2001-м. IDC про­гнозирует,что в 2003-м нулевая отметка будет преодолена, а к 2005 году рынок нач­нетувеличиваться на 6% в год. Эти расче­ты основываются на прогнозах роста эко­номикиЕвропы. Но не все выступавшие на парижском форуме были уверены, что соследующего года над европейскими предприятиями будет безоблачное небо.

Профессор бизнес-школы Sloan Массачу-сетскоготехнологического института Лес­тер Туров обратил внимание, что, в то время какглава федеральной резервной системы Ален Гринспен 12 раз понижал учетную ставку,пытаясь стимулировать экономику, европейские власти ждали, когда кризисрассосется сам собой. В результате рост ев­ропейской экономики в 2002 годусоставил 0,5%, вместо предполагавшихся аналитика­ми 3%. И пока нет основанийсчитать, что ситуация в ближайшее время изменится.

«Европа напрасно придерживается тактикивыжидания, рассчитывая, что США автоматически вытянет ее из ре­цессии. Ничегоне изменится само по себе, если вы ничего не будете делать», - сказал ЛестерТуров собравшимся в оте­ле Le Meridien Montparnasse. АудиториюТурова составляли 500 директоров по информационным технологиям (CIO) крупнейшихевропейских компаний.

Экономическая ситуация вынуждает европейскиекомпании искать партне­ров, которым они могли бы на выгодных условияхпередавать разработку про­граммного обеспечения (ПО) и оказа­ние ИТ-услуг.Сегодня, по данным мас­штабного статистического исследова­ния European Information Technology Observation, 2003, эти две статьи расхо­дов съедают более четверти бюджета ев­ропейскихкомпаний.

По словам вице-президента исследова­тельскогоцентра IDC СтивенаФранцена, уже сейчас компании в странах Централь­ной и Восточной Европыразрабатывают программное обеспечение по заказу почти на $1 млрд в год. ВРоссии и Белоруссии биз­нес на офшорном программировании дос­тиг объема в $475млн. По мнению руково­дителя IDC, возможности гораздо шире. Цифра можетудвоиться или утроиться, если офшорные компании предпримут к этому усилия.«Европейские правительства видят в аутсорсинге один из источников экономиче­скогороста и развития», - считает Францен.

Немецкое окошко индийской фирмы


В первую очередь европейские CIO обраща­ютвнимание на те развивающиеся страны, с которыми их связывают культурные и экономическиетрадиции: английские руководите­ли - на Индию; французы - на Вьетнам и Ма­рокко;немцы - на Восточную Европу. Чувст­вуя заинтересованность, бывшие страны,входящие в «сферы влияния», активно пред­лагают свои услуги. 12 крупнейшихвенгер­ских компаний, в которых работают около 1000 инженеров-программистов, объедини­лисьв ассоциацию HAS, чтобы проводить со­гласованнуюмаркетинговую политику. Не осталось без внимания на форуме ГГ-2003 присутствиепредставителей румынского хай-тека и специалистов из стран Балтии.

Количество специалистов в этих странах невелико,поэтому компании выбрали стра­тегию «витрины услуг». Они получают про­ект,контролируют его выполнение, а рабо­ты ведутся в других государствах - напри­мер,в Китае и России. Такой же тактики придерживаются и индусы, скупающие про­граммистскиекомпании не только в Вос­точной, но и в Западной Европе. Купленный офис вГермании или во Франции становит­ся лишь «окошком», где принимается и вы­даетсязаказ. Российских программистов ак­тивно теснят, и самостоятельно пробиться назападный рынок удается лишь единицам.

На конференции в Париже ассоциацию «Руссофт»,объединившую более 50 рос­сийских фирм, представлял президент ком­пании «Аплана»Виктор Вайнштейн. Он от­метил, что авторитет российских програм­мистов оченьвысок. «Во время беседы пре­зидента индийской ассоциации разработ­чиков Nasscom КарникКиран признал, что сложные инженерные задания лучше пере­давать русским, в товремя как с техниче­ской работой лучше справляются индусы», - вспоминает ВикторВайнштейн. Однако российские компании малочисленны, сла­бо объединены ипредпочитают работать в своей нише. Для выполнения крупных про­ектов им нехватает сил и средств.

Еще в июне этого года президент Ерат (крупнейшаяроссийская компания, создаю­щая ПО) Аркадий Добкин, выступая на кон­ференциипрограммистов под Санкт-Петер­бургом, заметил, что «окно возможностей» дляофшорного программирования, сущест­вующее на американском рынке, становит­сявсе уже: «Заказчики предпочитают рабо­тать с компаниями, штат которых насчиты­ваеттысячи, а не сотни сотрудников. Размер фирмы начинает иметь не меньшее значе­ние,чем квалификация персонала. Через несколько лет российские компании будутвынуждены работать не напрямую, а на суб­подряде у индийцев и китайцев», -отмечал Аркадий Добкин.

Президент группыкомпаний IBS Анато­лий Карачинский не согласен с ним: «Мне сложно себе этопредставить. И те и другие занимаются офшорными заказами, решая проблемуувеличения рабочих мест. Я видел не очень много индийских компаний, кото­рыеберут субподрядчиков из других стран. У них хватает своих программистов».

Случаи же поглощения за рубежом рос­сийскимикомпаниями иностранных пред­приятий единичны. Недавно «Лаборатория Касперского»(правда, она находится в дру­гой - «продуктовой» - модели бизнеса) объ­явила оприобретении румынской команды разработчиков антивирусной системы RAV. Эти специалисты оказались свободными лишь потому, что основнаячасть компания была куплена Microsoft.

Детей не продают


В России офшорным программированием занимаютсяоколо 15 000 специалистов. Их число увеличилось в два раза за последние двагода за счет молодых выпускников рос­сийских вузов и специалистов, поработав­шихза рубежом и вернувшихся в Россию. Офшорный бизнес развивается вокруг трехнаправлений: уже существующих россий­ских компаний, центров разработки гло­бальныхкорпораций и зарубежных компа­ний, которые всю разработку ПО переносят вРоссию.

Частные российские компании сталки­ваются с тем,что специалистов перемани­вают на соседние направления. Например, о намеренииувеличить представительство до 1000 человек, в том числе значительно расширитьисследовательский центр в Нижнем Новгороде, заявил 2 октября в ходе поездки поРоссии президент Intel Пол Отеллини. В условиях внутренней конку­ренции, чтобы добитьсяуспеха, российские компании вынуждены концентрироваться на узких сегментах.Однако с узкой специа­лизацией невозможно победить на между­народных рынках.

Для того чтобы вырасти в несколько раз и статьзаметными на глобальном рынке, российские компании ищут возможностиобъединиться. Этому препятствуют раз­личные факторы: прежде всего, большин­ствокомпаний создавались не как само­стоятельный бизнес, а как продолжение основнойдеятельности и даже образа жиз­ни учредителя. Позицию таких владельцев емковыразил президент и владелец ком­пании Auriga Алексей Сухарев. Для негопредприятие - «это родное дитя, а детей не продают».

Иную позицию высказал совладелец хол­динга«АйТи», в который входит «Аплана», Тагир Яппаров. Он согласен, что дети взрос­леюти покидают отчий дом, но считает, что для этого еще не пришло время.

«Мы ориентировались на привлечение инвестиций в«Аплану», но не исключали и возможности полной продажи компании. Сегодня этовсе еще один из возможных ва­риантов долгосрочного развития. Пока же рынокзаказных разработок показывает очень хорошие темпы роста, и сам являетсязамечательным инвестором», - считает Та­гир Яппаров. Что касается приобретениядругих компаний или слияний, то, по его мнению, слишком велики риски из-за не­прозрачностиотечественных компаний. «Я не знаю успешных прецедентов создания подобныхальянсов в России, и пока нет же­лания ставить такой эксперимент на себе», -добавил Яппаров.

Анатолий Карачинский, отвечая на воп­рос, готовли он продать пакет акций в ком­пании Luxoft (входит в группу IBS, занима­ется созданием ПО), сказал: «Если нам пред­ложат цену, откоторой мы не сможем отка­заться, то почему бы и нет».

Несколько инвестиционных фондов про­являлисдержанный интерес к российским программистским компаниям. Однако они обычноуказывают на два препятствия, ко­торые их останавливают: во-первых, ны­нешнийразмер компаний слишком мал для инвестиций, а во-вторых, сервисный бизнес необеспечивает рост, который бы оправды­вал венчурные инвестиции.

Не могут российские программистские компаниирассчитывать и на инвестиции со стороны крупных западных фондов. На­пример,эксперты IFC - «дочки» Мирового банка, которые внимательно наблюдают заразвитием российского рынка офшорного программирования, подчеркивают, чтообъектом инвестиций с их стороны могут быть только компании с оборотом не менее$10 млн в течение трех лет.

Пока эту ступеньку перешагнули лишь несколькороссийских фирм. Другие же, чтобы их увидели из Европы или США, должны найтиспособы объединиться. Со­трудник IFC Брэдли Буш говорит, что в Польше, например, так и не возникли крупныекомпании, которые занимаются офшорным программированием, по­скольку ихсобственники не смогли пре­одолеть своего эгоизма и договориться друг с другом.

Если Россия повторит польский сцена­рий, топриоткрывшееся сейчас «окно воз­можностей» через несколько лет захлопнут длянас конкуренты из Индии, Китая и стран Восточной Европы.

Центральный федеральный округ