In English

Плата за прогресс

04.09.2002, Пичугин Игорь
Издание: КоммерсантЪ
Каждый руководитель желает знать, сколько нужно тратить на внедрение информационных технологий (ИТ), чтобы это шло на пользу бизнесу его компании. Универсальных рецептов здесь нет. Можно только анализировать корпоративный опыт и проводить аналогии. Именно этим занимался проект iOne в рамках исследования “ИТ на российских предприятиях: практика и перспективы”. Перед вами некоторые результаты опроса ИТ-директоров 107 российских предприятий.

Прежде всего отметим, что не во всех российских компаниях расходы на информационные технологии калькулируются как отдельная статья корпоративного бюджета. Такие расходы могут быть “размазаны” по разным бюджетным статьям (это характерно, в частности, для госструктур), и финансирование для разных подразделений идет из нескольких источников. ИТ-руководитель (CIO) не имеет возможности контролировать такие “скрытые” расходы. По оценкам Gartпег Group, в западных компаниях в среднем 18% всех затрат на ИТ приходится не на ИТ-департаменты, а на бизнес-подразделения, которые из собственных бюджетов финансируют внедрение необходимых им информационных систем. Gartner усматривает в этом тенденцию и прогнозирует, что в 2003 году скрытые расходы будут составлять до 40% общих затрат на ИТ. В России скрытые расходы появляются по другой причине: многие организации просто еще не дошли до идеи консолидированного ИТ-бюджета и введения института CIO. Но результат в итоге один и тот же — ИТ-“зоопарк” в информационной структуре предприятия. Только российские предприятия имеют его из-за недооценки роли ИТ, а западные могут получить, наоборот, в силу глубокой веры в возможности информационных технологий.

Куда движется волна автоматизации

Изучая затраты на ИТ западных компаний, Gartner представила ИТ-бюджет, выраженный в процентах от оборота, а таюке в расчете на одного штатного сотрудника, в зависимости от оборота компании (рис. 1). Анализ показал: чем крупнее компания, тем меньший процент от своего оборота она тратит на ИТ. “Удельные” же затраты на ИТ получаются выше для средних компаний. Аналитики Gartner даже сформулировали правило:

“Если ваш бизнес растет и бизнес-модель не меняется, то, возможно, вы сможете тратить на ИТ меньший процент от оборота, чем в предыдущие годы”.

Для российских предприятий картина получается иная (рис. 2). Данные, полученные от наших респондентов, показывают, что крупные предприятия в процентном выражении от оборота тратят на ИТ столько же, сколько и мелкие, а в расчете на одного сотрудника — гораздо больше. Средние же предприятия явно отстают. Такое различие, на наш взгляд, объясняется тем, что Gartner изучала стационарную ситуацию, мы же имеем дело с переходным процессом. Российские предприятия только приступили к автоматизации своих бизнес-процессов на современном уровне. В авангарде идут крупные компании: они сделали большие вложения в ИХ, поэтому в относительном выражении их затраты на автоматизацию сейчас велики. До средних предприятий, которые в массе своей последние годы вынуждены были бороться за выживание в рыночных условиях, волна современной автоматизации только начинает доходить. Ну а сектор малого бизнеса представлен в основном новыми компаниями, которые изначально придавали должное значение использованию информационных технологий.

Не случайно крупные предприятия имеют более высокий уровень автоматизации — это результат уже сделанных ими вложений в ИТ (рис. 3). (Уровень автоматизации предприятий оценивался по ответам респондентов на вопросы о степени автоматизации восьми основных бизнес-процессов: бухгалтерского и финансового учета, учета материальных ресурсов, взаимодействия с поставщиками и с клиентами, внутрикорпоративного документооборота, производственных процессов, учета кадров и расчета зарплаты.)

Постепенно волна современной автоматизации будет захватывать предприятия среднего бизнеса — их относительные затраты на ИТ возрастут. Тем временем операционные затраты на ИТ крупных компаний будут снижаться в относительном выражении. Некоторые респонденты сообщили нам, что в их компаниях уже приняты соответствующие планы. В абсолютном же выражении затраты на ИТ, безусловно, будут увеличиваться — пока компании сохраняют высокую динамику развития. Когда ситуация с автоматизацией в российском корпоративном секторе придет к стационарному виду, правило Gartner будет справедливо и для российских компаний.

Больше всего на ИТ сейчас тратят предприятия телекоммуникационной и финансовой сферы, бизнес которых во многом построен на информационных технологиях; выделяется также ТЭК, предприятия которого относятся к разряду крупного бизнеса (табл. 1).

Фанаты и консерваторы

Аналитики Gartner выделяют три типа компаний по их подходу к внедрению ИТ:

  • активные сторонники новых технологий: расходы на ИТ составляют 3,4% от оборота и более. Эти компании охотно пробуют технологические новинки. Таких, по подсчетам Gartner, 15%;
  • идущие в основном потоке: расходы на ИТ лежат в пределах 1,8-3,4% от оборота. Таких 65%;
  • консерваторы: расходы на ИТ — менее 1,8% от оборота. Эти компании внедряют только апробированные решения, стараются экономить на ИТ. CIO здесь, как правило, подчинен финансовому директору — CFO. Таких 20%.
Для российских компаний необходимо сделать поправку. Адептами новых технологий будем считать компании, которые тратят на ИТ более 2% от оборота. Консерваторами — тех, чьи расходы на ИТ составляют менее 0,5% от оборота. Остальные — идущие в основном потоке (mainstream). Распределение по типам оказывается таким же, как для западных компаний (табл. 2): адептов в России даже несколько больше, чем консерваторов. Правда, по западным меркам наши адепты — это западный mainstream, а наш mainstream — это западные консерваторы.

Исповедуемый компанией подход к внедрению ИТ существенно зависит от статуса директора корпоративной ИТ-службы. Как показывает наше исследование, в российских компаниях, относящихся к категории активных сторонников новых технологий, ИТ-директор подчинен непосредственно генеральному директору (СЕО) (соотношение подчиненности CFO;CEO - 1:8), и перевес CIO, считающих, что его компания достаточно вкладывает в ИТ, над недовольными размером своего ИТ-бюджета составляет 10:3. В консервативных же компаниях CIO, как правило, подчинен финансовому директору или главбуху (соотношение подчиненности CFO:CEO выглядит как 5:4). При этом число тех CIO, которые считают, что их компания недостаточно вкладывает в ИТ, в этой категории впятеро больше, чем тех, кто доволен своим ИТ-бюджетом.

Затраты на ИТ: реальность и мечты

Затраты российских предприятий на ИТ имеют тенденцию к увеличению — об этом заявили 63% респондентов. О том, что корпоративный ИТ-бюджет сокращается, сообщили только 4% опрошенных (рис. 4). Каждый второй ИТ-руководитель считает, что на текущий момент его компания явно недостаточно тратит на ИТ (рис. 5). При этом более половины CIO полагают, что величина ИТ-бюджета должна составлять 2% от оборота и более, то есть причисляют себя к адептам новых технологий. Приверженцами консервативного стиля по отношению к внедрению ИТ являются только 6,1% ИТ-директоров (рис. 6).

К первому типу (активные сторонники новых технологий) явно тяготеют представители финансовой и телекоммуникационной сферы. Стремление к этому типу, но не столь! явно выраженное, демонстрируют также представители ТЭКа. Металлургические и транспортные предприятия больше склонны оставаться в основном потоке. Яркие представители mainstream — предприятия машиностроительной и целлюлозно-бумажной отраслей, розничные сети. Наиболее противоречивая группа — производители ТНП: здесь соотношение консерваторов, идущих в основном потоке и адептов выглядит как 3:7:7, причем приверженность к новым технологиям проявляют, как правило, компании с иностранными инвесторами.

Структуризация по масштабу предприятий показывает, что к типу активных сторонников новых технологий относятся ИТ-директора самых маленьких (с оборотом до $10 млн) и самых крупных (свыше $1 млрд) компаний. Mainstream с тяготением к более активному использованию ИТ — это компании, переходящие от малого к среднему бизнесу (с оборотом $10-50 млн) и от среднего к крупному ($300-1000 млн). Наиболее противоречивая и склонная к консерватизму категория — средние предприятия с годовым оборотом $50-150 млн: соотношение консерваторов, идущих в основном потоке и адептов здесь выглядит как 3:10:6.


Полная информация об исследовании “ИТ на российских предприятиях: практика и перспективы” находится по адресу: www.ione.ru/scripts/press.asp.

Как понять, много или мало компания тратит на ИТ?

Александр Глазков,председатель совета директоров “Диасофт”:

— ИТ-бюджет банка сильно зависит от его стратегии развития и положения на рынке: развивает ли банк филиальную сеть, выводит ли новые продукты и услуги на рынок, приобретает ли новые рабочие места, арендует ли каналы связи, как проводит сопровождение ПО и т. д. Средняя стоимость контракта на поставку комплексной системы автоматизации составляет примерно $200-300 тыс. Для крупного банка — $2 млн и выше. Финансовому институту приходится также инвестировать в обучение персонала, модернизацию решения в соответствии с требованиями законодательства. Таким образом, в среднем банк инвестирует $500-1000 в год в расчете на одно рабочее место. А российский банк средней величины —это 150-260 рабочих мест. Но первоначальные затраты, связанные с внедрением системы, обычно выше.

Феликс Гликман, генеральный директор TopS BI:

— Если подходить формально, то есть общемировые показатели: порядка 4% оборота компании должно тратиться на ИТ. Хотя есть отрасли, где затраты HaJ/IT выше,— телекоммуникационные компании, торговые сети. Показатели в России скромнее — в среднем 1-2% от оборота. Реально же понятие “много—мало” весьма относительное. ИТ-затраты — это накладные расходы. Поскольку минимизация издержек сегодня является тенденцией развития любого бизнеса, то и затраты на ИТ нужно минимизировать. Другое дело, если вложения в ИТ необходимы для решения бизнес-задач: в этом случае это уже не ИТ-затраты, а вложения в развитие бизнеса. И чем выше конкуренция на рынке, чем меньше маржа, тем большее значение для бизнеса имеют ИТ.

Артем Киракосьян, менеджер направления автоматизации розничной торговли “Корус Консалтинг”:

— В сфере розничной торговли именно качество ИТ определяет возможность дальнейшего развития без потери управляемости. Наиболее успешные розничные сети в мире уже в середине 60-х поняли, что наличие своевременной и достоверной информации о динамике продаж и объеме складских остатков может значительно сократить издержки. Думаю, объем инвестиций в ИТдля розничных сетевых операторов должен составлять 3-5% от оборота. По опыту работы с ведущими ритейловыми операторами в России можно оценить объем вложений в ИТ на уровне 0,5-1 % от оборота. В качестве примера пагубности недофинансирования ИТ очень показательна история противостояния двух ри-тейловых гигантов K-Mart и Wall-Mart. Принципиальное стратегическое различие между ними было в том, что Wall-Mart активно инвестировал в ИТ, a K-Mart все свободные средства вкладывал в открытие новых магазинов. Итог этого противостояния известен: Wall-Mart стала крупнейшей ритейловой компанией в мире, a K-Mart — банкротом.

Николай Красилов, президент корпорации “Галактика”:

— Как показывают исследования, западные компании вкладывают в ИТ от 1,5 до 2,5% собственных оборотных средств. Многие российские предприятия сегодня не готовы к такому уровню инвестиций в ИТ, предпочитая вкладывать средства в основной и оборотный капитал. До поры до времени это приносит определенную пользу. Но когда руководители предприятия начинают думать о расширении бизнеса, завоевании новых рынков сбыта, то сама логика развития подтолкнет их к поиску инструментов, позволяющих снизить издержки. Как показывает наш опыт, использование ИТ в сфере управления, например, материально-техническим снабжением позволяет снизить срок оборачиваемости оборотных средств на 10%, в сфере контроля издержек — на 5-7%, а общее снижение затрат достигает 15% от годового оборота предприятия. Получая такой эффект от вложений в ИТ, можно принять затраты на ИТ на уровне 1-1,5%> от дохода компании.

Дмитрий Садков, директор департамента управленческого консалтинга IBS:

— Сложно сказать. Думаю, было бы неправомерно сравнивать объем вложений в ИТ в России и на Западе — слишком различается уровень общих затрат на бизнес. К примеру, доля стоимости рабочей силы в западной компании существенно выше, чем в российской. Аналогично по другим составляющим. Так что разница в ИТ-инвестициях закономерна.

Константин Смирнов, заместитель гендиректора по маркетингу компании “Микротест”:

— Было бы неправильно пытаться определить этот рубеж абсолютной цифрой. В одной ситуации и 50% прибыли, потраченные на ИТ, могут оказаться недостаточными, в другой же — и 0,5% будут выглядеть расточительством. Вопрос о вложениях в ИТ нужно ставить иначе: достаточно ли для своего положения компания тратит денег на ИТ? Если компания имеет очевидную необходимость автоматизировать какие-то участки своей деятельности, hq не делает этого — она тратит недостаточно. Если же, наоборот, компания без явной необходимости вкладывает в ИТ даже небольшие суммы, то очевидно, что она расходует деньги напрасно.

Юрий Попов, ведущий консультант департамента ИТ-консалтинга компании “АйТи”:

— Вложения в ИТ отчасти схожи с вложениями в недвижимость: они так же высоки, несут определенные риски и имеют длительный срок окупаемости. В последнее время появилось еще одно сходство — инвестиции в ИТ так же неизбежны, как и инвестиции в недвижимость. Сколько и по каким статьям вложить в ИТ, чтобы удовлетворить потребностям бизнеса? Найти подходящую формулу для оценки необходимого уровня инвестиций в ИТ сложно. Но можно использовать другой подход — опираться на данные по аналогичной (по уровню дохода, структуре персонала, количеству ИТ-активов и сложности информационной системы) отраслевой компании. Именно так поступает Gartner, используя методику оценки совокупной стоимости владения ИТ(ТСО). Наша практика показывает, что этот подход оказывается полезным и для российских компаний.

Константин Юрганов, начальник управления по автоматизации ОАО “Первоуральский новотрубный завод”:

— Затраты на ИТ принято сравнивать с оборотом или прибылью компании. На мой взгляд, это не совсем правильно. Ведь, оценивая, много или мало тратит компания, скажем, на техническое перевооружение производства, мы не рассматриваем затраты на текущую деятельность. Я считаю, что затраты на модернизацию ИТ-инфраструктуры нужно соотносить с затратами на модернизацию основной деятельности предприятия. Тогда на основе средних цифр по отрасли можно судить и о величине ИТ-затрат конкретной компании.

Центральный федеральный округ