In English

Новый виток

22.01.2003, Ушаков Константин
Издание: iBusiness.ru
27-28 февраля в Москве пройдет всероссийская конференция ERP-Forum'2003. На повестке дня – обсуждение компаниями и организациями, поставщиками и пользователями систем управления предприятиями проблем их создания, внедрения и эксплуатации. Возможность такой дискуссии представляется весьма своевременной: на фоне непрекращающихся разговоров об устойчивом прогрессе отечественного рынка ERP, растущей потребности предприятий в этих инструментах автоматизации и интенсификации, больших успехов разработчиков в расширении спектра корпоративных систем и совершенствовании их функционала открытый обмен мнениями о реальной положении дел, конкретном опыте маркетинга и использования ERP актуален и необходим всем игрокам этого рынка. Ведь если правда, что рынок вступает в очередной этап своей истории, отнюдь немаловажно уже сегодня ответить на вопрос: станет ли этот этап новым витком в спирали диалектического развития или грозит повторением неоднократно пройденного?

Несмотря на многочисленные уверения производителей управленческого ПО и системных интеграторов в стабильном повышении абсолютных и относительных показателей объема продаж их продукции, точных оценок этих значений в нашей стране до сих пор нет. Вендоры оперируют самыми разнообразными цифрами, отличающимися более чем вдвое, - от 60 до 140 млн. долларов. Зарубежные аналитики (которым, судя по всему, подобные расчеты тоже даются с превеликим трудом) склоняются к усредненным цифрам — около 100 млн. долларов. Мнения тех и других сходятся, пожалуй, только в одном - рыночные доли российских и иностранных компаний на сегодняшний день примерно равны - 50% на 50%.

Но если круг западных производителей, представленных в России, за последнее время изменений практически не претерпевал, то количество отечественных игроков ERP-рынка продолжает увеличиваться. Увеличивается и количество продвигаемых отечественных программных средств. Однако значительная часть клиентов продолжает отдавать предпочтение западным системам. По словам руководителей ряда российских компаний-разработчиков, это вызвано в немалой степени внерыночными причинами — директивными указаниями головных иностранных офисов местным филиалам или совместным предприятиям по выбору внедряемых систем, — таким образом, импортная ERP-система становится необходима, когда происходит вовлечение предприятия в проект, финансируемый из-за границы. И все-таки эти высказывания в значительной мере походят на попытку выдать желаемое за действительное: объективно говоря, качество российских управленческих систем по-прежнему не соответствует международному уровню, да и авторитет зарубежных производителей пока еще выше.

При этом растет и число прецедентов совместного продвижения своих решений отечественными компаниями-конкурентами (“АйТи” — “Парус”, “АйТи” — “ЭпикРус” и т. д.). Впрочем, тенденция к кооперации отнюдь не является специфической особенностью российской действительности — это процесс общемировой. Стремление к объединению усилий, потенциалов, организационно-финансовому слиянию постепенно овладевает и производителями, и дистрибьюторами, и системными интеграторами. Причина - в практической невозможности работать “по старинке”. Прибыль на рынке проектов падает, конкуренция, напротив, растет. Наконец, в стране появляется рынок действительно очень крупных проектов, затрагивающих не одно предприятие, а целые отрасли и регионы. Участвовать в подобных проектах крайне выгодно. Однако это требует от претендентов на роль исполнителей беспрецедентной концентрации всех без исключения ресурсов.

И все же основные акценты (как и основная конкуренция) рынка ERP постепенно перемещаются в сторону среднего и малого бизнеса. Именно в этом сегменте - как утверждают все без исключения специалисты -ожидается, да и уже начинается, наибольшая клиентская активность. Все чаще и чаще приходят известия о создании известными разработчиками новых решений класса ERP, предназначенных для малых и средних предприятий, или на переориентацию уже существующего ПО на нужды этих компаний. Соперничество между западными и отечественными ERP-продуктами за “среднего клиента” тоже становится все острее - тем более, что на нашем рынке уже заметен спрос на системы, вовсю продвигаемые авторитетными западными фирмами (например, Ахарta от Microsoft Business Solutions). Немаловажное значение имеет в этом вопросе многофункциональность решений. Теперь хорошим тоном считается реализация систем с применением интернет-технологий и, как следствие, интеграция соответствующих модулей в состав базовых продуктов (та же Axapta, Oracle On-line, mySAP.com, “Парус-Он-лайн” и др.).

Одновременно все большее внимание производители уделяют сфере сопутствующих профессиональных услуг, в том числе внедренческого консалтинга и организации обучения персонала пользователей. Стали разрабатываться и применяться автоматизированные методики внедрения систем, — в частности, AIM, Fast Forvard Oracle и ASAP R/3. При этом серьезный доход приносят повторные продажи (модернизация систем, продажа дополнительных рабочих мест и функциональных модулей), а фактически - долговременные партнерские отношения с заказчиком. Как следствие — меняется и сам заказчик: процесс повышения его грамотности в области ERP, степени готовности к приобретению, внедрению и использованию управляющих систем перестает быть легендой и обращается в быль.

И при наличии всех этих факторов проблема перехода российского рынка на новую орбиту — “перехода количества в качество” - может оказаться вполне решаемой. Остается ждать результатов?

Может, полегчает?

Стоимость поставки мощных, но трудных в освоении и внедрении автоматизированных систем от ведущих зарубежных разработчиков (SAP, Oracle, Baan), как правило, оказывается не по карману огромному большинству отечественных предприятий. Тем не менее пока на российском рынке налицо высокая концентрация продуктов крупных зарубежных компаний. Снижение прибыльности операций, развитие межотраслевых связей, образование холдинговых структур, интеграция российских предприятий в мировую экономику, а также повышение профессионального уровня менеджеров российских компаний свидетельствуют о росте интереса к интегрированным системам управления предприятием, причем не столько в крупном бизнесе, сколько в активно развивающемся среднем и малом бизнесе.

Традиционно самыми активными пользователями ERP-систем были крупные (сначала — только они) и средние (вслед за ними, и чем дальше — тем больше) промышленные предприятия. Типичные заказчики программных продуктов этого класса — руководители и специалисты планово-экономических, финансово-аналитических и маркетинговых подразделений масштабного бизнеса. Причина, по которой в использовании подобных аналитических инструментов были слабо заинтересованы небольшие предприятия, достаточно очевидна: процесс стратегического управления на таком предприятии не формализован или даже вообще не определен как особая задача. При этом чаще всего он “протекает в сознании” руководителя предприятия на фоне решения потока других задач и не идентифицируется им как нечто, требующее специального внимания. Другими словами, у малого предприятия на стратегическое управление просто не хватает ресурсов. Соответственно, единственная стратегия для подавляющего большинства таких предприятий — это стратегия выживания.

Почему так происходит? Дело в том, что по первому формальному признаку -обороту — многие наши предприятия, в том числе флагманы отраслей, попадают в категорию средних, тем более что по международным меркам количество сотрудников в российских компаниях вообще не может считаться критерием, -штатное расписание в российских структурах сильно раздуто и непропорционально объему и сложности бизнеса. Возникла непростая ситуация: во всем мире поставщики ERP-систем покрывают различные секторы рынка, их решения если и конкурируют друг с другом, то в сравнительно небольших пограничных областях, — а в России все поставщики вынуждены работать фактически в одном секторе - секторе малого и среднего бизнеса, что повышает накал конкурентной борьбы.

Но ситуация меняется, и сейчас именно малые предприятия демонстрируют при относительно стабильной экономической ситуации самый бурный рост. Растет и их интерес к системам автоматизации бизнеса, тем более, что владеют и руководят этими фирмами, как правило, люди не просто грамотные, но и весьма восприимчивые к идеям повышения эффективности деятельности за счет информатизации. Но если на Западе малому предприятию можно в деле автоматизации смело рассчитывать на банковский кредит или лизинг, то в России это весьма и весьма проблематично. Вывести же 20-100 тыс. долларов из оборота фирмы в условиях мало предсказуемой российской действительности — значительный риск. И все же конкуренция среди продавцов и ограничение инвестиций в ИТ так или иначе приводит к уменьшению средней стоимости проектов корпоративной автоматизации в долларовом эквиваленте, ну а сами проекты в процессе реализации и в целях повышения экономичности дробятся, разбиваются на более короткие и “дешевые” этапы.

Что касается поставщиков, то в условиях возросшей “рыночной тесноты” с некоторых пор всем им явно перестало хватать места при дележе ERP-пирога крупных российских промышленных предприятий. Автоматизация малого бизнеса - дело, конечно, хлопотное, но деваться некуда — приходится крутиться. И если прежде с обретением заказа на внедрение системы управления каким-нибудь нефтегазовым или металлургическим гигантом поставщик корпоративного решения обретал спокойствие на достаточно длительное время (пока-то пройдет проектирование, потом — внедрение, а за ним — обучение персонала, сопровождение, апгрейд и т. д. и т. п.), то нынче за счет суммы одного заказа долго не протянешь. Имея дело с малыми фирмами, объемы контрактов остается формировать только количеством клиентов. А значит — надо активизироваться, вырабатывать новые маркетинговые методики, разнообразить систему продаж, создавать многоканальные линии реализации и, конечно же, непрерывно совершенствовать программно-функциональные параметры продукции.

Даже такие гиганты, как SAP AG, переключают внимание своих разработчиков на поиск оригинальных решений для малого и среднего рынка, a Microsoft Business Solutions сейчас всеми силами продвигает систему Attain по цене 6-12 тыс. евро, рассчитанную на 5~10 рабочих мест. Не отстает и компания Oracle, широко разрекламировавшая собственную специальную версию ERP-системы, предназначенную для корпоративных клиентов со штатом от 100 до 500 человек и объемом продаж в пределах 250 млн. долларов. Стоимость внедрения “спецверсии” составляет порядка 100 000 долларов, и локализуется она одновременно для рынков 13 стран.

Важно отметить наличие в “средне-малом” секторе рынка продукции таких компаний, как Scala (“ЭпикРус”), “Парус”, “Галактика” и, конечно, “1C”, продукты которой пока и не позиционируются в классе ERP, но востребованы и образуют площадку, с которой предприятие начинает смотреть в мир серьезных решений автоматизации управления. В выигрыше здесь оказывается поставщик, способный предложить наиболее адекватное отраслевое решение.

При этом привлекательность отечественных продуктов основана все еще главным образом на цене и поддержке фискальной отчетности, в то время как по богатству функциональности, степени научной проработанности и практической применимости в управлении современным рыночным предприятием системы таких производителей, как Oracle и SAP, сравнивать с продуктами российских разработчиков не имеет смысла. Слишком разные весовые категории. Необходимо понимать совершенно объективный факт: в лучшие западные системы было вложено на порядки больше средств и интеллектуальных ресурсов.

“Отечественные ERP-системы становятся все более конкурентоспособными. Многие крупные компании, которые, безусловно, могли бы приобретать западные системы, отдают предпочтение российским продуктам”, — говорит президент “Паруса” Александр Карпачев. “Разрыва между западными и российскими решениями по функциональности и скорости практически нет, при гораздо меньшей цене лицензии и сопровождения”, - добавляет президент корпорации “Галактика” Николай Красилов. Некоторым преимуществом российских разработок эксперты считают бухгалтерские модули, созданные с учетом российских стандартов. Однако в зарубежных компаниях это не считают по-настоящему сильным козырем. “Я не знаю преимуществ российских систем, кроме цены”, - безапелляционно заявляет Детлеф Леманн, заместитель управляющего директора SAP СНГ.

Начало 2003 года на рынке ПО ознаменовалось важным событием: российские разработчики представили первую ERP/CRM-сисгему, созданную на базе открытых исходных кодов. Все эксперты в один голос утверждают, что это событие должно стать не чем иным, как “закладкой первого камня в будущее здание коммерческой структуры open source в России”. Александр Давыдов, генеральный директор компании NALJMEN — автора инициативной системы, утверждает, что “open source - это джунгли, где есть большой риск, но каждый новый человек в этих джунглях надеется, что именно его разработка привлечет внимание, окажется интересной и используемой, и он получит шанс стать известным и богатым. Россия - не Штаты, и других шансов вырастить заметную в России и мире компанию я просто не вижу. Кроме того — российские программисты обладают особыми качествами, которые позволяют им работать хорошо именно в свободном ПО”. По мнению Александра Давыдова, конечному пользователю нет разницы, работает он с проприетарной либо свободной разработкой, если это не влияет на цену и возможности изменений. Сложно именно внедряющей компании, которая скована по рукам и ногам закрытым кодом и лицензиями и ничего не может изменить без владельца закрытой разработки.

Инвестиционный проект разработки NauRP стартовал в декабре 2001 года и стоил примерно 300 тыс. долларов. Инвестиционная фаза еще не закончилась, но продукт может внедряться и с июля 2002 года внедрен и работает в компании NALJMEN — в управлении проектами, человеческими и материальными ресурсами, заданиями, в бюджетировании и управленческом учете. Версия NauRP v 1.0 реализует управление клиентами, финансовыми потоками, поставщиками и ресурсными проектами. Авторы системы отмечают три главных и долговременных ее преимущества: иерархическую или объектную “функциональную модель” компании или организации (которая резко упрощает постановку задачи и саму разработку, позволяя сильно сократить трудоемкость и облегчить внедрение NauRP), полную открытость программных компонентов (продукт выпускается под лицензией, зарегистрированной в Open Source Initiative, что делает его привлекательным для партнеров и заказчиков) и современную “поднимающуюся” технологию — Zope/Python с полностью объектной базой ZODB, что дает конкурентные преимущества по скорости разработки, поддержке и доработке системы. При этом “неубиенной маркетинговой картой” NauRP является, конечно же, ее стоимость, которая в сочетании с функциональностью открывает системе широчайшие перспективы на рынке малого и среднего бизнеса.

Тем не менее, Александр Давыдов откровенно сетует на неготовность российских потребителей к восприятию решений на основе открытых кодов: “В государстве и обществе нет понимания, что мировой массив хозяйственных, научных, учебных разработок есть в open source, - говорит он. - Это такой пласт прямых потенциальных инвестиций в хозяйство, образование, который может вывести специалистов (не программистов, а предметных специалистов, финансистов, инженеров, ученых) на совершенно новый уровень знаний, умений. Когда изучают разработку open source, то понимают полную подноготную знаний, их интимную структуру, скрытую в закрытых программах, а это дает другой уровень и класс специалистов. Освоить этот пласт “полезных ископаемых” и получить большую отдачу можно, если его вовлечь в хозяйственный, научный, общественный оборот. Сделать это могут только вузы и школы через массовое обучение и освоение разработок open source. Соответственно, требуются курсы, методики и т. п. Когда-то это произойдет само собой без волевых усилий, только нам тогда уже снова не успеть за Китаем и Индией и не вырастить российские ядра кристаллизации разработок open source, так как продуктовые ниши могут быть уже заняты и наши разработчики будут участвовать в разработке чужих проектов”.

SAP: коллаборативный подход

Алексей Шлыков, управляющий директор SAP СНГ:

Идея коллаборативного взаимодействия в сфере ИТ-управления заключается в постепенной передаче ответственности за рабочий процесс от одной группы людей к другой. При этом выполняется непрерывное документирование шагов и с помощью web-браузеров поддерживается доступ к результатам работы для большого количества авторизованных пользователей, а данные о проекте хранятся в общем централизованном хранилище. Воплощение на практике модели сотрудничества в поддержании жизненного цикла (ЖЦ) изделия с помощью продуктов SAP носит всеобъемлющий характер, потому что наши технологии охватывают разнообразные отраслевые ниши и весь жизненный цикл изделия: от момента создания концепции до этапа списания изделия. Причем с помощью продуктов SAP можно управлять ЖЦ изделия как в дискретном, так и непрерывном производстве (рецептурном, типа фармацевтического, или передельном, типа металлургического). Изделие попадает в контур модулей системы mySAR поддерживающих управление производством, цепочкой поставок, расчет себестоимости и выход на финансовый результат. Смежные задачи по отношению к задачам, поддерживаемым модулем PLM, решают модули SCM (Supply Chain Management) и АРО (Advanced Planning and Optimizing). Внедрение интегрированного решения РШ/SCM/APO на производственных предприятиях может обеспечить большой экономический эффект. И хотя в настоящее время мы не можем привести примеры применения в России наших программных продуктов, поддерживающих законченный цикл работы с изделием, отдельные внедрения, касающиеся, например, управления ЖЦ основных средств (произведены, поставлены на баланс, подвергаются ремонтам и, наконец, списанию) уже есть. Выполнение подобных проектов в России — дело будущего не потому, что руководители отечественных предприятий не понимают их важности. Просто для них сегодня существуют более насущные приоритеты, например консолидация собственности, а также действуют финансовые ограничения, и все эти факторы не позволяют сосредоточиться на проблемной области управления цепочками поставок.

По мере того как предприятия будут выстраиваться в иерархические цепочки “поставщик — потребитель” и перед поставщиками будет ставиться задача пополнения запасов производителя в соответствии с имеющимся количеством и установленным минимальным уровнем запаса сырья и комплектующих на складе, а также с учетом производственных ожиданий производителя, решения PLM/SCM/APO будут востребованы в России. Мы ожидаем, что ближайший спрос появится в нефтяной отрасли, в которой уже сформированы первые звенья цепочки поставок, например “добытчик — переработчик сырой нефти”, и рассматривается проблема оптимизации производственных мощностей.

Надеемся на прорыв и в машиностроительном секторе. Ближайшие кандидаты здесь — авиастроительные предприятия, на многих из которых конструкторы и технологи работают в современных программных пакетах автоматизированного проектирования, имеют хорошее аппаратное обеспечение. Так что специалисты разного профиля, активно взаимодействующие при выполнении повседневной работы, начинают понимать выгоды от возможного внедрения PLM. MySAP имеет интерфейсы ко всем известным САПР.

Внедрение PLM особенно перспективно для серийного производства. В случае, когда производители выполняют сервисное обслуживание своей серийной продукции, поставка запасных частей и комплектующих осуществляется в соответствии с номером серии, a mySAP помогает отслеживать ЖЦ каждой выпущенной партии. Выполнение подобного мониторинга в ручном режиме оказывается невозможным при росте объема производства сверх некоторой критической величины.

Центральный федеральный округ