In English

А он все растет...

15.04.2002, Ушаков Константин
Издание: iBusiness.ru
Хрестоматийная тютчевская мысль о том, что “умом Россию не понять”, будучи переведенной на сотни языков мира, уже, кажется, заучена всеми иностранцами, имеющими хоть малейшее отношение к нашим отечественным реалиям. Вызубрена, затвержена, принята к сведению — но так по-настоящему и не понята.

Наиквалифицированнейшие эксперты авторитетнейших зарубежных агентств из года в год с поразительной настойчивостью оценивают тенденции российского бизнеса и рынка исходя из собственных теорий, методик, предпосылок и стандартов, — а после того, как их прогнозы сбываются с точностью до наоборот, с не менее поразительным постоянством удивляются тому, что эти методики не срабатывают.

Не помогают даже корректировочные параметры и поправочные коэффициенты: после их введения результат становится еще более далеким от жизни. Ведь никому из этих экспертов, как правило, не ведомо, что за то время, пока они производили новые расчеты, и бизнес и рынок огромной и загадочной страны успели серьезно ознакомиться с предыдущими выкладками, досконально их проанализировать, внимательно по ним сориентироваться и... свернуть на очередную непроторенную дорогу.

Регулярно дискутируемые на протяжении по крайней мере пяти последних лет рекомендации российским предприятиям по выбору средств автоматизации корпоративного управления так или иначе содержат вывод о рыночных преимуществах более легких, дешевых и доступных CRM- и SCM-решений перед тяжелыми и дорогостоящими системами ERP, которые (в соответствии с теми же “импортными” критериями) и на Западе могут себе позволить лишь крупные компании, каковых в нашей стране пока немного.

Бостонские аналитики из AMR Research еще два года назад поставили крест на маркетинговых перспективах ERP, считая рынок систем этого класса уже устоявшимся и стабилизировавшимся, зато предсказывали небывалое (не менее 50~60% в год) увеличение спроса на решения CRM с учетом возрастающих потребностей российского бизнеса. И что же? Невзирая на глобальный кризис, показатели внедрения CRM превзошли самые радужные ожидания, достигнув в 2001 г. почти десяти миллиардов долларов (по сравнению с неполными шестью миллиардами в предыдущем) - но практически без участия России, в которой прецеденты реализации решений этого класса до сих пор можно сосчитать по пальцам.

Зато популярность различных версий ERP почти во всех основных отраслях российской промышленности продолжает расти. И даже то, что в огромном количестве случаев широчайшие функциональные возможности ERP-систем используются предприятиями не более чем на 20-25%, вовсе не отталкивает наш бизнес от их применения, — он оказался готовым к весьма значительным финансовым, трудовым и временным затратам и на SAP R/3, и на Oracle Applications, и на Ваап IV, и на многое другое.

Не суждено было, кстати, сбыться и большинству изначальных западных прогнозов относительно того, кому будет принадлежать пальма первенства в деле освоения российского рынка интегрированных управляющих систем. По крайней мере, из двух гигантов мировой программной индустрии — SAP AG и Oracle Corporation — предпочтение отдавалось последней, в силу имевшегося у нее стажа и накопленного ранее опыта деятельности в нашей стране.

О невысоких шансах немецкой компании свидетельствовал, казалось бы, целый комплекс факторов. В числе основных препятствий расширения бизнеса SAP в России назывались и достижения американского конкурента в создании упрощенных ERP-методов (Oracle Fast Forward), наиболее приемлемых для не слишком масштабных и не обеспеченных развитой ИТ-инфраструктурой российских предприятий, и, наоборот, нарочито “негибкая” позиция руководства SAP, не раз заявлявшего о своем нежелании подстраивать свои стандартные решения под местные особенности во избежание грядущих проблем взаимодействия заказчиков из России с их зарубежными партнерами. Наконец, аналитики не раз упоминали о неубывающей активности российских поставщиков ПО для управления предприятиями, передовой отряд которых (“Галактика”, “Парус”, “АйТи”, “Интеллект-сервис” и др.) своими вполне соразмерными по качеству и ценам разработками отвоевал себе ощутимое рыночное пространство. Короче говоря, по совокупности традиционных признаков здешние перспективы SAP выглядели действительно не блестяще.

Тем не менее, согласно данным IDC Russia, по итогам прошлого года именно SAP удалось захватить почти половину российского рынка интегрированных систем управления. На второй позиции (12%) утвердилась “Галактика”, а уделом Oracle (6%) по версии ЮС являлось довольно скромное пятое-шестое место.

После того, как наш рынок управленческой автоматизации в очередной раз не оправдал надежд международных экспертов, дотянув по объемам продаж в 2001 г. лишь до отметки 55 млн. долларов (правда, без учета услуг внедрения и консалтинга), они сегодня явно поутратили к нему интерес. Тем более, что по мере ослабления кризисного прессинга вновь начинают оживать ИТ-процессы на Западе: по сообщению Forrester Research, положение 55% американских компаний можно считать стабилизировавшимся, и в их бюджетах опять замелькали цифры, демонстрирующие повышение расходов на информационно-технологическое совершенствование. России, безусловно, от такого невнимания к ее жизни ни холодно ни жарко, но, судя по всему, в недалеком будущем она может преподнести многоуважаемым аналитикам еще не один сюрприз. Конечно же, суммы, которыми оперирует сейчас отечественный ИТ-рынок, пока несопоставимы со значениями мирового уровня, но существенное оживление нашего среднего бизнеса в вопросах информатизации корпоративного управления заставляет вспомнить о том, что после медленного запрягания мы все-таки умеем довольно быстро ездить.

Волею судеб отмечаемое нынче вышеупомянутое оживление совпало по времени c появлением на переднем крае российской проектной интеграции такой заметной фигуры, как Microsoft. За процедурой приобретения американской программной корпорацией датской фирмы Navision, хорошо известной в нашей стране своими продуктами, все специализированные СМИ России следили с пристальным вниманием. И вот теперь, явно обостряя конкуренцию, на рынке заработала компания Microsoft Business Solutions (MBS), ориентированная не только на автоматизацию малых и средних предприятий, но и готовая замахнуться на куда более масштабные внедрения.

И, разумеется, не стоит упускать из вида таких игроков, как Scala, Epicor, Front-step, J. D. Edwards и еще десятка полтора российских и зарубежных компаний, активно разворачивающихся на российском рынке корпоративных информационных систем. Как минимум не проходит недели, чтобы из того или иного региона России не поступали сведения о завершении внедрения какого-нибудь существенного проекта. И если измерять активность рынка в начатых или даже завершенных проектах, то вывод об устойчивом росте в этом сегменте российской индустрии ИТ найдет еще одно подтверждение.

Для малых и средних

Вскоре после поглощения Navision, Microsoft объявила о развертывании специальной программы, направленной на кредитование европейских клиентов “среднего бизнес-класса”: на поощрение их стремления к приобретению у MBS управленческих программ через фонд Microsoft Capital выделяется значительная сумма — 50 млн. долларов. По словам генерального директора Microsoft Business Solutions CIS Владислава Мартынова, немалая часть этих средств будет потрачена и на кредитование российских клиентов: “Планируется, что конкретные условия реализации этой программы в отдельных странах будут разработаны к лету 2003 г.”.

Несмотря на откровенную путаницу в определениях среднего и малого бизнеса, глобальные мерки которого совершенно не совпадают с российскими, о своем интересе к той же категории потенциальных клиентов не замедлил заявить и глава SAP Хассо Платтнер. В середине октября он побывал в Москве и подробно рассказал о мерах по перестройке стратегии его компании на работу не только с традиционными для нее крупными индустриальными предприятиями, но и с фирмами малого и среднего бизнеса. “Управленческие системы по мере внедрения оказываются очень дорогими, что вызывает вполне объяснимое разочарование заказчиков, — заявил Платтнер. — У SAP должна быть возможность поставлять масштабируемые решения — это особенно актуально для России, где компания из небольшой может быстро превратиться в очень крупную”. Специально для рынка малого и среднего бизнеса SAP создала принципиально новый для своей номенклатуры продукт — систему Business One. Эта недорогая по “стандартам” SAP программа включает в себя все базовые функции, необходимые для ведения небольшого бизнеса: управление финансами, обработку заказов клиентов, организацию контактов с поставщиками. Business One основана на технологии, которую SAP получила в начале года в результате покупки израильской фирмы ТорМапаge Financial Solutions. По мнению директора российского представительства SAP no развитию бизнеса Александра Антипова, цена Business One может колебаться в зависимости от количества пользователей, минимальное значение которого ограничено тремя. Типовой проект Business One рассчитан не более чем на 50 тыс. долларов. В сочетании с активно продвигаемыми сейчас Microsoft Business Solutions и ее российскими партнерами решениями типа Axapta и Attain, технология Business One составит, таким образом, достаточно привлекательное для широкого круга российских потребителей среднего звена “интеграционное меню”. Пока не торопится (по крайней мере официально) столбить свою территорию на рынке ИСУ для малых и средних предприятий разве что Oracle: в представительстве компании уверены, что серьезное развитие на этом рынке начнется лишь через несколько лет.

Центральный федеральный округ