In English

Башкирский порядок

09.04.2002
Издание: КоммерсантЪ
Республика Башкортостан существенно отличается от других субъектов Российской Федерации. Порядка здесь больше, чем на остальной территории России, но не хватает развития. По-видимому, строгий порядок и конкуренция, определяющая развитие, плохо сочетаются друг с другом.

> Айван

Когда-то первый президент России предложил регионам брать суверенитета столько, сколько они смогут унести. Некоторые субъекты федерации смогли унести больше других.

Внешние приметы башкирского суверенитета бросаются в глаза уже по дороге в город из уфимского аэропорта: дорожные указатели и рекламные щиты снабжены надписями на башкирском языке. Согласно правилам нового башкирского алфавита слово Уфа, к примеру, пишется греческими буквами “тета-фи-тета”. Если на дорожных указателях русский перевод присутствует, то на рекламных щитах — не всегда. При въезде в город поражаешься другому —необычайно высокой концентрации милиционеров, что, впрочем, не удерживает уфимских водителей от лихих маневров на дороге.

ПОД ОПЕКОЙ ГОСУДАРСТВА

Другие особенности башкирского суверенитета связаны с экономикой республики. Все крупные предприятия Башкирии находятся в государственной собственности и подчиняются правительству республики, которое таким образом контролирует все отрасли экономики. Наиболее значимые из них — добыча и переработка нефти, нефтехимия, рудная промышленность, металлургия и машиностроение. Как и положено рачительному хозяину, правительство, как может, помогает развиваться своим компаниям. Один из наиболее распространенных видов помощи — пресечение в зародыше всякой конкуренции со стороны. Говорят, одно время уфимский аэропорт отказывался принимать самолеты всех “ посторонних ” авиакомпаний — так республика заботилась о благополучии “Башкирских авиалинии”.

Руководителям местных предприятий такие методы “поддержки отечественного производителя” очень нравятся. А вот потребители производимых этими предприятиями товаров и услуг почему-то не очень довольны. Один уфимец, например, рассказывал мне, как сложно получить домашний телефон (в каждой пятой из 350 тыс. квартир в Уфе телефона нет).

— Что же вы у коммерческого оператора не подключитесь? — спрашиваю.

— Это вам не Москва,— с горечью ответил мой собеседник.— Здесь альтернативных городской телефонной сети операторов нет и никогда не будет.

Качество услуг местного монополиста связи мне довелось испытать в тот же день: соединение ноутбука с Интернетом держалось ровно три минуты. Возможно, именно из-за не слишком хорошего состояния телекоммуникационной инфраструктуры Интернет в Уфе пребывает в зачаточном состоянии. По оценке уфимского интернет-провайдера “БИС-Деловая сеть”, модемным доступом в сеть пользуются 10-12 тыс. человек. Для города с населением 1,1 млн человек это капля в море. Впрочем, аудитория Интернета растет: по словам коммерческого директора “БИС-Деловая сеть” Аэлиты Мустафиной, число их клиентов ежегодно удваивается.

Но судя по тому, что я видел в соседней Челябинской области, дело не только в монопольном статусе поставщика услуг связи. В Челябинске тоже есть свой государственный монополист — компания “Челябинсксвязьинформ”, которой, по оценкам ее гендиректора Анатолия Уфимкина, принадлежит около 90% местного телекоммуникационного рынка. С 1992 года компания начала строить каналы передачи данных, за десять лет вложила в развитие инфраструктуры около $20 млн (тольков2001 году на эти цели было потрачено $3 млн). Сейчас магистральная сеть в Челябинске имеет пропускную способность 2,4 Гбит/с.

— Когда закончим прокладку сетей,— говорит Анатолий Уфимкин,—начнем “накачивать” их услугами. Будем заниматься дистанционным образованием, телемедициной, хотим содействовать появлению информационных серверов — мы заинтересованы в том, чтобы построенная инфраструктура не простаивала, а приносила доход. Мультимедийные сети будем развивать. Знаете, что у нас в Челябинске прошел первый дистанционный суд? Подсудимый, сидя в камере, участвовал в заседании суда в режиме видеоконференции.

Челябинских связистов заставляет заботиться о качестве и ассортименте своих услуг конкуренция, а их башкирские коллеги благодаря опеке властей не знают, что это такое.


УСЛОВИЯ ДЛЯ РАЗВИТИЯ

Уфимские предприниматели при включенном диктофоне комментировали местную ситуацию примерно так: “Порядок в республике есть. Нигде в России порядка нет, а у нас его сохранили” . Но на условиях off the record добавляли: “Вот только развития никакого нет”. Впрочем, ситуация меняется. Башкирский бизнес ведь может беззаботно существовать в созданных для него тепличных условиях только в пределах республики. Как только он перерастает местные масштабы, ему волей-неволей приходится перестраиваться — играть по башкирским правилам на “внешнем” рынке не получается.

Примером может служить банк “УралСиб”, еще недавно называвшийся Башкредитбанком. Он был создан в 1993 году как уполномоченный банк правительства республики, 75% акций — в госсобственности. Нет нужды говорить, что дела банка вали в гору: в нем держали счета госструктуры, местные компании, граждане, так что недостатка в ресурсах для развития банк отнюдь не испытывал. А после кризиса 1998 года, через который, кстати, банк прошел без больших потерь, перед ним открылись возможности для экспансии за пределы Башкирии.

— После кризиса мы оказались в уникальном положении,— рассказывает начальник управления “УралСиба” по связям с общественностью Сергей Лобанов.— С одной стороны, многие “московские” банки тогда испытывали трудности и сокращали свои операции в регионах. С другой — предприятия, получившие после девальвации рубля возможность развиваться, нуждались в денежных ресурсах. Наш банк мог обеспечить их относительно дешевыми кредитами, и мы поняли, что можем активно работать не только в Башкортостане, но и в других регионах России. Еще одно наше конкурентное преимущество в том, что мы не столичный банк, а региональный. Нам клиенты доверяют больше: видите ли, к Москве и всему, что с ней связано, в России отношение, скажем так, неоднозначное.

К концу 2001 года по объему чистых активов “УралСиб” в рейтинге “Коммерсанта” занял 16-е место, приобрел четыре банка — в Екатеринбурге, Кемерове, Челябинске и Ижевске, а общее число своих офисов довел до 230. Смена названия — отражение федеральных амбиций банка: зона его интересов теперь не ограничивается Башкортостаном, а простирается на Урал и Сибирь, и даже в Москве появились рекламные щиты с новым названием банка.

— В перспективе мы хотим создать эдакий “банковский McDonald's”,— делится планами вице-президент “УралСиба” Александр Капустин.— Чтобы в любом регионе работало отделение нашего банка, предоставляющее такой же набор услуг и такого же качества, как и наш уфимский офис.

Этот офис заслуживает отдельного описания. Выстроенное в рекордные сроки новое 100-метровое здание “УралСиба” видно чуть ли не с любой точки Уфы. Сотрудники банка утверждают, что это самое высокое здание в России за пределами Москвы. Но дело даже не столько в его монументальности, сколько в интеллектуальности: здание напичкано датчиками, сетями и компьютерами, которые управляют светом (включают его, когда кто-нибудь заходит в помещение или идет по коридору), климатом, системой теплоснабжения и доступа в помещения. Здание построила турецкая компания, а все коммуникации провела российская фирма “АйТи”.

Вообще, использование современных информационных технологий играет далеко не последнюю роль в политике экспансии “УралСиба”. Так, в свое время банк создал платежную систему Accord и теперь предоставляет к ней доступ другим участникам финансового рынка — к системе подключено уже 18 банков. В течение 2001 года количество эмитированных карт Accord выросло вдвое и достигло 442 тысяч, а оборот по ним вырос вчетверо. Надо сказать, банк всегда уделял должное внимание автоматизации своих операций. И Анатолий Капустин даже сетовал, что предлагаемые разработчиками ИТ-решения отстают от требований рынка: банкиры придумывают новые операции и услуги быстрее, чем айтишники успевают их автоматизировать.

В общем, как мне показалось, башкирский бизнес на пороге перемен. Вполне возможно, через год-другой в республике станет больше конкуренции, и тогда у местных предприятий появится больше стимулов для автоматизации.

ПОЧТОВЫЙ ПЕРЕВОД

“МЫ СТАРАЕМСЯ ЗАРАБАТЫВАТЬ НА ВСЕМ” О том, как управление федеральной почтовой связи (УФПС) Башкортостана использует в своей работе информационные технологии, ДИВАНУ рассказала заместитель главного инженера УФПС ТАТЬЯНА ГЕРАСИМОВА.

— У вас большое управление?

— Одно из крупнейших в России: управлению подчиняются 64 филиала, в ведении которых сотни отделений связи. Важно отметить, что наше УФПС в целом рентабельно — мы не получаем дотаций из бюджета.

— Как это удается?

— Да просто стараемся зарабатывать на всем, на чем только можно. И не в последнюю очередь за счет применения информационных технологий. Например, активно продвигаем сервис “гибридных” писем. Письмо-гибрид — это сообщение, которое отправитель приносит нам на бумаге, а сотрудник почты вбивает в компьютер. Затем по каналам электронной почты оно уходит адресату — точнее, в его отделение связи. Там сообщение распечатывают и доставляют адресату. В принципе, очень похоже на телеграмму, только стоит втрое дешевле.

— Такое письмо можно отправить в любой регион?

— В большинство почтовых отделений России, их список постоянно расширяется.

— Про аналогичный сервис на основе Интернета не думали? Скажем, пишет Ванька Жуков со своего компьютера на деревню дедушке, а распечатку ему почтальон приносит.

— Думали, но целесообразности в таком сервисе пока не видим: непонятно, как с Ваньки Жукова деньги брать. Ждать, пока он сам придет на почту и оплатит письмо? Но тогда ему сподручней будет прямо здесь его и написать. Куда полезней была бы услуга по подписке на периодику через Интернет. Но из-за сложности с платежами и этот сервис у нас не запущен — пока все на уровне идей и обсуждений.

— На приеме коммунальных платежей тоже зарабатываете?

— Да, мы принимаем коммунальные платежи.

— Нет ли в таком случае у вас единой биллинговой системы, подобной системе, которой пользуются ваши коллеги в Новосибирске?

— Такой системы нет, хотя в технологическом плане для ее ввода в эксплуатацию у нас все готово. Проблема с поставщиками коммунальных услуг. Как только они слышат, что их услуги потребитель будет оплачивать вместе с услугами других поставщиков, по одной квитанции, тут же говорят: “Нам это неинтересно”. Дело, по-видимому, в том, что в Башкирии менеджеры очень трепетно относятся к своему суверенитету. Возможно, в единой квитанции они видят угрозу суверенитету.

— Идея Минсвязи создавать при почтовых отделениях пункты коллективного доступа (ПКД) в Интернет, на ваш взгляд, здравая или бессмысленная?

— На мой взгляд, вполне нормальная идея. В Уфе один такой пункт, на пять ЭВМ, создан — и он уже себя окупает, машины практически не простаивают. В 2002 году откроем еще два пункта. В сельской местности скорых прибылей от ПКД ждать, конечно, не приходится, но нельзя сбрасывать со счетов их социальную функцию: всякий, кто пожелает, сможет научиться там работать с компьютером и Интернетом. Единственная проблема — финансирование: в одиночку создание заведомо нерентабельных ПКД мы не потянем. Надеемся на поддержку министерства.

БАШКОРТОСТАН

Население республики -4,1 млн человек, объем промышленного производства в 2001 году -156,2 млрд руб. (регион-донор). Добыча нефти, нефтепереработка и нефтехимия дают 64% всех доходов республиканского бюджета. Особенность экономики региона - самая большая в России доля госсобственности и плотное участие государства в управлении предприятиями. С одной стороны, это ограничивает развитие экономики, с другой - позволяет осуществлять крупные промышленные проекты за счет бюджетных средств. На начало 2002 года в республике зарегистрировано 23,7 тыс. безработных (уровень безработицы ниже, чем во многих субъектах РФ). Средняя зарплата - около 2800 руб. По данным ОАО “Башинформсвязь”, в Уфе Интернетом по договорам с провайдерами пользуются около 7 тыс. человек, в целом по республике - около 15 тыс. С учетом тех, кто выходит в Интернет по картам и из интернет-кафе, общее число интернет-пользователей в регионе оценивается в 30тыс-меньше 1% населения. В Уфе их обслуживают четыре крупных провайдера (самый крупный - Уфимская ГТС, имеющая модемный пул на 360 номеров), по одному в Стерлитамаке, Салавате и Нефтекамске. Подключение обходится в 300-1500 руб., трафик для клиентов Уфимской ГТС - от 12 до 23 руб. в час (в зависимости от времени суток и лимита), для других городов и сел республики - от 17,5 до 35 руб. в час. В Уфе действует десять интернет-кафе, которые принадлежат “Башинформсвязи”, Уфимской ГТС и ИКЦ “Экспресс”. В 2001 году в Уфе открылись два интернет-магазина - универсальный “Добро” и компьютерный “Кламас”. Перспективы их пока неясны. Соучредителем двух из трех действующих в Башкирии сетей сотовой связи является “Башинформсвязь”. Общее число абонентов -около 94,5 тыс. человек. В 2002 году планируют запустить свои сети “Мегафон”, “БиЛайн GSM” и компания СМАРТС из Самары. В связи с зтим ожидается снижение цен на услуги мобильной связи и увеличение числа пользователей. В республике действует карточная платежная система Accord, к которой подключены 972 торгово-сервисные точки. На карточные счета системы перечисляют зарплату своим сотрудникам 560 местных предприятий. В каталоге Торгово-промышленной палаты Башкортостана числится около 300 предприятий, имеющих зарегистрированный доступ в Интернет, более трети из них имеют свои сайты, остальные планируют открыть их в 2002 году. Уровень компьютерного пиратства близок к 100%. В Уфе есть своя “горбушка”, которая постоянно переезжает с места на место. В настоящее время она работает в ДК “Юбилейный”.

Центральный федеральный округ