In English

К ЗВЕЗДАМ

15.10.2001, Пахчанян Арам
Издание: iBusiness.ru
ЧTO мы вынесли из этого опыта, так это мнение о том, что государство - хороший клиент. Хотя и довольно специфичный. Работать с государством можно и нужно. Конечно, каждая компания должна сама решить для себя - стоит ли это делать, потому что будет непросто. Мы для себя давно решили, что стоит.

Что в плюсе? Во-первых, престиж, хороший имидж компании. Как внутри России, так и на Западе. Это очень важно для продвижения там: если ты не имеешь успеха у себя дома, то считаться с тобой не будет никто. А наличие реализованных крупных проектов с государством - безусловный показатель успеха. Во-вторых, надежность: государство - клиент крупный и стабильный. Работа на такого тяжеловеса, конечно, влечет повышенные требования, но зато при минимальных рисках.

Что в минусе? Хотя бы то, что работа с государством не очень прибыльна - понятно, что на контрактах с коммерческими компаниями можно заработать быстрее и больше. Любой же крупный контракт с окологосударственными структурами - это инвестиционный проект на несколько лет. К тому же сам процесс получения заказа и его реализации будет протекать совсем не гладко: виной тому и невнятное законодательное обеспечение многих вопросов, и сложность работы с чиновниками, и ощутимое влияние силовых структур, и прочие, более мелкие факторы.

Вопрос развития

Очевидно - рынок информатизации госструктур сейчас на подъеме. Как ни странно, началось это еще с осени 1998 года. Дело в том, что до августовского кризиса денег было очень много, и тратились они совершенно неразумно. А после кризиса люди поняли, что работать нужно эффективней. И даже государство, которое, разумеется, консервативно, стало делать шаги в этом направлении.

За последний год ситуация изменилась еще больше - пришла новая власть, проявляющая очевидный интерес к новым технологиям. Заметные сдвиги произошли практически сразу после встречи Путина с представителя ми рынка. Это ощущается даже по общению с чиновниками, - они охотнее идут на контакт. Звучит удивительно, но это так.

Правда, пока еще власть не понимает, чем можно реально помочь рынку, а чего делать не стоит. Собственно компаниям от государства ничего не надо. Лишь бы не мешали. Главное - государство не должно делать двух вещей. Во-первых, не заниматься инвестициями Этого нет ни в одной стране мира - это просто неэффективно. У нас же сейчас бродят идеи инвестировать через Минфин в ИТ, в оффшорное программирование. А у Минфина нет инструментов инвестирования.

Во вторых, не оглядываться на индийский опыт. Потому что на самом деле никакого индийского чуда нет.

Все это сказки. Уровень коррупции и бюрократии в Индии совершенно беспрецедентный. Это одно из самых коррумпированных государств в мире. Мало верится, что такая структура могла столь гибко отреагировать на информационный спрос и поддержать местный бизнес. Ничего подобного. Три года назад работать в Индии было вообще невозможно Страшные налоги Жуткий контроль над компаниями. Жесткая кастовая система. Поэтому совершенно точно известно, что государство к развитию. ИТ-индустрии в Индии руку не прикладывало вовсе. Все, что оно сделало, так это засунуло руку и вытащило деньги, заодно устроив себе приличный PR. Так что это не тот путь. А вот если бы наше государство разобралось в своей внутренней политике, в вопросах регулирования закупок информационных технологий, наладило нормальный подход к своим собственным технологиям - это был бы прорыв.

Например, до сих пор не устранен казусный конфликт в области тендерных закупок. Существует закон, принятый пару лет назад, и существует некий указ Ельцина, который был принят ранее. В указе было написано, что он действует до принятия закона та кого-то. Название было взято из проекта закона, который долгое время не мог дойти до парламента Закон приняли под другим названием, и он формально не отменяет указ. Кроме того, существуют ведомственные инструкции, в которых описано, как надо действовать на самом деле. В итоге каждый раз все зависит от мнения местного юриста. Например, мы общались с сотрудниками Управления налоговых сборов по Москве, которым Счетная палата предъявила претензии по неправильному порядку закупок - без проведения тендера. Каково же было удивление людей из Счетной палаты, когда им объяснили, что в данном случае Управление представляет собой муниципальную структуру, на которую действие ни закона, ни указа не распространяется.

Николай Красилов, президент корпорации "Галактика"

Мы сотрудничаем с госструктурами по двум направлениям. Во-первых, это партнерские отношения по развитию отраслевых решений "Галактики". Например, отраслевое решение для химической отрасли разрабатывалось и развивается совместно с Департаментом химической и микробиологической промышленности Министерства промышленности, науки и технологий Российской Федерации. В тесном контакте с соответствующими госструктурами мы развиваем решение и для такой приоритетной для нас отрасли, как связь и телекоммуникации. Во-вторых, крупные госструктуры выступают в качестве наших клиентов, Как пример можно привести Государственный таможенный комитет Белоруссии -18 таможен, подведомственных этому комитету, используют нашу систему.

Заказчикам мы предлагаем не только и не столько программные продукты, скольно современные управленческие технологии. Мы разрабатываем и поставляем решения, которые позволяют развивать бизнес коммерческим компаниям и эффективно работать государственным организациям - это отражено в нашей миссии. А в развитии управленческой культуры отечественных предприятий заинтересовано и государство. Тесное сотрудничество с государственными структурами: помогает нам выработать отраслевые стандарты в области управления - это на самом Деле выгодно. Конечно, отличия госструктур от коммерческий существуют, и они хорошо известны. Хотя госструктуры имеют более ограниченные финансовые возможности, следует учесть важный момент - их работа более стабильна. Главная задача при автоматизации roccтpyктyp - это поддержка их эффективного функционирования. Думаю, государство должно способствовать развитию отечественных компаний-разработчиков и содействовать тому, чтобы на российских предприятиях использовались российские разработки. Ведь очевидно, что выполнение заказов для предприятий и целых отраслей отечественными разработчиками позволит создавать новые рабочие места в нашей стране, а не за ее пределами. Наверное, следует по-новому взглянуть на борьбу с пиратским ПО. Отслеживая, насколько легальной и соответствующей законодательству является деятельность предприятия, государство, видимо, должно уделять внимание и тому, чтобы там использовались легальные программные продукты.

Вопрос кадров

Чем отличается контракт с каким-нибудь министерством от контракта с частной компанией?

В первую очередь тем, что очень часто побеждает не лучшая технология, а некий комплекс, состоящий из личных отношений, имиджа компании, предыстории ее взаимоотношений с другими госструктурами.

Каждый из элементов комплекса легко объясним. Например, личные взаимоотношения или предыстория (собственно, это практически одно и то же) важны потому, что чиновник имеет право принять решение только в узко ограниченной области и должен постоянно сообщаться с начальством и более того - иметь возможность прикрыться, если его собственное решение окажется не вполне адекватным.
Поэтому такому чиновнику и надо иметь некую предысторию работы компании с другими структурами, на которые он мог бы сослаться. И очень важны личные отношения Ибо чиновник понимает, что, возможно, ему потребуется наша помощь для того, чтобы успокоить его шефа.
А шеф начинает беситься. Он докладывал министру о сроках, а сроки сорваны. Технологические решения всегда чреваты проблемами, задержками. Но что поделать, когда министр требует, чтобы на очередном заседании правительства был представлен результат? Крайними в любом случае оказываются чиновники среднего звена - которые непосредственно и общаются с компаниями. И поэтому им нужно больше, чем просто хорошие технологии.

С другой стороны, все это немного защищает нас от слишком агрессивного проникновения западных компаний на рынок государственных проектов. Чиновники всегда предпочитают российские компании, потому что влиять на западную компанию абсолютно невозможно. А тут можно "в случае чего" использовать мощь своего аппарата, просто свой чиновничий размах. Вообще же, чиновник чиновнику рознь. Например, совсем недавно Abbyy стала налаживать контакты с Москомрегистрации - просто фантастика. Совершенно профессиональная команда людей все всу знают, все понимают, все идет как по маслу. Руководитель Москомрегистрации потрясающе разбирается в технологиях, будучи при этом нормальным администратором. Причем, как ни странно, возраст ни о чем не говорит, руководителю сорок пять лет, и до недавнего времени он с информационными технологиями вовсе не сталкивался. Или налоговый министр Букаев тоже совсем не молодой человек но при этом отлично понимает не столько сами технологии, сколько где и как их можно применить. Около таких людей быстро набирается и профессиональный менеджмент, который умеет решать задачи. Да, государство не может платить высокие зарплаты, но у любого руководителя высокого ранга есть другие способы привлечения людей. Существуют различные социальные компенсации, которые неплохо работают.
Самое обидное то, что в госструктурах очень не любят что-то менять и очень не любят "выскочек", которые предлагают такие изменения. За несколько лет нашего общения с государством были случаи, когда людей просто выживали с работы за чрезмерное увлечение различными ИТ идеями. А когда на его место приходит новый человек, тоже начинает что-то делать в этом направлении, и тоже вылетает - это создает уже просто демонический образ компании и технологий во всем министерстве или ведомстве. И это опасно. Но у каждой медали две стороны. И если чиновник решился на нестандартное решение и выиграл - он сделает на этом карьеру.

Разумеется, всегда, когда речь идет о работе с людьми от государства, встает вопрос коррупции. Мы всегда считали если человек с нами сотрудничает, то его работа должна быть оплачена. В за ладных странах такая работа оплачивается. У нас же то, что он получит от государства, - неоплата. Мы всегда пытаемся найти пути вознаградить человека. По возможности, официально. Но мы никогда не платим вперед, чтобы обеспечить принятие решений и т. п. Мы оплачиваем только сделанную работу.

Спецслужбы

Вторая проблема общения с государством - в том, что все наши доблестные органы должны все контролировать ФАПСИ и другие спецслужбы не могут, разумеется, пропустить мимо себя какие то крупные технологические контракты. Они пекутся о безопасности Соответственно, все изделия (аппаратные и программные) должны быть сертифицированы. С этим приходится мириться-это их хлеб. Впрочем, не стоит забывать и о том, что часто через все компьютерные системы в госучреждениях будет проходить действительно секретная информация.

Однако если все чисто, то навредить органы не могут никак. Все эти структуры очень осторожны. Они не могут за рубить любой проект без до статочных оснований, потому что в таком случае "на едут" уже на них - деньги то потрачены. В итоге мы возвращаемся опять к вопросу кадров - каждый чиновник вынужден принимать очень трудные решения, постоянно лавировать между своим начальством, представителями органов и т.п. Но это все решаемые проблемы.

Проекты для государственных структур всегда занимали существенное место в портфеле заказов компании "АйТи". На протяжении последних лет компания работает с такими крупными федеральными ведомствами, как Министерство по налогам и сборам РФ, Министерство внутренних дел РФ, Минимущество РФ, Пенсионный фонд, Минатом и ряд других. Ситуация очень проста - крупные органы госуправления - это крупные клиенты, это масштабные проекты, это хороший бизнес, в конце концов. Во всем мире крупные госконтракты являются престижными. По опыту можно сказать, что работа на государство отличается от контрактов с коммерческими компаниями тем, что: сроки принятия решений, различных согласований и т. д. больше, чем при работе с коммерческими фирмами - это традиционная специфика больших бюрократических организаций;

существует жесткая этапность финансирования проектов. Это и понятно - финансирование идет из бюджета и происходит по мере иоступления бюджетных денег;

существует проблема кадров. Сильные ИТ специалисты обычно недолго задерживаются в бюджетныхорганизациях, переходя на высокооплачиваемую работу в коммерческие структуры. Поэтому работа с командой автоматизаторов из госструктур сложнее; необходимо учитывать специфические требования к системам госорганов по защите информации, использованию сертифицированных программно-аппаратных решений и т.д.

Что касается коррупции или взяток, то каких-либо коренных отличий от других крупных заказчиков не существует.

Безусловно, мы считаем, что государство должно выработать свою позицию по отношению к информационным технологиям. Почему? Во-первых, нерешение целого ряда вопросов, таких как стандартизация и лицензирование, является сдерживающим фактором по отношению ко всей отрасли. Во-вторых, наличие Целевого финансирования позволит сдвинуть с места такие тормозящие развитие ИТ процессы, как информатизация в учебных заведениях, развитие связи в сельских и удаленных регионах, информатизация в области культуры, здравоохранения и т, д. третьих, появление такой политики и конкретных программ будет способствовать активному привлечению российских ИТ-компанйй к их реализации, а значит, станет дополнительным "мотором" развития национальной ИТ-отрасли.

Мы не хотим от государства каких-то особых льгот. Для развития российской ИГ-отрасли (впрочем, как и для любой отрасли, связанной с производством национального продукта) от государства требуется просто четко выполнять присущие ему функции, а именно:

устанавливать разумные, ясные и обязательные для всех "правила игры" для субъектов экономики и граждан - т. е. создавать благоприятный предпринимательский климат;

осуществлять поддержку и развитие таких важнейших институтов, как система образования, социальной защиты, правоохранительные органы и т. д. - т. е. обеспечивать отрасли квалифицированными кадрами, защищенными и спокойными за судьбу своих близких; вести продуманную внутреннюю и внешнюю политику содействовать повышению авторитета страны на международной арене, облегчая тем самым выход отечественных ИТ-компаний на мировые рынки.

Центральный федеральный округ