In English

Новый класс управляющих или «все это не для нас»?

30.01.2002, Некрасова Елена
Издание: CIO
Наименее эффективный во всех отношениях путь — попытка директивным копировать чужой опыт. Пусть опыт во многом успешный. В структуре американской экономики со всеми ее особенностями CIO (chief information officer) — уже вполне сложившийся класс управляющих, зачастую оказывающих определяющее влияние на процесс принятия стратегических решений. Но мы живем в другой стране, и у большинства российских предприятий иные проблемы. Довольно часто приходится слышать от поставщиков ИТ-решений: как только в структуре управления российских компаний появятся высокопоставленные менеджеры, отвечающие за развитие информационных технологий, ситуация изменится кардинальным образом. Но только ли в этом дело? В рамках первого «Клуба » мы предложили предельно жесткую постановку вопроса: «Когда в России CIO превратятся в отдельную, влиятельную профессиональную группу топ-менеджеров, какие условия для этого необходимы и что ограничивает процесс?» Ответы участников обсуждения оказались порой диаметрально противоположными,..

Александр Тарасевич, ди­ректор по маркетингу компании «ЭпикРуо
Это произойдет только тогда, когда все руковод­ство компаний будет компьютеризировано не только формально («ком­пьютер на столе»), но и функционально. Когда рабочий день почти каж­дого генерального дирек­тора и президента будет начинаться с ознакомле­ния с отчетами, получен­ными из ERP-систем предприятия. Тогда перестанет быть заведующим скла­дом дорогостоящего мод­ного хлама и ремонтных мастерских к нему. Вмес­то этого придет осозна­ние его ответственности за потоки самого ценно­го ресурса компании — информации. На следую­щем этапе может воз­никнуть новая функция информационного ди­ректора — проектная: конструирование системы информационных по­токов компании. Что бу­дет означать не только решение логистических задач, но и корректиров­ку используемого репер­туара текущих и аналити­ческих документов, со­здание и внедрение но­вых приемов сворачива-ния и архивирования ин­формации. Необходи­мым условием реализа­ции этого сценария яв­ляется появление на должностях информаци­онных директоров лю­дей, сочетающих знания и навыки в области ин­формационных техноло­гий, менеджмента, логи­стики, так называемой «гуманитарной информа­тики» и документоведения.

Илья Кириенко, дирек­тор по информационным технологиям АО «Иркут-скэнерго»

CIO как профессия еще не появилась в России: ни­кто точно не знает, кто та­кой «CIO» и чем он отлича­ется от начальника О АСУ. Соответственно, увидев более или менее правдо­подобного CIO, генераль­ные директора (или собст­венники) предприятия не воспринимают его как яв­ление целостное,устояв­шееся и адекватное кон­кретным целям. Увидев же человека, кото­рый пытается выдать себя за CIO, но таковым не яв­ляется (а таких большин­ство на сегодняшний день), руководители пред­приятий решают на примере такого индивида, что CIO — это старое «барах­ло» (начальник ОАСУ) в но­вом фантике (за что при­дется платить не 9000 рублей, как раньше на­чальнику ОАСУ, а 2000— 3000 долларов, к приме­ру). На этом «промоушн» CIO (как потенциального трудового ресурса на рын­ке труда) заканчивается. Никто не понимает, как превратить менеджера (пусть даже «суперменед­жера») в хотя бы среднего по уровню CIO. Программ подготовки и обучения нет, единой точки зрения на построение (методоло­гию, технологию) инфор­мационных систем — то­же. Каждый что-то «лепит» из себя и других, в луч­шем случае по образу и подобию чего-либо, од­нажды поразившего до глубины души. Для обеспечения форми­рования CIO как класса профессиональных топ-менеджеров количество людей, претендующих на звание CIO, должно обес­печивать конкуренцию на этом достаточно узком сегменте рынка труда, по­сле чего основным пара­метром конкурентоспо­собности должен стать профессионализм. Воз­росший спрос на ИТ дол­жен со временем быть сбалансирован с качест­вом подготовки CIO, и в первую очередь в этом должны быть заинтересо­ваны поставщики товаров и услуг на рынке ИТ. Не бу­дет CIO, следовательно, практическое применение ИТ на предприятиях все­гда будет плестись в хвос­те прогресса и, соответст­венно, не будет нормаль­ного спроса на рынке ИТ.

Александр Парахневич, начальник департамента ИТ ОАО АК «Транснефте­продукт»

Это надуманный вопрос. Значение CIO определяет­ся самим видом деятельности компании. Если ком­пания занимается, напри­мер, всего одним видом автомобильных перево­зок, странно видеть в ви­це-президентах CIO. Такой компании вполне доста­точно «офисных» приложе­ний, и CIO будет в ней «за­вхозом» компьютерного парка. Это нормально, по­скольку адекватно ситуа­ции. Если же в компании бизнес сильно диверсифи­цирован, работает много филиалов и дочерних под­разделений, эксплуатиру­ется промышленная автоматика и т. д., то при всем желании CIO остаться «за­вхозом» у него это не полу­чится. С чего вы решили, что CIO — это класс? Да еще и профессионалов? Это чиновники, номенкла­тура! Профессия должна быть кем-то востребова­на. А какому министерст­ву, ведомству нужна про­фессия под шифром CIO? Какой вид обучения обес­печит этих профессиона­лов? CIO — это составная часть социокультурного феномена, следовательно, не зависит от воли/нево­ли субъекта, даже персо­ны, даже издательского дома «Компьютерра»!

Константин Еремин, ком­мерческий директор груп­пы компаний ЧЕРУС

Я полагаю, что обсуждать такую возможность в от­рыве от рассматриваемо­го рынка нельзя. Так, говоря о банках (наи­более известный мне ры­нок) можно сказать, что это время не за горами, и, более того, в крупных банковских структурах уже на сегодня директор ИТ-службы является влия­тельной персоной, входя­щей в состав руководст­ва. В промышленности же ситуация иная и развива­ется достаточно медлен­но. CIO на промышленном предприятии еще долго будет занимать подчинен­ное положение в иерар­хии управления. Основны­ми факторами, мешающи­ми этому процессу, сего­дня являются:

— невысокий уровень востребованное™ инфор­мационных технологий в широком спектре облас­тей бизнеса;

— разобщенность служб управления предприяти­ем (финансы — отдельно, производство — отдель­но, ИТ — отдельно, служ­бы поддержки инженерных систем — тоже от­дельно), слабая тенден­ция по сближению управ­ления этими службами. Нет комплексного подхо­да к решению проблем информатизации и пони­мания влияния этих про­блем на работу всего предприятия; — дешевые ресурсы — как человеческие, так и технологические (элект­ричество, тепло, газ и т. д.), что позволяет решать задачи другими методами (без внедрения информа­ционных технологий);

• Пока что «CIO» для руководителей многих российских предприятий — всего лишь аббревиатура. Впрочем, десять лет назад слова «менеджер», «системный администратор» и «логистик» — звучали так же непривычно.

— недостаточный уро­вень образования в обла­сти ИТ как руководителей предприятия, так и руко­водителей ИТ.

Дмитрий Злотов, дирек­тор по маркетингу группы компаний «ЛАНИТ»
Главной причиной того, что CIO в России до сих пор не выделились в от­дельный класс професси­оналов, является, на мой взгляд, отсутствие вос-требованности информа­ционных технологий, а следовательно, такого рода специалистов на российском рынке. Ры­нок в России, в отличие от западного, еще не сло­жился, нет четкой струк­туризации внутри компа­ний. Поэтому нет и по­требности в CIO; его функции «размыты» и вы­полняются руководителя­ми отдельных структурных подразделений. Это ни хорошо, ни плохо, это — реалии сегодняшнего дня. По мере того, как рынок будет развиваться и стабилизироваться, приближаясь к западной модели, появится необхо­димость в CIO западного уровня — с высоким уровнем профессиона­лизма. Тогда начнет скла­дываться сообщество CIO и возникнет, собственно, такая профессия. На сегодняшний день на­личие или отсутствие CIO и ИТ-структуры в рамках отдельного предприятия или компании — это во­прос приоритетов. Если руководство считает, что создание системы ин­формационных потоков

• В США, Европе и бурно развивающихся азиатских странах давно

сформировались профессиональные сообществ CIO. Нам же еще только предстоит пройти этот путь.

компании преждевре­менно и не входит в круг первоочередных задач — значит, рынок пока не ставит компанию перед необходимостью ее со­здания. Не надо торопить события. Лучше подо­ждать, пока ситуация «со­зреет».

Александр Останков, руко­водитель интернет-проекта Новолипецкого метал­лургического комбината

На сегодняшний день формированию CIO как самостоятельной группы топ-менеджеров мешают:

— компьютерная безгра­мотность руководства. Многие просто боятся компьютеров;

— отсутствие в основных базовых отраслях эконо­мики осознанных по­требностей в примене­нии ИТ. Работают по ста­ринке и гордятся этим;

— большое количество шарлатанов в отрасли ИТ при пренебрежимо малом количестве полезных оте­чественных разработок;

— явная победа продав­цов над разработчиками. Первые ничего сами не делают, как правило, только продают готовые импортные решения, причем зачастую внед­ряя их вместо имеющих­ся «доморощенных» раз­работок. Импортные сис­темы помогают основно­му бизнесу, но зато име­ют ощутимый денежный эффект;

— полное непонимание специфики труда ИТ-спе­циалиста со стороны топ-менеджмента. Сегодняш­ний программист в боль­шинстве случаев воспри­нимается как некий ре­месленник, которого приходится держать по досадной необходимос­ти. Его действительные достижения «не видны» (как правило, лавры, вы­ращенные трудом про­граммиста, достаются тем, кто пользуется ре­зультатами его труда), зато при любом сбое в информационной систе­ме он оказывается первым в очереди винова­тых. Лучшая стратегия для ИТ-специалиста в та­ких условиях — ничего не менять и уж тем более не вносить никаких усо­вершенствований, осо­бенно кардинального свойства;

— отсутствие реального ИТ-менеджмента как об­ласти деятельности;

— отсутствие системати­ческого фундаментально­го образования ИТ-спе-циалистов. Тот богатый выбор фирменных кур­сов, который существует сейчас, никоим образом не способствует форми­рованию базы фундамен­тальных знаний, без кото­рых специальные навыки могут восприниматься только лишь на «уровне обезьяны». Да, безуслов­но, отдельные личности способны по книгам (кстати, приличной лите­ратуры по-прежнему ма­ло) и на собственном опыте выработать такую базу, однако это вовсе не поощряется. Ибо руково­дить «ученой обезьяной» проще, чем мириться с человеком, имеющим свое мнение.

Александр Паутина, на­чальник ИТ-группы компа­нии East Line

Любая бизнес-система, будь то производственное или коммерческое пред­приятие, нацелена на по­лучение прибыли. Соот­ветственно, важен баланс между затратами на внед­рение той или иной систе­мы и прибылью, которую она принесет. Трудно, а чаще всего невозможно напрямую просчитать прибыль от внедрения, например, ERP-системы. А затраты на ее внедре­ние колоссальны. Да, скорость получения инфор­мации руководителем, ее достоверность и полнота часто имеют большое зна­чение. Но когда руководи­тель думает, сколько ему будет стоить система ин­формации, он приходит к выводу: «Черт с ней, я и так проживу. Ведь обхо­дился же до сих пор!» Тем более, что у каждого руко­водителя есть штат управ­ляющих среднего звена, которые собирают, анали­зируют и доводят до него необходимую информа­цию. Кроме того, все транзакции с партнерами по бизнесу так или иначе фиксируются на бумаге, электронный документо­оборот с юридической точки зрения у нас еще только делает первые ша­ги. Поэтому у большинст­ва компаний и предприя­тий просто нет необходи­мости во внедрении ком­плексных информацион­ных систем, всё ограничи­вается автоматизацией отдельных структурных подразделений и созда­нием общей офисной ИТ-инфраструктуры. Следова­тельно, нет пока и необхо­димости в CIO. По край­ней мере, в «западном» понимании.

Инна Плотникова, прези­дент компании Diamond Communications

Кто владеет информацией — тот правит миром. По­этому директор информа­ционной службы предпри­ятия — CIO — чрезвычай­но влиятельный и полезный сотрудник, но одновременно чрезвы­чайно опасная фигура. Для того, чтобы CIO дейст­вительно занял присущее ему место среди топ-ме­неджеров корпорации, необходимы:

— прозрачность бизнеса компании;

— высокий уровень куль­туры управления компа­нией;

— достаточно развитый уровень управленческих информационных струк­тур самой компании (на­пример, на уровне ERP);

— принятие целого ряда законов об информацион­ной безопасности пред­приятий, которые оградят руководство и собственни­ков компаний от информационного шантажа своих сотрудников (особенно бывших) и запретят со­трудникам использовать полученную информацию в корыстных и иных целях. Все это только необходи­мые условия, но отнюдь не достаточные. Возрас­тание роли CIO в приня­тии стратегических реше­ний и их осуществлении начнется только тогда, когда такое участие при­ведет к заметному ком­мерческому эффекту.

Юрий Абрамов, началь­ник отдела внедрения ПО компании AviComp Services AG

Необходимым условием превращения директо­ров ИТ-служб российских предприятий в отдельную влиятельную профессио­нальную группу топ-ме­неджеров является бе­зусловное понимание высшим руководством того, что информационные технологии играют не только обслуживают бизнес, но и способны продвинуть его вперед. Отражением этого пони­мания должна стать яс­ная стратегия развития бизнеса, пронизанная концепцией информати­зации предприятия, а также статус директора ИТ-службы на уровне высшего руководства. Другим необходимым усло­вием является совмеще­ние современными дирек­торами ИТ-служб высокого уровня профессиональной подготовки в области ИТ и бизнес-образования, что обеспечивало бы их рав­ноправное участие на уровне руководства в при­нятии решений. К сожалению, сегодня эти условия не выполняются, а роль ИТ-службы предприятий, как бы она ни называлась

— группа, служба, отдел, управление, департамент

— подчиненная. И значе­ние, которое придает руко­водство предприятия ИТ-службе, заведомо ниже других бизнес-подразделе­ний. А в случае пересмотра бюджета предприятия пер­выми «урезаются» именно те статьи расходов, кото­рые ориентированы на развитие информацион­ных технологи и.

Александр Миронов, ви­це-президент по исследо­ваниям и разработкам компании «АйТи»

Появление в России ново­го класса управленцев — директоров по информа­ционным технологиям — сегодня можно уже счи­тать процессом законо­мерным и неизбежным. Тому есть одно простое объяснение — слишком большими издержками оборачиваются нынче для предприятий игнорирова­ние информационных тех­нологий и ошибки в сфере ИТ, чтобы по-прежнему за эту область отвечал не подготовленный управле­нец стратегического уров­ня, а простой технолог. И чем раньше руководство компании осознает эту ис­тину, тем быстрее появля­ется шанс получить конку­рентные преимущества и тем больше вероятность надолго оторваться от своих «соседей по бизне­су». Так что появление но­вой массовой формации топ-менеджеров в сфере ИТ — это вопрос несколь­ких ближайших лет.

Впрочем, справедливости ради надо сказать, что многим предприятиям эта ступень развития не дает­ся легко, и тому есть ряд причин. Прежде всего пре­одоление инерции недове­рия к появлению в составе топ-менеджмента компа­нии «нового лица» — CIO. Однако если этого не слу­чится, руководителю во­лей-неволей придется ли­бо самому брать на себя ответственность по реше­нию сложных ИТ-задач, ли­бо делегировать эти пол­номочия кому-нибудь «бо­лее привычному», напри­мер — финансовому ди­ректору (кстати, на ряде предприятий сегодня так и поступают). Очевиден и де­фицит специалистов по­добного уровня, обладаю­щих достаточным для CIO уровнем компетентности. Возможно, ситуация в кор­не изменится с появлени­ем в России специальной программы подготовки менеджеров высшего звена в области информацион­ных технологи и. Кстати го­воря, такая программа бы­ла разработана совмест­ными усилиями двух самых сильных отечественных школ подготовки кадров: Академии народного хо­зяйства при Правительст­ве РФ и Академии «АйТи». Так что шанс добиться взаимопонимания у всех сторон, вовлеченных в процесс формирования CIO как класса топ-ме­неджмента, существует. А значит, есть надежда в скором времени увидеть и результат.

Центральный федеральный округ