In English

ERP: если ресурсы планировать

23.01.2002, Бурсак Антон
Издание: CIO
Разумеется, пока рано говорить о «россий­ском экономическом чуде» — увы, предпосылки к этому еще не сложились. Кро­ме того, процесс оздоровле­ния сопровождается массой факторов, напрямую никак не зависящих от непосредствен­ных участников рынка — пред­приятий разных форм собст­венности: неожиданные «про­валы» золотовалютных резер­вов ЦБ, изменение мировой конъюнктуры на финансовых рынках и, гораздо более важ­ных для России, рынках сырь­евых, зигзагообразный харак­тер развития законодательст­ва... Но трудно не заметить фиксируемый практически всеми игроками рынка ин­формационных технологий рост интереса российского корпоративного заказчика к новым решениям, позволяю­щим снизить издержки, опти­мизировать бизнес и сделать его более прозрачным. Как минимум — для самих собст­венников и управляющих. Ин­терес предприятий к автома­тизированным системам уп­равления бизнес-процессами - результат «потепления» в российской экономике. Те­перь остается ждать обратной связи, когда применение но­вых технологий начнет приво­дить к появлению на рынке действительно эффективно работающих предприятий. Ведь, собственно, из них эко­номика и состоит...

Одним из результатов ан­тикризисного тренда стало появление у значительной ча­сти российских предприятий свободных средств, которые могут быть потрачены на оп­тимизацию производственного процесса. В результате управляющие высшего звена в течение всего прошлого го­да проявляли повышенный интерес к одному из базовых классов корпоративных ин­формационных систем — ERP как средству снижения (по крайней мере, такой эф­фект обещают все поставщи­ки решений) производствен­ных издержек.

Отчасти же всплеск инте­реса корпоративных заказчи­ков к теме ERP можно объяс­нить постепенными измене­ниями в стане собственников и наемных управляющих. Об­ладание собственностью не означает автоматической генерации прибыли. Мало того, владение собственностью по­рой оборачивается прямыми финансовыми потерями, ес­ли собственник неэффектив­но управляет находящимися в его ведении экономическими структурами. Но непосредст­венно управляющий собст­венник — явление редкое. И это значит, что в России по­степенно складывается новый класс мотивированных, ус­пешных и эффективных на­емных управляющих, задача которых — превращение соб­ственно факта владения ре­сурсами в прибыль. И если в мировой практике управле­ния корпорациями любых размеров применение ин­формационных технологий и в том числе ERP — стандарт­ный путь снижения издержек и оптимизации управления (а это ключевое условие на пути к экономической эффектив­ности), новый российский менеджмент готов испробо­вать это магическое средство на себе. Кстати говоря, заказчики первой волны мало чем рискуют. Поставщикам сер­висов ИТ, игрокам рынка как воздух нужны сегодня success stories, прецеденты успешных внедрений: только так можно развивать этот рынок и фор­мировать портфель веских аргументов.

В результате к концу 2001 года большинство крупных операторов российского рын­ка ERP сообщило о довольно бурном росте в этом сегменте решений. Мало того, практи­чески единодушно признан факт, что рост этот продол­жится и в ближайшие годы, причем по все более крутой траектории. В результате, по крайней мере, на период 2001-2006 года делается весьма обоснованный про­гноз в части динамичного развития рынка ERP-систем в России. Основными источни­ками финансирования такого рода проектов должны стать инвестиции крупных финан­сово-промышленных групп, направляемые в активно ску­паемые производственные предприятия (фактически это результат продолжающегося процесса передела собствен­ности), собственные средства предприятий на фоне общего подъема экономики и, нако­нец, рост платежеспособного спроса на предлагаемые оте­чественными производителя­ми товары и услуги.

В числе наиболее передо­вых с точки зрения внедрения систем класса ERP и MRP** отраслей сегодня можно вы­делить нефтегазовую, хими­ческую и нефтехимическую, пищевую промышленность, фармацевтику, сектор теле­коммуникаций, значительную часть предприятии ма­шиностроения, а также ВПК. Впрочем, «пока следует пони­мать, что большинство пред­приятий, готовых к осуществ­лению проектов по внедре­нию ERP-систем, сегодня по своим масштабам относятся к категории крупных или, в редких случаях, — средних», — комментирует ведущий консультант департамента консалтинга по информаци­онным технологиям компа­нии «АйТи» Владимир Баро­нов. В то же время это ни­сколько не противоречит те­зису о том, что потребность в ERP-системах объективно растет. Так, президент корпорации «Галактика» Николай Красилов оценивает объем российского рынка ERP в 2001 году на уровне 60-65 млн. долларов, в то время как в 2000 году исследовательская компания ЮС зафиксировала гораздо меньшую цифру — 47 млн. долларов. Причины рос­та все те же. «Заказчики сего­дня крайне озабочены повы­шением эффективности биз­неса. После августовского кризиса 1998 года стоимость рабочей силы, услуг и многих товаров (кроме тех, которые закупались за границей) упа­ла в несколько раз. Сейчас же всё вернулось к докризисному состоянию, и руководите­ли предприятий снова начали искать способы снижения расходов. Одним из решений как раз и является внедрение ERP», — утверждает Николай Красилов.

ДВА КЛАССА

При том, что каждое из ре­шений на рынке систем ERP обладает своими осо­бенностями, в целом такие решения можно разделить на два ключевых сегмента. Прежде всего, это финан­сово-управленческие сис­темы. Их отличительная черта — отсутствие произ­водственных модулей. Со­отношение российских и западных систем на этом рынке примерно одинако­во. Типичный срок внедре­ния таких систем — около года, а стоимость может достигать сотен тысяч дол­ларов.

Второй сегмент — средние и крупные интегрирован­ные системы. Разница между этими системами до­вольно условна и заключа­ется в наличии или отсутст­вии отраслевых решений. Отчасти — в зависимости решения от масштабов предприятия, в том числе от его территориальной распределенное™. Сроки внедрения подобных сис­тем с учетом управления производством могут со­ставлять несколько лет, а стоимость лежит в преде­лах от нескольких сотен ты­сяч до нескольких десятков миллионов долларов. Сле­дует отметить, что такие си­стемы предназначены в первую очередь для повы­шения эффективности уп­равления крупными пред­приятиями, корпорациями. Требования бухгалтерского или кадрового учета отхо­дят в этом случае на второй план. Наконец, к этой кате­гории относятся пока лишь западные продукты.

Игорь КАРПАЧЕВ, «Делойт и Туш СНГ»


Иной заказчик

Итак, одним из ключевых факторов, обеспечивающих быстрый рост российского рынка систем автоматизации, поставщики считают приход «нового менеджмента» — ру­ководителей, более гибко от­носящихся к новым веяньям.

Владимир Баронов («АйТи»): Сегодня большинство предприятий, готовых к комплексной автоматизации, относятся к категории крупных.

К ним могут быть отнесены как действительно молодые управленцы, так и пересмот­ревшие свои взгляды пред­ставители «старой гвардии». «Мы отмечаем резкий рост квалификации заказчика: ес­ли раньше приходилось дол­го объяснять, зачем вообще нужны интегрированные сис­темы и, особенно, консалтин­говые услуги, то сегодняшний заказчик сам очень хорошо разбирается в информацион­ных технологиях, проектной организации работ, понимает большинство современных управленческих подходов к их выполнению и, главное, обладает большим желанием все это внедрить и активно использовать, — говорит пре­зидент компании Columbus IT Partner Владимир Демин. — Сегодняшний заказчик уже не хочет довольствоваться тем, что имеет, или тем, что лежит на поверхности. Его задача — получить максимум пользы от управленческих концепций и возможностей ERP-систем. А это диктует «сдвиг в требо­ваниях» к наличию передо­вых управленческих концепций (управление цепочками поставок, отношениями с клиентами, знаниями и т. п.), необходимость обеспечения высокого уровня адаптивнос­ти систем — возможности бы­стро и безопасно дополнять или видоизменять рабочие процедуры».

При том, что в течение многих лет представители российского рынка информа­ционных технологий утверж­дали, что «заказчик не готов» к пониманию роли современ­ных ИТ-решений в структуре своего бизнеса, нынешнее изменение тональности вы­сказываний трудно обойти вниманием. Постепенно к россииским топ-менеджерам пришло понимание того, что бизнес должен быть абсолют­но управляемым. Маржи­нальный показатель во мно­гих отраслях балансирует на грани рентабельности, и яс­но, что контроль расходов — вопрос, от которого напря­мую зависит благосостояние компании. Без этого любые «конкурентные преимущест­ва» оказываются по большей части мнимыми.

Наконец, на отношение заказчика к корпоративным информационным системам влияет еще один, до сих пор, правда, весьма противоречи­вый процесс — вывод бизнесов «из тени». Потребность в автоматизации сложных «се­рых» схем практически отсут­ствует, причем происходит это даже в рамках действую­щих проектов, которые внед­рялись во многом для реали­зации сложных схем оптими­зации налогов. Теперь «схе­мы» оказались ненужными, и дизайн бизнес-процессов приходится пересматривать «на ходу». И, кстати говоря, многие предприятия смогли оценить на этом пути как пре­имущества действительно эффективных решений, так и ограничивающие маневр не­достатки решений, которые в силу недобросовестности (а порой низкой квалификации исполнителя) или неверного определения целей внедре­ния оказываются скорее тор­мозом, чем эффективным инструментом развития биз­неса.

Критерии выбора

Строго говоря, большин­ство «кандидатов на внедре­ние» обладают достаточными финансовыми ресурсами, однако инвестиции в ИТ для большинства российских предприятий все еще отно­сятся к расходным статьям бюджета или осуществляются по остаточному принципу. Поэтому поиск оптимального соотношения цены и качества остается одним из ключевых вопросов и довольно часто решается в процессе выбора между российскими и зару­бежными системами автома­тизации. Впрочем, если речь не идет о действительно крупных предприятиях, где выбор делается в пользу од­ного из гигантов — SAP/R3 или Oracle Applications, то возможных вариантов дейст­вительно немало. При этом зарубежные продукты «сред­него класса» уже не всегда намного дороже российских разработок, обладая в то же время такими преимущества­ми, как международный опыт инсталляций, имя поставщи­ка. В свою очередь, отечест­венные решения славятся бо­лее точным соответствием российским деловым обыча­ям, практике документооборота, отчетности и, что нема­ловажно, способностью под­страиваться под крайне дина­мичное местное законода­тельство.

В любом случае, диалог между лидерами этих двух конкурирующих направлений становится все более содер­жательным и одновременно напряженным: конкуренция усиливается.

По оценкам Владимира Демина (Columbus IT Partner), «российские ERP-системы все же не могут пока демонстри­ровать результаты, сравни­мые с западными решения­ми. Речь идет о потенциале, который можно приобрести лишь по прошествии доволь­но длительного времени. Ведь на Западе системы клас­са ERP/MRP разрабатываются вот уже несколько десятков лет и ориентированы они в первую очередь на эффек­тивное ведение бизнеса, а не на „обход" налогов, ведение „черной кассы" и т. д. Поэтому западные системы гораздо лучше реализуют „правиль­ную" бизнес-модель». В этом же, правда, заключается и их минус. Западные системы ху­же приспособлены к работе со сложными, нелогичными бизнес-моделями, которые могут выжить в России. Тре­буется существенная локали­зация этих систем уже в Рос­сии, что очень долго и доро­го». «У иностранных компа­ний, как мы все знаем, накоп­лен большой опыт в создании систем ERP, — парирует Нико­лай Красилов («Галактика»), — вместе с тем существует ряд труднопреодолимых про­блем, из-за которых россий­ские компании выбирают российские же решения. Прежде всего, это высокая цена: решения SAP и Oracle считаются дорогими даже на западных рынках, и у нас да­леко не все могут себе позво­лить вложить такие средства. Кроме того, российские ре­шения создавались позже, и у нас была возможность учесть некоторые новшества, кото­рых раньше просто не было. Наконец, еще одним преиму­ществом российских ERP-систем является большая гиб­кость, оптимизация под рос­сийские бизнес-процессы. Очевидно, что любая компа­ния прежде всего учитывает интересы рынка, который приносит ей максимальную прибыль, и в соответствии с этим ранжирует свои усилия. И если российский рынок приносит от силы 1-2% при­были, то для зарубежных по­ставщиков, в отличие от рос­сийских, приоритетными будут оставаться зарубежные потребители».

Факторы влияния

Каждый руководитель ИТ-подразделения любой рос­сийской компании, вне вся­кого сомнения, готов изло­жить свое видение рынка по­требления в сфере корпора­тивных информационных си­стем. А как видят его постав­щики? По оценкам ведущего консультанта департамента консалтинга по информаци­онным технологиям компа­нии «АйТи» Владимира Баронова, существует несколько основных факторов, в той или иной степени определяющих интерес заказчиков к систе­мам ERP.

Прежде всего, это очевид­ный спад на западных рынках систем ERP (на фоне массово­го перехода к следующим сту­пеням развития корпоративного ИТ-хозяйства, включая, например, аутсорсинг) при одновременном росте рос­сийского рынка. Результат: в Россию устремилось все большее количество запад­ных поставщиков систем са­мого разного уровня.

С другой стороны, запад­ные решения до сих пор не в полной мере соответствуют российскому законодательст­ву, что и определяет порой настороженное отношение к ним многих отечественных предприятий и предполагает необходимость локализации или интеграции с отечествен­ными продуктами. Это обсто­ятельство, на взгляд Баронова, также усиливает преиму­щества российских постав­щиков, которые, в свою оче­редь, стараются «дорастить» свои решения до функциона­ла «настоящих» систем ERP.

Наконец, это явный рост квалификации руководите­лей российских предприятий, как в части управления, так и информационных техноло­гий, что определяет повы­шенный интерес с их стороны к системам ERP как к наибо­лее эффективному средству автоматизации.

Наконец, не стоит забы­вать и о влиянии зарубежных инвесторов с привычным для них стремлением в макси­мальной степени «подстро­ить» российский бизнес под привычные международные схемы. «Повышение инвести­ционного рейтинга России и общий спад мировой эконо­мики позволяют ожидать притока инвестиций в страну. В свою очередь, инвесторы требуют прозрачности инвес­тируемых бизнесов и отчет­ности по мировым стандар­там, что эффективно достигается при помощи информа­ционных технологий», — ут­верждает Андрей Иолтуховский, ведущий эксперт отде­ления корпоративных систем управления компании IBS.

Добавим, что в этом слу­чае иностранные инвесторы часто требуют использования знакомых им решений от за­падных же поставщиков.

Спектр

При том, что российская пресса довольно активно пи­шет сегодня о ERP «вообще», в действительности рынок та­ких решений распадается на несколько сегментов, каждый из которых характерен рядом весьма существенных отли­чий.

• Андрей Иолтуховский (IBS): Спад в мировой экономике и рост инвестиционного рейтинга России -— хороший фон для развития сектора ИТ.

В целом, стоит рассматри­вать три основных сегмента, представленных системами для автоматизации крупных, средних и малых предприя­тий. К первому классу Влади­мир Демин (Columbus IT Partner) относит решения сто­имостью от $200 тыс., при­чем, по его оценкам, на этом рынке ведущую роль играет пока SAP R/3. В среднем сегменте ($10 000 - 200 000) представлено несколько де­сятков активных игроков, и, соответственно, здесь наблю­дается самая жесткая конку­ренция. На рынке систем ав­томатизации малого бизнеса стоимостью до 10 000 долла­ров лидирующую позицию занимает «1C». В целом согла­сен с такой оценкой и Андрей Иолтуховский: «Основная конкуренция заметна на рын­ке „средних" систем, которые представлены в значитель­ном количестве, а на рынке крупных систем доминирует SAP».

Сегодня перспективы ком­паний, занимающихся разра­боткой и внедрением делово­го ПО, выглядят вполне опти­мистичными. Наиболее дина­мичное развитие рынка ERP-систем в последнее время на­блюдается как раз в сегменте потребителей, условно отно­симых к «среднему» по мас­штабам бизнесу. Стоящие пе­ред ними задачи явно пере­росли функциональные воз­можности решений входного уровня — базовых учетных, бухгалтерских систем. В свою очередь, «заплатки» в виде собственных разработок ча­ще всего не позволяют полу­чить целостной картины биз­неса. А потому встает задача внедрения полноценных ERP-систем или проведения за­казных разработок в рамках построения комплексной сис­темы автоматизации. Здесь, правда, по оценкам гене­рального директора компа­нии IIG Максима Тамбиева, выделить отрасли, где разви­тие окажется наиболее значи­тельным, довольно трудно: «Все эти проблемы достаточ­но общие и типичны для горизонтального рынка - боль­шинства предприятий вне за­висимости от „вертикали" — принадлежности к той или иной сфере деятельности».

Таким образом, в ближай­шее время ожидается замет­ный рост спроса на корпора­тивные решения со стороны средних предприятий, при­чем на решения, способные интегрироваться с традици­онными системами бухгал­терского учета. Ведь чаще всего заказчик вовсе не хочет «все снести и построить зано­во». Скорее, наиболее типич­ная потребность — наращива­ние функционала имеющихся учетных систем, расширение его за счет добавления функ­ций управления бизнес-про­цессами, избавление от «са­модельных» и чаще всего не­эффективных программных решений при соблюдении важных условии — не поте­рять накопленные данные о клиентах, не подвергать рис­ку уже налаженный бухгал­терский учет и не заменять весь парк компьютеров как «морально устаревший».

Сегодня корпоративный заказчик в России довольно охотно рассматривает пред­ложения о внедрении систем в том случае, если общая сто­имость проекта колеблется в пределах $20 000-40 000 при сроках внедрения в пре­делах трех-пяти месяцев. Та­ким образом, перед постав­щиками встает задача пред­ложить не только собственно продукт, но и весь комплекс сопутствующих услуг по кон­салтингу и внедрению. При этом сегодня всем пора за­быть о «бесконечных проек­тах по автоматизации». А это означает, по крайней мере, применение эффективных технологий по управлению самими проектами. «Сегмент средних компаний, стратеги­ческий для нашей фирмы, заметно „подрос". Клиент понимает, что за копейки не получить действительно цен­ного инструмента оптимиза­ции бизнеса. Ситуация, ко­нечно, пока далека от идеа­ла, но разница между ожи­даниями от внедрения сис­тем автоматизации, получае­мой от них пользой и пред­ставлениями об их стоимос­ти у клиента сокращается. По сравнению с 2000 годом пла­тежеспособность российских компаний возрастает, и это вполне ожидаемый резуль­тат. Экономика страны раз­вивается очень стремитель­но, и хочется верить, что эта тенденция сохранится в дальнейшем», — говорит Владимир Демин.

При этом, по оценкам Максима Тамбиева (IIG), практически все заказчики в той или иной степени стре­мятся в первую очередь ав­томатизировать управленче­ский учет: «Большинство из них при этом отдают предпо­чтение традиционной систе­ме бухгалтерских проводок. При таком подходе решаю­щую роль играет построение „внутреннего" плана счетов и списка возможных опера­ций. Если в отношении „офи­циального" бухгалтерского учета эти функции выполня­ют государственные органы, то соответствующие разра­ботки для управленческого учета — область приложения сил для консультантов и ана­литиков. Таким образом, ос­новную долю в стоимости проекта начинает играть вне­дрение и консалтинг - по­добная ситуация всегда была характерна для крупных про­ектов, но средний и малый клиент еще не вполне готовы к ней».

ASP. ПРОБЛЕМА ДОВЕРИЯ

Одно из возможных реше­ний, имеющее, судя по всему, неплохие перспек­тивы на рынке небольших предприятий, — аренда приложений в традиции ASP (application service provision). В такой схеме провайдер приложений устанавливает програм­мы на своих серверах и обеспечивает на коммер­ческой основе доступ кли­ентов к ним. При этом клиент может не беспоко­иться об инсталляции про­граммного обеспечения, его обновлении, резерв­ном копировании данных — все эти заботы ложатся на плечи провайдера ASP. Впрочем, такой подход порождает ряд довольно серьезных проблем. В России это прежде всего проблема доверия. Дейст­вительно, убедить клиента в том, что поставщик сер­висов ASP способен га­рантировать неприкосно­венность данных в любых условиях, нелегко (даже если заказчика и удается убедить, что провайдер приложений не будет пользоваться его данны­ми, есть еще фискальные и силовые органы). Тем не менее, на развитых рын­ках США и Европы такой подход уже нашел немало приверженцев. Подан­ным аналитиков IDC, объ­ем рынка аренды ERP-систем уже составляет 4,5 млрд. долларов. А вот бу­дут ли в массовом поряд­ке такого рода услуги вос­требованы в России, пока сказать трудно.

Другое направление уп­равленческого учета, пользу­ющееся сегодня значитель­ным спросом, — бюджетное планирование и учет. Напри­мер, по оценкам экспертов IIG, «бюджетное» решение, предлагаемое компанией, вызывает у предприятий, имеющих сложную структуру, дочерние и удаленные под­разделения, определенные трудности. Довольно типич­ная проблема здесь чаще все­го состоит в том, что такие функции тесно связаны с опе­ративной деятельностью и должны быть либо реализо­ваны на том же ядре, что и традиционная «главная кни­га», либо тесно интегрирова­ны с ней. «К сожалению, пока отсутствуют стандарты интег­рации между системами авто­матизации управления и бухгалтерского учета, поэтому в каждом проекте компании IIG приходится опираться на соб­ственные наработки с исполь­зованием обмена XML-документами», — комментирует Максим Тамбиев.

Наконец, еще одно на­правление, становящееся все более востребованным рос­сийскими предприятиями, — автоматизация фронт-офиса, иначе — функций взаимодей­ствия с клиентами. До сих пор средние и малые пред­приятия использовали для этих целей де-факто стан­дартное офисное ПО (напри­мер, Microsoft Office) и про­граммы собственной разра­ботки. Но при том, что уже давно никто из корпоратив­ных клиентов не берется за самостоятельную разработку бухгалтерских систем, «само­дельные» программы класса «Менеджер», «Заказы» или «Клиенты» считаются чуть ли не правилом хорошего тона. С увеличением числа продук­тов и клиентов, при необхо­димости реализации инди­видуального, дифференци­рованного подхода к ценооб­разованию и условиям об­служивания, сопровождение и развитие таких программ становится трудоемким и до­рогим. Вот почему столь зна­чительный интерес в 2001 го­ду обозначился со стороны заказчиков к внедрению сис­тем класса CRM. Унаследо­ванная клиентская база лю­бого почти предприятия име­ет особую, самостоятельную ценность, и часто возникает необходимость миграции данных. Вывод: чем раньше предприятие начнет исполь­зовать «промышленную» си­стему для взаимодействия с клиентами, тем меньше проблем при ее внедрении и ни­же риск отстать от конкурен­тов, — полагают специалисты IIG.

Без спешки

Попытки реализации про­ектов «одним махом» сегодня не в чести. Причем не только у исполнителей, но и, что край­не важно, у корпоративного заказчика. Хотя в последнем случае это до сих пор исклю­чение, чем правило. Но боль­шинство серьезных постав­щиков корпоративных ИТ-решений сходится во мнении, что серьезное переосмысле­ние этапов внедрения дейст­вительно происходит. Если так, то это начало революции в российском мире ERP.

Опыт десятков неудачных проектов показал: если поставить перед собой задачу «сразу внедрить всё» (что, разумеется, часто отвечает ожиданиям клиента), то со стопроцентной вероятнос­тью результатом будет пол­ное фиаско. Сегодня мас­штабные проекты принято разбивать на фрагменты, каждый из которых несет с собой конкретный смысл с точки зрения бизнеса. Ины­ми словами, клиент должен иметь возможность дать оценку сделанному — по собственной шкале эффек­тивности. Если таким обра­зом рассматривать проекты, в которых видна скорее по­зитивная динамика, чем ру­тинная борьба с миллионом проблем, хорошо видно: все они развиваются по четко определенному пути, оста­новки на котором - конкрет­ные результаты. И это един­ственный способ, почти га­рантированно приводящий к успеху.

Несмотря на то, что обвал акций высокотехнологичных компаний в США и Европе привел к тому, что на Западе многие стали очень осторож­но относиться ко всему, что так или иначе связано с ИТ (сегодня эту ситуацию назы­вают «кризисом индустрии высоких технологий»), боль­шинство операторов рынка склоняется скорее к положи­тельной оценке прошедшего «бума Интернета» и последо­вавшего охлаждения. «Все эти явления вызвали скачко­образное повышение ком­пьютерной грамотности и об­разованности в области при­кладного использования ин­формационных технологий со стороны высшего менедж­мента компаний-потребите­лей ИТ. Еще год назад в Интернете можно было „сде­лать" миллионы за мгнове­ние. Это привлекало многих, и если не с точки зрения биз­неса, то, по крайней мере, с „образовательной": всегда интересно, где можно быстро заработать», — говорит Вла­димир Демин (Columbus IT Partner). Вот поэтому плоды этого «бума» весьма конкрет­ны. Как минимум, заметно облегчено взаимодействие с клиентом по вопросам авто­матизации бизнеса. «„Бум" Интернет-технологий не успел толком оказать влияния, а вот спад нездорового ажиотажа вокруг Интернета позволил заказчикам более здраво осо­знать свои реальные потреб­ности и избавил их от ощуще­ния того, что стоит им вывести в глобальную сеть кусочек своего бизнеса, как произой­дет внезапный и бурный рост, практически без усилий и за­трат. В целом, это влияние сле­дует оценивать как положительное для отрасли, хотя ко­личество проектов и уменьши­лось. Зато они стали более се­рьезными, проработанными и технологичными», — добавля­ет Максим Тамбиев (IIG).

Понятно, что главный сти­мул для любого предприятия в части внедрения любых ИТ-решений - экономическая эффективность. А это значит, что исполнители проектов, как и поставщики базовых продуктов, обязаны внятно описать клиенту ожидаемые результаты. Впрочем, сам клиент должен понимать, ка­ких целей и какой ценой он стремится достичь. В отсутст­вие одного из этих элементов результат внедрения вряд ли устроит обе стороны.

Кнопка жизни
Центральный федеральный округ