In English

Делайте что-нибудь

14.05.2002
Издание: Эксперт
Руководитель каждую секунду ищет живую воду для своей компании. Или не ищет.

Хотите, пригласим военный оркестр? За тысячу долларов. Ну или два оркес­тра?» — обращаясь к сотруд­никам с предложением по поводу очередного корпоративного праздника, директор компании искренне хотел им угодить. Точно так же мужчина предлагает женщине: «Ну хочешь, проведем отпуск вместе?» Мол, ты же видишь, я не виноват, что все так плохо... Кол­леги, как и недовольная подруга, упорно не же­лали вдохновляться соблазнительными идеями шефа, думая о своем. Цыгане с медведями, ор­кестр пожарной команды, звезды театра и ки­но — за время существования организации им не предлагали повеселиться разве что вместе с балетом Большого. Но почему-то с каждым го­дом веселья было все меньше.

Может, корпоративные праздники устраива­ют не для веселья? Ведь для этого можно найти команду «погорячее», чем соседи по офису. Тог­да кому и для чего они нужны?

В 1984 году, когда нефтяная компания Shell ре­шила выйти в мировые лидеры и стала изучать списки Тор-500 журнала Fortune, чтобы понять, у кого черпать успешный опыт, выяснилось, что к тому моменту треть (!) списка 1970 года уже за­кончила свой земной путь.

Жизнь компаний становится все короче — это давно заметили специалисты. Однако никто и никогда не скажет точно, отчего умерла та или иная фирма, несмотря на горы литературы про секреты успеха в бизнесе. Точно так же, как ни­кого еще не спас от корпоративной смерти курс МВА, пройденный директором. Как сказал один консультант: «Я с детства не мог понять, для че­го в русских сказках присутствует мертвая вода. Живая — понятно для чего. И только недавно я понял. Мертвая вода — это тот объем знаний, опыта, который необходим человеку, чтобы быть встроенным в социальную систему. Но его не­достаточно. Для жизни нужна энергия, которая берется из другого источника». Другой консуль­тант говорит по сути про то же самое: «У людей с бизнес-образованием есть иллюзия того, что они действуют так, как их научили. Вот так я мо­тивирую персонал, так я контролирую, так я деньги считаю. То есть им в бизнес-школе дали кучу инструментов, и они верят в то, что их ин­туитивные решения являются результатом про­думанной техники».

Обычно источниками предпринимательской энергии считают физиологию (хирург Святослав Федоров когда-то сказал, что предпринимате­лями может стать небольшое число людей, у ко­торых хорошо работают надпочечники и выбра­сывается большое количество адреналина) и ум­ные книжки. Но чем дальше, тем более заметная часть бизнес-действительности «вываливается» из этих рамок. И уж во всяком случае их часто бывает недостаточно, чтобы надолго сохранить высокий тонус компании.

Сами предприниматели давно нащупали аль­тернативные источники вдохновения — поэзию, литературу, живопись, музыку, театр, историю, философию, хореографию. Именно поэтому, а не из благотворительности или, наоборот, ко­рысти раскупается большинство картин современных художников, делаются пожертвования на строительство концертных залов и назнача­ются стипендии молодым талантам. Тагир Яппаров (компания «АйТи») создал звукозаписы­вающую компанию «АрсеналЪ», потому что ув­лекся творчеством Алексея Козлова. Компания «Легенда Крыма», торгующая винами, продюсирует Бориса Гребенщикова просто потому, что любит его музыку. Искусство необходимо биз­несу как самый органичный путь к высвобожде­нию контекста, нарушению равновесия, размы­канию системы, расширению границ происхо­дящего. Это дает возможность быть в числе пер­вых, кто «разглядит узоры будущего в настоя­щем» и, значит, выделится из общего ряда и продлит жизнь своему бизнесу.

Новостью является, пожалуй, то, что в послед­нее время идет осознанный поиск средств «ути­лизации» искусства для выработки идей в биз­несе, в хорошем смысле слова. Пригласить ар­тиста на Новый год или повесить в офисе полот­но знакомого художника — это самый очевид­ный способ, никем, впрочем, не оспариваемый. Как раз многие считают, что с точки зрения прогнозирования результатов теория «черного ящика» оптимальна. Приводят в пример Фран­клина Рузвельта с его лозунгом «делайте что-ни­будь». То есть главное — не планировать изме­нения, а дать им возможность свободно проис­ходить и наблюдать результат.

Но некоторые этим не удовлетворены. Пы­таются, например, облегчить доступ к новым идеям, называя ориентиры фирмы в разных об­ластях, в том числе и в искусстве. Говорят, что это ускоряет поиск конкретных решений, обще­го языка с сотрудниками, клиентами. «Вчера мы устроили прощание с одним из ориентиров, Майком Науменко, — рассказывает один дирек­тор. — Теперь вместо него Курехин. Я объяснил народу почему». Дошло дело и до корпоратив­ных праздников. Какие-то веселые ребята ста­ли помогать в этом скучающим бизнесменам. Предлагают услугу — поставить спектакль сила­ми корпорации под руководством профессио­нальной театрально-консультационной коман­ды. Что-то вроде капустника? Нет, говорят, ин­тереснее. В ходе репетиций и написания сцена­рия благодаря целенаправленной работе режис­серов происходит такая сшибка всевозможных контекстов, что потом искры творчества высе­каются не только на спектакле, но и за рабочи­ми столами.

Окажется вода живой или мертвой, увиден­ный «узор будущего» — правильным или лож­ным, отвечать все равно руководителю. «Сколь­ко стоит такой спектакль?» — спросил меня лю­битель оркестров. «Не знаю, может быть, тысяч десять». — «И-и, за десять тысяч знаешь, какой праздник можно купить». Возможно, на следу­ющий год он предложит коллегам позвать де­сять военных оркестров. И кто знает, чем это кончится.

Центральный федеральный округ