In English

Самый крупный заказчик

17.03.2004, Некрасова Елена
Издание: CIO
До недавнего времени предложение на рос­сийском корпора­тивном ИТ-рынке практически полно­стью определялось интересами крупных корпоративных заказчи­ков. Осознавая роль ИТ-решений как инструмента для получения конкурентных преимуществ и имея средства на внедрение этих решений, крупные корпоратив­ные заказчики были полновласт­ными «законодателями мод». Го­сударство занимало позицию сто­роннего наблюдателя, периоди­чески участвующего законода­тельными инициативами в фор­мировании правил игры, но в иг­ру не вступающего. В последние годы, особенно после принятия ряда масштабных государствен­ных программ в области инфор­мационных технологий, ситуация стала стремительно меняться: «монополия» крупных корпора­тивных заказчиков закончилась, и российский рынок ИТ обрел в лице государства крупнейшего и перспективного заказчика, инте­ресы которого могут существенно повлиять на объем и структуру рынка.

Вхождение государства в ИТ-рынок в качестве крупнейшего потребителя является общемиро­вой тенденцией. Аналитики Gartner оценивают госсектор как один из наиболее быстрорасту­щих вертикальных ИТ-рынков: ежегодно ИТ-потребление в гос­секторе растет быстрее, чем в лю­бом другом секторе экономики.

«Можно рассматривать опыт, историю и существующую струк­туру западного рынка государственного ИТ-потребления как ориентир, поскольку в эпоху глобализации закономерности и за­дачи любого постиндустриально­го общества схожи, - считает Дмитрий Ведев, директор по маркетингу компании „АйТи". — Особенностью России, отличающей ее от стран Запада, является масштаб страны и наличие СНГ, где Россия формально или неформально играет роль ведущей страны».

Одна из знаковых тенденций, по мнению Тагира Яппарова, председателя совета директоров группы компаний «АйТи», заключает­ся в появлении в среде российских чиновников мнения о том, что ин­формационные технологии нужны для государственного управления. Важно, что осознание роли ИТ происходит на фоне постепенного изме­нения понимания роли государства в стране: «В прошлом году я впер­вые услышал от высоких чиновников рассуждения о том, что государ­ство предоставляет определенные сервисы гражданам и организациям страны, что эти сервисы должны быть высококачественными. Мы при­выкли к обратному: государство до сего дня не стремилось предостав­лять качественные сервисы и задачи такой не ставило. Изменение этого понимания и формирует совершенно иное отношение к информацион­ным технологиям, потому что в масштабах 150 миллионов потребите­лей, граждан страны, и тысяч организаций предоставлять сервисы без информационных технологий невозможно».

Конечно, появление понимания не означает немедленный запуск полномасштабных ИТ-проектов. Пока что процесс осознания протекает на фоне реализации проектов с текущими бюджетами, что может скорее дискредитировать, чем подтвердить это понимание. Но, по наблю­дению Тагира Яппарова, по мере реализации проектов государственно­го масштаба в госорганах возникает реальная оценка бюджетов и сро­ков таких проектов, формируются профессиональные команды, спо­собные реализовать проект. Естественно, проекты такого масштаба не запускаются мгновенно, они требуют долгой и тщательной подготов­ки — в том числе финансовой. Источники их финансирования уже ищутся в разных направлениях.


Иные масштабы — иные проблемы

Бюджет ФЦП «Электронная Россия» постепенно принимает разумные формы и консолидиро­ваться вокруг ряда ключевых про­ектов. Кроме того, начинают определяться «правила игры» по формированию региональных ИТ-бюджетов, складывающихся из федеральных региональных бюджетов и средств местных за­интересованных компаний — по­тенциальных инвесторов, кото­рые, например, могут быть заин­тересованы в повышении эффективности государственного управления и имиджа действующей команды управленцев, или в информации, функционирующей в государственных информационных системах. На­пример, одна из тем, которая сейчас сильно привлекает соинвесторов из бизнеса — тема энергосбережения. В региональных масштабах она решается в рамках региональных программ, финансируется из регио­нального бюджета, но в этой программе соучаствуют и местные круп­ные потребители или производители электроэнергии. Эта тема очевид­но связана с коммерческими интересами крупных игроков рынка. Та­ким же образом можно говорить о потенциальном построении ряда новых программ, где также будут соучаствовать игроки, заинтересо­ванные в их развитии. Это одна из моделей увеличения масштабов, бюджетов и скоростей развития проектов.

Такая ситуация, по мнению Тагира Яппарова, вполне закономерна: «Мы сами во многих проектах участвуем как соинвесторы, поскольку понимаем, что перед нами не стоит задача продать одноразово и доро­го свои услуги и продукты. В данной ситуации перед нами стоит доста­точно важная задача: развивать направления и проекты и достигать ус­пеха на всех этапах, чтобы эти проекты не останавливались. Очень час­то заказчик, потратив большие деньги на проект и не видя немедленного успеха, теряет веру. Мы, выступая как российская компания и рос­сийский производитель ряда продуктов, очень часто идем на специаль­ные ценовые условия для заказчика, понимая, что закладываем фунда­мент долгосрочного и сложного бизнеса, несмотря на то что бюджетное финансирование на сегодняшний день не оптимально».

Например, по текущим законам государственная организация не имеет права заключить контракт на несколько лет. Знаменитый закон о государственных закупках, принятый в середине 90-х годов, обязывает государственного заказчика реализовать ИТ-проекты на основе еже­годных тендеров. Создание масштабной информационной системы -дело не одного года, а поставщик ИТ-решения, приступив к работе, вы­нужден ежегодно участвовать в конкурсе на ее создание. Все долго­срочные проекты ежегодно «разыгрываются». «Разработчики этого за­кона, — говорит Дмитрий Ведев, — ставили цель уменьшить неэффек­тивно потраченные деньги, повысить отдачу от госбюджета. И они со- вершенно формально эту задачу решили: любая закупка проводится по конкурсу, в ходе которого выбирается оптимальное по цене решение. Это отличный способ эффективно закупить офисную мебель и компью­теры, но взаимоотношения поставщика и заказчика в проектных рабо­тах должны строиться совершенно иначе. Правда, на момент принятия закона о проектном подходе никто не думал - тогда и не предполагали, что все настолько стабилизируется, что можно будет планировать со­трудничество на несколько лет. С точки зрения того момента, когда за­кон разрабатывался и принимался, это было нормально, а о перспекти­вах не подумали». Настала пора развивать этот закон и вводить понятие долгосрочных проектов и программ. Члены АП КИТ и экспертного ко­митета при министре связи РФ сформулировали ряд предложений по изменению закона о закупках, которые помогут российским ИТ-компа-ниям более эффективно участвовать в подобного рода проектах и ре­шениях. Но пока ситуация не изменилась, разработчики российских ИТ-продуктов занимают гибкую и активную позицию: «Являясь вла­дельцами российских продуктов, - рассказывает Тагир Яппаров, - мы спокойно идем на достаточно серьезные скидки или отсрочки платежей при поставке лицензий этих продуктов. Мы понимаем, что жесткие тре­бования предоплаты неэффективны не только для заказчика, но и для нас — так мы можем просто остановить сложный проект. Если проект уже запущен, его надо поддерживать с тем, чтобы он развивался. Мы скорее формируем потенциал рынка, чем пытаемся получить немед­ленную прибыль».

Государство в мировом ИТ-потреблении
Годовые расходы на ИТ как % от оборота/бюджета

(исследование охватывало 120 стран мира)

Отрасль

2000

2001

2002

По всем индустриям в среднем

3,5

3,54

3,57

Финансы

12,4

12,05

10,95

Телекоммуникации

8,19

8,4

9,32

Госуправление

5,44

6,08

6,41

Здравоохранение

2,94

2,92

3,22

Производство

2,9

2,9

2,76

ТЭК

0,98

0,97

0,95

Источник: Gartner, 2002

Иные масштабы — иные возможности

Ни одно коммерческое предприятие в России сейчас не способно предложить рынку проекты таких объемов - потребителей, равных по масштабам госструктурам, нет. Соответственно, потребности самого крупного российского заказчика изменяют рынок, побуждая его игроков к решению совершенно новых задач и качественным изменениям. «Мы, — говорит Тагир Яппаров, — участвуем в ряде крупных проектов по созданию ИТ-решений для российских ведомств и видим, что эти проекты очень важны для нашей компании с точки зрения повышения квалификации специалистов, получения опыта и развития технологий управления. Очевидно, что развитие рынка ИТ через проекты для госу­дарственных заказчиков — перспективный путь развития всей отрасли». Кроме формирования самого объема рынка, который развивает возможности ИТ-компаний, потребности госструктур существенным образом влияют на развитие стандартов и технологий, возникающих на государственном рынке. Поскольку масштабы государственных проек­тов значительно превышают масштабы проектов отдельных компаний бизнес-рынка, тем более - в нашей стране, имеющей огромную терри­ториально разветвленную сеть государственных ведомств, ИТ-компании фактически получают сильный толчок, который позволяет им со­здавать продукты и приобретать опыт, который можно тиражировать не только в рамках локального рынка, но и за его пределами. «Мы ак­тивно продвигаем российские решения в странах СНГ, - говорит Дми­трий Ведев. - На мой взгляд, рынок СНГ очень интересен с точки зрения тиражирования российских решений, которые нарабатываются для го­сударственных учреждений. У российских ИТ-компаний хорошие пер­спективы на рынке СНГ, поскольку бизнес-среда и культурная среда стран СНГ и России достаточно близки. Если бы государство было заин­тересовано в создании таких проектов, например, участвовало бы в проектах через гарантии или определенного уровня лоббирование - это, конечно, стало бы следующим шагом в развитии экономического влияния России в странах СНГ. Мы уже совсем близко подошли к этапу, когда российские ИТ-компании будут активно участвовать в развитии экономических отношений стран Содружества».

Иные масштабы — иные задачи

Государство влияет на объем рынка и его структуру. При этом воз­никает ряд специфических ключевых задач, которые могут эту структу­ру серьезно изменить.

Первая - задача создания масштабных интегрированных ИТ-реше­ний. «Создание крупных баз данных и регистров, систем документоо­борота, информационных порталов, сопряжение различных приложе­ний по территории и по структуре и тому подобное - такие задачи в та­ким масштабе коммерческие структуры рынку практически не предла­гают», - замечает Дмитрий Ведев. Кроме того, ни у одной российской коммерческой компании нет миллионов пользователей, которых надо обучать и обеспечивать сервисами.

Поэтому второй важной задачей является задача быстрого мас­штабного обучения большого количества людей. Любое коммерческое предприятие уже на этапе подбора кадров выбирает специалистов с определенным уровнем квалификации. Кроме того, число пользователей системы у коммерческого пред­приятия на порядок меньше, чем у госорганизации. Как качествен­но обучить за год 20 тысяч пользователей, разбросанных по одиннадцати часовым поясам. Поэтому одна из выраженных и устойчивых тенденций рынка -обучение поль­зователей, причем обучение быстрое и дистанционное Рынок дистан­ционного обучения будет сегодня складываться во многом за счет гос­сектора. «В такой форме, — поясняет Тагир Яппаров, - можно обучать конкретным квалификациям и компетенциям, связанным с конкретным внедрением, что понижает риск потери специалиста, поскольку это не сертифицированные курсы, а пользовательские. На пользовательских курсах идет обучение навыкам, нужным на конкретном рабочем месте, обучение использованию конкретного ИТ-решения, которое является уникальным именно для данной организации. С этой точки зрения зна­ние, которое получает пользователь, не является рыночным. Таким об­разом, мы минимизируем риски потери специалистов и решаем слож­ную проблему, стоящую в госорганах с ротацией кадров». Дистанцион­ное обучение является эффективным инструментом тиражирования ИТ-решений на все структуры разветвленной ведомственной сети. Для российских ИТ-компаний дистанционное обучение - один из способов повышения эффективности услуги для масштабных внедрений в кон­кретных проектах.

Третье направление - организация рынка сервиса. У государства, помимо проблем, которые есть у коммерческой структуры, есть еще од­на проблема - масштабы системы и ограничения по персоналу, связан­ные с оплатой труда Сочетание этих факторов приводит к тому, что го­сударств о сейчас, в отличие от многих коммерческих компаний, внима­тельно изучает возможность аутсорсинга сервисов, связанных с под­держкой и сопровождением систем. Если богатое коммерческое пред­приятие может себе позволить содержать дорогостоящих специалис­тов и долго размышлять о целесообразности использования ауторсинга, то у госорганизации зачастую такой возможности нет. «Это тоже может быть один из прорывов для рынка, - считает Дмитрий Ведев. — Если коммерческие предприятия испытывают точечные потребности в сервисе, то госорганиэации наоборот - территориально-распределен­ные. В структуре территориально-распределенных коммерческих орга­низаций существуют самостоятельные юридические лица, которые под­бирают поставщиков сервисов на месте. А любое государственное ве­домство имеет до сотни представительств, которым требуется единый уровень сервиса, единые стандарты и технологии. Это еще дополни­тельное требование к российскому ИТ-бизнесу как к федеральной сис­теме доставки ИТ-сервисов» В последние годы очень много тендеров на сопровождение и поддержку информационных систем проводится именно госорганами.

До реального аутсорсинга еще далеко, но как и во всем цивилизо­ванном мире, в России государство ориентировано на покупку боль­шого количества сервисов. Если посмотреть на структуру закупок ИТ-рынка США, можно увидеть, что структура закупок госорганов отлича­ется от остального рынка тем, что приобретается больше сервисов. В США государство сыграло серьезную роль в реструктуризации рынка и появлении новых сервисных направлений У нас их пока нет, но уже есть объективная потребность в этих услугах, и это формулируется как «сервис техподдержки», но постепенно будет формироваться и полно­ценный аутсорсинговый сервис. Сегодня для госорганизаций создают­ся сложнейшие информационные системы с использованием техноло­гий ведущих производителей, а текущая государственная, достаточно жесткая модель финансирования не позволяет им содержать тех спе­циалистов, которые нужны для поддержки систем. Поэтому часть сер­висов шаг за шагом будет передаваться подрядчикам. «Одно из на­правлений работы нашей компании — создание сервисной компании масштаба России, - говорит Тагир Яппаров. - Это наша реакция на увеличение потребности в сервисах и у государственных органов, и у крупнейших компаний. При консолидации управления и финансов возникает потребность в консолидированном поставщике сервисов. Фактически, эту роль мы и начинаем играть».

Центральный федеральный округ