In English

Сокровища Вексельберга

09.02.2004, Зайко Алексей
Издание: Компания
Покупка пасхальных яиц фирмы Карла Фаберже мо­жет претендовать на зва­ние самой дорогостоящей и эффективной PR-акции го­да. По различным оценкам, вся опера­ция по реэкспорту отечественной «ювелирки» обошлась президенту компании «Ренова» Виктору Вексельбергу пример­но в $100 млн - $150 млн. Для единовре­менной акции бюджет неслыханный. Впрочем, достигнутый эффект уже на­верняка окупил значительную часть по­траченной суммы. Совладелец СУАЛа и ТНК буквально за один день заработал славу филантропа и ценителя изящных искусств. (Вексельберг собирается сделать коллекцию Фаберже доступной «са­мому широкому кругу российских граж­дан»). Аналогичный по результативно­сти проект, реализованный стандартны­ми методами, потребовал бы значитель­но более высоких затрат. Для сравнения: расходы ЮКОСа на благотворительность составили в 2002 - 2003 годах около $100 млн. Однако подобная щедрость не спасла компанию от тех неприятностей, что произошли с ней и ее акционерами впоследствии.

Зато у Виктора Вексельберга благодаря избранному им нестандартному подходу к меценатству появилась возможность ус­пешно решить едва ли не самые важные для его бизнеса вопросы.

Теперь компании Вексельберга в це­лом можно считать «вакцинированны­ми» от обвинений в олигархическом эго­изме и высокомерии. Яйца Фаберже - объект, несомненно, культовый для мас­сы россиян, своего рода «янтарная ком­ната № 2», или, если угодно, отечест­венная «чаша Грааля». Человек, обеспечивший их возвращение на родину, автоматически становится ча­стью существующего мифа, «героем-спа­сителем», защищенным от любых пре­тензий этического и юридического свой­ства особым «иммунитетом». С другой стороны, на Западе имя Вексельберга за­звучало совершенно по-иному. Нечто по­добное произошло после покупки Chelsea Романом Абрамовичем. Только Вексель­берг оказался умнее. Его поступок едва ли вызовет приступы патриотического и социального негодования у наиболее одиозных, но от этого не менее влиятель­ных соотечественников.

А ведь, например, ТНК-ВР сейчас весь­ма нуждается в добром расположении российских властей. Поскольку «Газ­пром» недавно в весьма прозрачной фор­ме довел до сведения объединенной ком­пании, что ее спор с газовой монополией по поводу планов разработки Ковыктинского месторождения решен окончатель­но. Государство полагает, что газ Ковыкты нужен для обеспечения энергией си­бирской промышленности, а также поста­вок в европейскую часть России и Заура­лье. А проект по экспорту газа в Китай и на Корейский полуостров, за который ра­товала ТНК, пока вообще на повестке дня не стоит. Ради подвижек в этом направле­нии можно и яиц (разумеется, ювелир­ных) не пожалеть.

Есть все основания полагать, что у Ве­ксельберга в скором времени найдутся последователи из числа коллег по РСПП. И не только. По крайней мере на пас­хальные яйца спрос наверняка вырас­тет. Мировой арт-рынок располагает ими более чем в достаточном количест­ве. Всего фирма Фаберже выпустила 50 подобных изделий по заказу императо­ров Александра III и Николая II. В Рос­сии (в Оружейной палате) до недавнего времени хранились десять из них. Еще девять купил у наследников американ­ского медиа-магната Малкольма Форбса Виктор Вексельберг. (Поговаривают, кстати, что эти яйца в свое время за бес­ценок вывез из Советского Союза Ар­манд Хаммер.) Так что возможностей отличиться на ниве культурного под­вижничества и одновременно обеспе­чить собственную безопасность у российских олигархов вполне достаточно. А потенциальным продавцам раритетов остается только скоординировать дейст­вия с российскими правоохранительны­ми органами и госкомпаниями.


ОПРОС «К°»

Чей имидж поддержал Вексельберг?

Виктор Геращенко,

депутат Госдумы:

«Любой крупный бизнесмен, даже если и начинал когда-то «с большой дороги», проходит собственный путь эволюции. И тог­да становится ясно, что собственное обогаще­ние - это еще не все. Люди начинают мыс­лить такими категориями, как интересы госу­дарства, национальная гордость и т.д. Искус­ство Фаберже в свое время очень способст­вовало созданию благоприятного имиджа России в мире. Так почему сейчас вновь не поднять эту тему?

Я не думаю, что покупка Вексельбергом яиц Фаберже вызвана дешевой попыткой «за­молить грехи» или «подстелить себе соло­мы» на всякий случай. Скорее всего, это продиктовано пониманием того, что уже по­ра позаботиться и о национальных интере­сах России».

Владимир Некрасов,

президент компании «АрбатПрестиж»:

«Имидж страны. Ее так долго распродавали. Я рад и поддерживаю Вексельберга в том, что он принял решение потратить собст­венные средства, и вернул на родину то, что сделано самородками российской земли».

Тагир Яппаров,

президент компании «АйТи»:

«Я думаю, что он поддержал не только имидж страны, но и имидж российского бизнеса в своей собственной стране. Это су­щественно отличает данную покупку от нашу­мевшего в свое время случая с приобретени­ем одним олигархом зарубежной футбольной команды. Тогда, как мы помним, покупатель Челси сильно укрепил свой имидж, но не на Родине, где эта сделка вызвала по меньшей мере недоумение, а в Великобритании».

Владимир Скворцов,

генеральный директор страховой группы «АлъфаСтрахование»:«В первую очередь российский. Покупка российским бизнесменом 9 самых дорогих яйц Фаберже и еще около 190 пред­метов старины на сумму свыше $ 100 млн - это крупнейшее событие в мире искусства. Не ду­маю, что Вексельберг будет хранить эти пред­меты искусства в сейфе».

Центральный федеральный округ