In English

Информационные технологии. Самая умная отрасль

15.02.2005, Федин Александр
Издание: Нефть России
В российской нефтегазовой индустрии прошла мощная волна информатизации и автоматизации. Нужно ли ждать вторую волну?

Информационные технологии (ИТ) служат рычагом развития стратегически важных отраслей, средством повышения эффективности управления. Они вносят весомый вклад в увеличение производительности труда и в то же время обеспечивают создание новых рабочих мест, в том числе и в нефтегазовых отраслях.

Статистические данные свидетельствуют об устойчивых тенденциях роста на отечественном рынке информационных технологий в течение последних 4–5 лет. Так, в 2000 г. российские компании ИТ-сектора произвели товаров и услуг на сумму свыше 169 млрд рублей, а уже через три года – в 2003 г. – объемы производства выросли до 460 млрд рублей, то есть более чем в 2,5 раза.

В последние годы российские и зарубежные компании вывели на рынок множество корпоративных систем самого разнообразного назначения. Чуть ли не каждую неделю приходят известия о том, что очередное предприятие внедряет автоматизированную систему управления (ERP), систему производственного планирования и контроля или же автоматизированного проектирования (САПР). Недавно возник спрос и на системы управления окружающей средой. Дело в том, что некоторым компаниям пришлось столкнуться с ситуацией, когда забота об окружающей среде может выразиться в реальных доходах. Инвестирование экологически благополучного предприятия становится весьма привлекательным. «Чистое» производство получает более высокую оценку своей продукции среди потребителей и партнеров, избавляется от «разборок» с государством и общественностью. Возникший спрос и породил предложение – появились системы управления окружающей средой, или же экологического менеджмента (СЭМ).

ТЭК – лидер промышленной автоматизации. Сейчас внедрению информационных технологий на предприятиях отрасли уделяется особое внимание хотя бы потому, что качественно изменились требования – от текущих, пусть даже самых сложных задач, нефтяники, газовики и энергетики все чаще переходят к решению концептуальных проблем, касающихся комплексного развития информационной среды с прицелом на перспективу в 5–10 и более лет.

За лаконичным определением «предприятия ТЭК» – гигантский промышленный конгломерат. Развитие каждого из них, с точки зрения создания ИТ-инфраструктуры, не может быть типовым, и здесь приходится искать индивидуальные пути внедрения ИТ и введения соответствующих корпоративных стандартов.

Происходящие изменения в структуре бизнеса нефтегазовых компаний – их укрупнение, усложнение технологических цепочек (разведка, добыча, транспортировка, переработка, производство конечного продукта и его реализация) – вносят свою специфику в вопросы информатизации. В компаниях ТЭК прослеживается тенденция интенсивного развития нескольких направлений ИТ. Первое из них – внедрение ERP-систем.

Использование ERP-систем, в свою очередь, привело к тому, что заказчики стали уделять пристальное внимание надежности не только программно-аппаратных комплексов, но и всей информационной системы. Так, требования компаний ТЭК таковы, что время простоя (или недоступности сервиса для пользователей) не должно превышать 60 минут в год!

В нефтегазовой промышленности России работает большое количество как отечественных, так и зарубежных ИТ-компаний, предлагающих широкий спектр новейших информационных решений высокого класса. Однако несмотря на реальное финансирование проектов на нефтегазовых предприятиях текущий уровень использования информационных технологий существенно различается и в целом остается невысоким. Основные проблемы тут кроются как в недостатках, присущих всем промышленным объектам страны, так и в специфических проблемах, затрагивающих нефтегазовую отрасль.

Как и в других секторах экономики, менеджмент нефтедобывающих и нефтеперерабатывающих компаний выбирает одну из двух основных альтернативных стратегий информатизации: внедрять ИТ в отдельные бизнес-процессы, постепенно охватывая все большее их число, или информатизировать отдельные подразделения, постепенно решая проблему хаоса в учете и управлении. При этом надо учитывать, что нефтегазовые компании должны быть постоянно готовы к существенным ценовым сдвигам на мировых рынках. А ERP-системы представляют собой инструмент оптимизации себестоимости, управления производством и поставками. И их эффективное использование приводит к повышению возможностей ценового маневра и снижению рыночных рисков.

Для того, чтобы очертить основные тенденции на рынке ИТ для нефтегазового комплекса, журнал «Нефть России» обратился к ряду представителей компаний, работающих в сфере информатизации и автоматизации. Для обсуждения им были предложены следующие темы.

Изменились ли за последний год предпочтения вашей компании в деле внедрения информационных технологий? Какие бизнес-процессы в российских нефтяных холдингах, на ваш взгляд, сегодня в наибольшей степени нуждаются в автоматизации?
Эксперты по-разному оценивают уровень уникальности проектов по автоматизации производственных задач. Какова стратегия вашей компании в этом вопросе?

Насколько, по вашим наблюдениям, за последние годы выросла активность российской нефтяной отрасли в потреблении ИТ?
В каких подотрослях (добыча нефти и газа, транспортировка, нефтехимия) Вы отмечаете сейчас наиболее высокие ИТ-бюджеты? Разделяете ли Вы мнение, что нефтегазовый комплекс уже достиг точки насыщения ИТ и теперь сокращает свои затраты по этому направлению?
Насколько различны темпы автоматизации в российской и зарубежной промышленности?
Каким образом, на ваш взгляд, могут распределяться доли в ИТ-проектах между зарубежными и российскими подрядчиками?
Отвечая на те вопросы, которые более близки тематике их деятельности, менеджеры ИТ-компаний нарисовали, на наш взгляд, довольно объемную картину состояния дел в области информатизации «нефтянки».

«Точка насыщения» ИТ

Александр Федин, директор департамента топливных и смарт-систем компании «АйТи»

В принципе, бум спроса на финансово-логистические модули ERP-систем, наблюдавшийся в предыдущие годы в нефтегазовом секторе, прошел. Практически на всех крупных предприятиях отрасли уже осуществляются проекты внедрения ERP-решений, и сегодня речь идет, как правило, о расширении их функциональных возможностей, разработке новых модулей – таких, как управление человеческими ресурсами, активами, сбытом и т.д. В то же время все большую актуальность приобретают автоматизация различных технологических процессов, а также обеспечение взаимодействия между управленческими системами верхнего уровня (класса ERP) и системами автоматизации технологических процессов (АСУТП). Отсюда – довольно активный спрос на системы промежуточного уровня (MES-системы), обеспечивающие эту взаимосвязь.

Кроме того, я бы отметил рост спроса на различные аналитические системы, прежде всего решения на базе OLAP-технологий, позволяющие обрабатывать большие объемы данных по различным срезам. Еще одна задача, которая сегодня крайне актуальна для большинства нефтяных компаний, – интеграция ключевых ИТ-решений, внедренных на различных предприятиях холдинга. Как минимум, на уровне централизованного сбора и обработки информации в рамках всей распределенной структуры управления.

Также я бы упомянул увеличение спроса на интегрированные решения для автоматизации управления нефтесбытом. Чтобы эффективно распоряжаться этим бизнесом, необходима достоверная и актуальная информация о движении нефтепродуктов по всей цепочке – от НПЗ до «пистолета» на автозаправочной станции. Между тем, как показывает наш опыт, далеко не везде процесс сбора и обработки данных совершенен.

С одной стороны, в рамках отрасли ключевые бизнес-процессы в общем-то типовые. С другой стороны, действительно, у каждого предприятия есть и свои особенные процессы, не характерные для других представителей данного сектора. Отраслевое же решение потому и называется «отраслевым», что оно всегда предполагает учет «уникальности» конкретного объекта, позволяет «подстроить» типовые процессы под реалии бизнеса.

Внедряя то или иное отраслевое решение, заказчик должен понимать, что оно заключает в себе в общем-то лучшие практики организации бизнес-процессов на успешных предприятиях данной отрасли. Если же его собственные процессы в это решение категорически «не вписываются», то, возможно, имеет смысл их переосмыслить.

Если говорить конкретно о нефтяных компаниях, то в массе своей производственные процессы в этом секторе более или менее стандартизованы. Таким образом, если говорить об уникальности проектов их автоматизации, то можно отметить следующие факторы. Например, оборудование, используемое на различных предприятиях очень часто, действительно, может быть уникальным. Кроме того, на каждом из объектов существует целый ряд промежуточных систем и систем низового уровня. Таким образом, уникальность проекта проявляется как раз на уровне интеграции и сопряжения внедряемого решения с системами нижнего уровня – вплоть до написания специальных драйверов, учета специфики конкретного оборудования и т.д.

Пожалуй, один из наименее стандартизованных сегментов отрасли – нефтесбыт. Безусловно, существуют определенные стандарты учета нефтепродуктов и прочее. И, тем не менее, большинство процессов организованы по принципу «так сложилось исторически». В силу этого проекты по автоматизации сбытовых подразделений нефтяных холдингов, как правило, действительно обладают высокой степенью уникальности. Уже не только на уровне сопряжения с различным оборудованием, но и на уровне ключевых бизнес-процессов, под которые решения зачастую необходимо серьезным образом кастомизировать.

Топливно-энергетический комплекс в нашей стране не без оснований считается одним из самых прогрессивных и серьезных потребителей ИТ. Столь серьезное отношение к информационным технологиям со стороны нефтяников вполне обосновано. Во-первых, в этой отрасли эффективность решения целого ряда производственных задач напрямую зависит от ИТ. Например, сегодня уже даже не обсуждается вопрос о необходимости использования геологических информационных систем (ГИС). Как это ни парадоксально, но огромные инвестиции, направляемые на их внедрение, в конечном счете приводят к серьезной экономии средств на разведку месторождений. Во-вторых, нефтяные компании – это всегда распределенные предприятия и несколько видов деятельности (добыча, переработка, сбыт, транспортировка). Очевидно, что управление таким сложным производственным и технологическим объектом предполагает использование серьезных информационных систем.

Если же говорить о динамике спроса на ИТ-решения в нефтяном секторе, то, пожалуй, сегодня не стоит ожидать «бума», характерного для отрасли в «докризисный» период (до 1998 г.). Изменилось качество ИТ-потребления, поменялись задачи и приоритеты в области автоматизации. Большинство нефтяных компаний реализует ИТ-проекты в рамках продуманной стратегии, более скрупулезно подходит к этим вопросам.

С точки зрения качества и структуры ИТ-потребления предприятия ТЭК сегодня, пожалуй, наиболее близки к мировым стандартам. Опыт работы с ними – а это и создание специализированных решений, и реализация крупных инфраструктурных проектов, и предоставление целого ряда сервисов – показывает, что уровень ИТ-культуры в отрасли один из самых высоких в России.

Традиционно самые высокие ИТ-бюджеты всегда были в сегментах нефтепереработки и нефтехимии. На второе место я бы поставил добывающие предприятия. В последнее время все большее внимание компании стали уделять, как я уже отмечал, автоматизации сбытовых подразделений. Соответственно растут и ИТ-бюджеты в этой подотрасли. По моим ощущениям, по объемам инвестиций в информационные технологии нефтесбытовые предприятия сегодня следуют вплотную за перерабатывающими и добывающими несмотря на то, что буквально несколько лет назад ИТ-бюджеты сбытовых подразделений были на порядок ниже, чем в любой другой подотрасли. После кризиса 1998 г., когда «нефтянка» столкнулась с проблемой «выживания» в условиях крайне низких цен на сырье, стало очевидно, что сбыт нефтепродуктов – пусть не самый прибыльный, но зато достаточно надежный бизнес, который будет приносить стабильных доход до тех пор, пока существует двигатель внутреннего сгорания. Сегодня уже практически все крупные нефтяные компании реализуют различные программы по развитию этого сегмента, в том числе и в сфере автоматизации. Соответственно, серьезным образом выросли и ИТ-бюджеты.

Если говорить о «точке насыщения», то, на мой взгляд, в плане объемов ИТ-бюджетов рынок «нефтяной» автоматизации ее действительно уже достиг. Вряд ли инвестиции в эту сферу серьезным образом увеличатся, равно как и сократятся. На мой взгляд, в обозримом будущем они сохранятся на прежнем уровне. Другой вопрос, что задачи и приоритеты в области автоматизации меняются и переходят на более высокий качественный уровень.

Безусловно, динамика развития рынка автоматизации нефтяного сектора в России и за рубежом серьезно различается. Не секрет, что активное использование ИТ в промышленности в нашей стране началось гораздо позднее. Как следствие – по уровню внедрения ИТ отечественные предприятия заметно отстают от своих иностранных «коллег». Соответственно, если западные предприятия сегодня концентрируются в основном на вопросах модернизации и совершенствования уже действующих ИТ-решений, то российские решают огромный спектр задач в области автоматизации бизнес- и производственных процессов. Очевидно, что отечественные темпы в такой ситуации несравнимо выше.

Если говорить непосредственно об опыте «АйТи», то среди наиболее крупных проектов, выполненных нами за последний год для нефтяных компаний, я бы назвал автоматизацию сбыта нефтепродуктов для НК «Альянс». На базе нашего решения «АйТи-Ойл» автоматизировано порядка 110 АЗС и 14 офисов компании в Приморском и Хабаровском краях, в Амурской области, а также сеть АЗС на Украине. Внедрена также система безналичных расчетов за нефтепродукты.

Довольно интересный проект мы реализовали для компании «ЛУКОЙЛ Оверсиз Холдинг Лтд.». Наши специалисты отвечали не только за технологическое оснащение нового здания московского офиса компании, но и за организацию переезда сотрудников. Так, с целью обеспечения непрерывной работы персонала в период переезда специалисты «АйТи» разработали специальную методику перевода действующего компьютерного и телекоммуникационного оборудования заказчика в новое здание. Кроме того, в ходе всего проекта «АйТи» отвечала за координацию работ по ИТ-системам, включая формирование требований к техническим характеристикам помещений, электрическим сетям, системам кондиционирования и другим составляющим глобальной инфраструктуры здания, так или иначе связанным с монтажом компонентов ИТ-инфраструктуры и их последующей эксплуатацией.

Также, хотелось бы упомянуть недавно завершенный проект по HR-консалтингу для компании ТНК-BP, в ходе которого для всех предприятий холдинга была сформирована единая модель HR-процессов, разработаны стандартизованные требования к HR-системам, а также проведен анализ предлагаемых на российском рынке решений с целью выбора наиболее адекватных HR-задачам холдинга.

Что же касается конкуренции на российском рынке между отечественными и зарубежными ИТ-компаниями, то, как показывает практика, практически все проекты, реализуемые западными корпорациями в нашей стране, ведутся при участии местных партнеров. Мы сами работаем над большим числом проектов, генеральным подрядчиком по которым выступают транснациональные компании-интергаторы. Безусловно, у международных концернов есть своя доля рынка. При этом очевидно, что они еще довольно долго будут использовать ресурсы, экспертизу и помощь российских «коллег». Кроме того, ни одна западная компания – равно как и российская – не может объять абсолютно все технологические направления. Соответственно, для россиян остается довольно широкий круг клиентов и технологий, по которым западные корпорации не составляют конкуренции. По моей оценке, на долю отечественных компаний сегодня приходится не менее трех четвертей рынка.

От «лоскутной автоматизации» к интегрированным решениям

Александр Ничипоренко, заместитель директора нефтегазового сектора компании SAP

Основной тенденцией последних лет является стремление руководства нефтегазовых компаний к более комплексному анализу бизнес-процессов и соответственно переход от «лоскутной автоматизации» к созданию интегрированных решений, обеспечивающих эффективный обмен информацией между службами и предприятиями в рамках холдинга.

Наиболее востребованными на сегодняшний день являются решения, поддерживающие процессы:
  • управления жизненным циклом активов в нефтегазовой отрасли;
  • управления логистическими цепочками;
  • интегрированного планирования/бюджетирования, моделирования деятельности компании, бизнес-аналитики.
Как показывает опыт реализованных SAP-проектов, основные процессы в отрасли не являются уникальными. Более того, важнейшие производственные процессы в российских и крупных международных компаниях также не имеют принципиальных отличий, и по мере совершенствования процессов управления российскими бизнес-структурами эти расхождения становятся все менее заметными. Это принципиально важно для нас, как для международного поставщика решений. Продукты и опыт реализации проектов, накопленный в результате сотрудничества с крупнейшими мировыми нефтегазовыми корпорациями, оказались востребованными и в России.

Вместе с тем нельзя не признать того факта, что бизнес каждой компании имеет свои особенности, часто являющиеся основой ее конкурентных преимуществ. Я бы оценил соотношение стандартных/специфичных требований как 80:20. В связи с этим нашей стратегией является, во-первых, формирование «типовых» решений для отрасли и, во-вторых, совместная с заказчиком их доработка с учетом особенностей того или иного бизнеса.

Активность нефтяной отрасли на протяжении последних лет остается стабильно высокой. Потребность в ИТ-решениях, способных поддержать меняющие бизнес-процессы компаний, велика. Финансовые возможности и готовность инвестировать в совершенствование управления и развитие соответствующей инфраструктуры (в том числе ИТ) также присутствуют.

Качественно меняется подход к созданию информационных систем в области добычи нефти и газа. Самые масштабные проекты (сопровождавшиеся серьезными инвестициями) были реализованы в этой отрасли.

Однако степень автоматизации процессов российских и западных компаний пока серьезно отличается. Но если говорить о темпах развития, то, пожалуй, в РФ они не ниже. Здесь большинство предприятий понимает свои потребности в автоматизации и готово их реализовывать. Кроме того, у российских компании, в отличие от западных, нет «груза» не очень успешных проектов и оставшихся в «наследство» ИТ-решений, не сумевших доказать своей жизнеспособности и эффективности. Зато есть возможность, критически оценив опыт предшественников, взять за основу лучшие решения и передовые подходы к построению информационных систем, стать предприятиями, использующими наиболее инновационные методы управления.

Интересных проектов много. Чтобы не ходить далеко за примерами, можно вспомнить интегрированную систему управления нефтегазодобывающими обществами компании «ЛУКОЙЛ». Современная идеология, комплексность решения, передовые методы управления проектом и программой позволяют говорить об этом проекте как об одном из наиболее успешных в отрасли.

Вопрос о распределении долей рынка между российскими и зарубежными ИТ-компаниями мне не кажется принципиальным. Определение оптимального набора подрядчиков в рамках каждого конкретного проекта осуществляется индивидуально. В списке критериев, на основании которых принимается решение, наряду с другими присутствуют наличие необходимой компетенции и квалификации и возможность оптимизации затрат, связанных с реализацией проекта.

Рост – 50% в год

Денис Волянский, директор департамента по работе с предприятиями нефтегазового сектора компании Hewlett-Packard Россия (НР)

В своей работе мы не отдаем предпочтение каким-либо отдельным отраслям или сферам бизнеса, будь то нефтегазовый комплекс, промышленность или государственные структуры. Hewlett-Packard предлагает полную гамму решений и услуг для всех секторов бизнеса, включая ТЭК. Компании-заказчики формируют задачи в области ИТ, и их спектр постоянно расширяется.

Hewlett-Packard в 2004 г. реализовала в нефтегазовой отрасли ряд интересных проектов, связанных с ИТ-технологиями: в области upstream (высокопроизводительные вычисления), ERP различного уровня, внедрение системы управления сетью и приложениями OpenView, проекты в сфере SAN, технологический консалтинг и т.д. Объем нашего бизнеса в нефтегазовом секторе за последние два года вырос более чем в два раза.

Какие же выводы можно сделать на основе опыта деятельности Hewlett-Packard в нефтяной сфере? Область upstream традиционно наиболее требовательна к самым современным ИТ-технологиям в сфере высокопроизводительных вычислений (High Performance Computing). Здесь Hewlett-Packard предлагает полный спектр решений из высокопроизводительных кластеров, рабочих станций для визуализации, систем хранения всех уровней.

Сферы переработки и транспортировки сырья также являются значительными потребителями ИТ, особенно это касается ERP (систем комплексного управления предприятием) и АСУТП. За последний год заметно активизировалась нефтехимия и Hewlett-Packard осуществляет несколько очень интересных проектов в данной области.

На наш взгляд, на текущий момент наименее автоматизирована область реализации нефтепродуктов (retail), то есть АЗС. Нефтегазовые компании (за исключением ВР) совсем недавно стали интересоваться комплексными заправками по принципу all-in-one, да и теперь этот процесс охватывает пока только Москву и Санкт-Петербург. У Hewlett-Packard есть целая концепция по разработке и автоматизации заправочных комплексов.

Активность нефтяной отрасли с точки зрения потребления ИТ в последнее время значительно возросла. Это, например, заметно по результатам деятельности нефтегазового департамента Hewlett-Packard – наш бизнес растет на 40-50% в год. И это очень быстрые темпы. Основными причинами такого всплеска мы называем текущие бизнес-процессы в отрасли: поглощения и слияния, увеличение иностранных инвестиций. Все это стимулирует использование новых современных ИТ как средства общей экономии средств компании и сокращения издержек. По этому пути идут «ЛУКОЙЛ», ТНК-ВР, «Сибнефть» и другие крупнейшие нефтяные холдинги.

Я не считаю, что нефтегазовые компании уже достигли точки насыщения ИТ-технологиями. По крайней мере, явного сокращения их затрат на эти цели не наблюдается.

Что же касается сопоставления темпов развития ИТ-технологий в России и за рубежом, то, на мой взгляд, различны не столько сами эти темпы, сколько ИТ-бюджеты нефтегазовых компаний. Например, у Saudi Aramco он составляет более 1 млрд долларов в год! В России эти ассигнования значительно скромнее. Дело здесь, отчасти, в отношении руководства компаний к ИТ. Одни менеджеры, действительно, расценивают их как средство повышения эффективности бизнеса и сокращения общих издержек, а другие воспринимают их лишь как затратные сервисные функции. На сегодняшний день пропорция сторонников этих двух подходов составляет 50:50. Однако радует, что она постепенно изменяется в пользу первой группы.

По поводу конкуренции отечественных и зарубежных компании на рынке ИТ можно сказать следующее. Выбор заказчика, как правило, зависит от уровня и масштаба проекта. Наиболее сложные и масштабные из них лучше доверять мировым производителям с огромным опытом. Это дает гарантию положительного результата. Я бы, например, не поручил создание центра обработки данных фирме, которая никогда этим не занималась или занималась только на бумаге. Здесь речь идет о больших бизнес-рисках в масштабах всей компании. Хорошо, что многие руководители это понимают. Но в таких проектах российские фирмы могут выступать как субподрядчики. Это эффективно для снижения стоимости, так как услуги мирового производителя довольно дороги.

Центральный федеральный округ