In English

Поставщик двора Государева

20.02.2007
Издание: CRN
Государственные предприятия и организации были и остаются одними из важнейших заказчиков ИТ-компаний. По некоторым оценкам, до 60% оборота российского ИТ-рынка – это именно их деньги. Есть много обстоятельств, которые делают таких заказчиков «проблемными», в том числе правила и практика проведения конкурсов, неравномерность платежей, но, зато уж если деньги из бюджета выделены, рано или поздно к подрядчикам они попадут. В условиях централизации управления активами, в том числе стандартизации ИТ-политики, которую ведут большинство крупных холдингов, ИТ-рынок некоторых регионов сужается, и госсектор зачастую остается почти единственным платежеспособным и долговременным партнером. 

Сегодня поставки оборудования в госучреждения по-прежнему доминируют, но доля услуг постепенно нарастает. Руководители ведущих ИТ-компаний, активно работающих с государством, отмечают это как явную тенденцию. Как считает заместитель директора Департамента по работе с заказчиками компании «Открытые технологии» Александр Казуто, спрос на ИТ-услуги в госсекторе уверенно растет. «Правительство взяло курс на повышение информатизации органов государственной власти и значительно увеличило объем финансирования этого вида работ. По сравнению с прошлым годом в 2007 г. бюджет государственной отрасли увеличился приблизительно в два раза», – отмечает он.

По мнению Тагира Яппарова, президента компании «АйТи», важнейшее изменение последних года-двух состоит в том, что государство, прежде всего в лице федеральных ведомств и органов власти субъектов федерации, переходит к развитию масштабных информационных систем. Соответственно все более востребованной становится поддержка таких информационных систем на всех этапах их жизненного цикла, причем эта поддержка должна осуществляться в территориально распределенном режиме, часто в нескольких часовых поясах. Яппаров считает, что у госзаказчиков возникла потребность в переходе на качественно новый уровень работы с поставщиком ИТ-услуг. «Если раньше в подавляющем большинстве случаев это были поставки или внедренческие проекты, то теперь долгосрочные, часто пролонгируемые из года в год контракты на поддержку и развитие систем», – поясняет Яппаров.

Игорь Никулин, директор департамента информационных технологий компании «Крок», полагает, что первая волна внедрения систем во многих госорганах закончена, поэтому и вырос спрос на услуги по их поддержке.
 
«Если раньше госструктуры прибегали к услугам ИТ-компаний с целью поставок оборудования, то сейчас можно с уверенностью сказать, что количество тендеров на поставки и на работы сравнялось, и доля услуг будет расти. Причем услуги – это не только сервисное обслуживание и техподдержка, но и проектирование и проведение монтажных работ», – говорит Игорь Горбунов, исполнительный директор компании «СибИТ Системс» (Красноярск).

Судя по откликам руководителей ИТ-компаний, от Красноярска до Калининграда объем услуг, оказываемых госзаказчикам, растет, но по-разному. Феликс Маркман, глава компании «Абак» (Казань), отмечает, что пока соотношение структуры заказчиков в целом по направлениям деятельности не изменилось. А вот по оказанию информационно-консультационных услуг госсектору оно меняется, и заметно. Если в 2005 г. пропорция была такой: 40% – госзаказчики, 60% – коммерческие клиенты, то в 2006 г. примерно с точностью до наоборот: 60 и 40%. Перспективным Маркман считает и рынок систем интеллектуального здания: «Абак» ведет монтаж и обслуживание систем жизнеобеспечения офисных зданий на многих государственных объектах, включая Пенсионный фонд Татарстана, Сбербанк Республики Марий Эл и др.

Андрей Рудометкин, директор компании «Весткомп плюс» (Калининград), тоже считает, что спрос на сервис уверенно растет уже несколько лет. «Более того, — подчеркивает он, – последнее время все чаще обучение, оказание технической поддержки и т. п. является решающим фактором при продаже оборудования».

Документооборот и работа с информацией

Эта классическая задача решается российскими госслужбами уже более десяти лет. Валерий Шандалов, президент группы компаний «Оптима», считает, что и сегодня построение систем электронного документооборота является одной из услуг, активно востребованных государственными структурами. По его мнению, использование СЭД стало стандартом де-факто в госучреждениях, но «зоопарк» создан неимоверный. «По стандартизации этого ПО постоянно пытаются принять какие-то решения, но окончательный выбор пока не сделан, в этом процессе очень много политических аспектов», – замечает он.
 
Если задача решается давно, это, увы, еще не значит, что она близка к успешному завершению. По мнению коммерческого директора компании «Ай-Теко» Константина Чикина, для территориально распределенных госорганов, а практически все они таковы, остро стоит задача своевременного доведения обработанной информации с первичных АРМ до аналитических центров на федеральном уровне. «Центр часто сталкивается с проблемой, когда информация обрабатывается на местном уровне и к моменту ее отправки на федеральный уровень теряет свою актуальность», – отмечает он. Инфраструктура, способная обеспечить непрерывность бизнес-процесса госучреждений, еще только создается.

На первом плане, по мнению Александра Казуто, остаются задачи, связанные с оперативным обеспечением пользователей достоверной информацией. «Поскольку госучреждения оперируют большим объемом данных и документов, то для оперативного доступа к информации им, как правило, необходимы корпоративные хранилища информации. И, как следствие, все более востребованными в этом секторе становятся портальные решения, предоставляющие пользователям интегрированный персонализированный доступ ко всем корпоративным данным. При этом возникает еще одна задача – интеграции в портал унаследованных систем документооборота, что обусловлено стремлением поддержать весь жизненный цикл документа — от коллективной работы над его созданием до архивного хранения», – говорит он.

Важность интеграционного направления подчеркивает и Валерий Шандалов, замечая: «К сожалению, госструктуры у нас очень разобщены с точки зрения внедрения технологий». До сей поры у каждого ведомства ведутся собственные базы данных, и связи, обмена информацией между ними нет. Продвижение интеграционных, объединяющих решений идет сложно, но, по словам Шандалова, и на этом фронте есть серьезные подвижки. «Существуют решения на базе Web-технологий, которые позволяют объединять информацию, не залезая в секреты каждой отдельной структуры, не сливая данные физически в одно хранилище. Я думаю, что именно за этими решениями будущее, они позволят на другом уровне автоматизировать государственный сектор», – отмечает он.

Заказное программирование

Эта услуга также традиционна, и спрос на нее вряд ли снизится. Заказная разработка, напоминает Тагир Яппаров, присутствовала в госконтрактах практически всегда. Однако с течением времени к ней присоединяется организация управления и исполнения проектов тиражирования ИС. Хороший пример – различные ГАС. «Крок» разрабатывает решения, позволяющие автоматизировать подготовку и контроль исполнения договоров, документооборот, подготовку и проведение тендеров. «“АйТи” уже много лет участвует в развитии, расширении и сопровождении ведомственных систем электронного документооборота, крупнейшей из которых является СЭД Федеральной налоговой службы. Число подобных систем и долгосрочных, преимущественно сервисных, проектов год от года будет только расти», – подчеркивает Яппаров.

В условиях, когда бизнес-процессы государственных органов, их организационная структура, само законодательство меняются постоянно, создание софта оказывается не проектом, а постоянным сервисом. Показателен пример оптового рынка электроэнергии. Для его поддержки необходимо уникальное приложение, развивает и поддерживает его государственная организация НП АТС, постоянно привлекая для заказного программирования не менее пяти-шести внешних подрядчиков. «Правила игры» аналогичных европейских рынков меняются не чаще раза в год. С такой же периодичностью переписывается их ПО. «Правила игры» российского оптового рынка электроэнергии меняются каждый месяц. С такой же частотой модернизируется приложение.

Обучение

Это – новое слово в списке ИТ-услуг для государственных заказчиков. Еще несколько лет назад они и не думали тратить деньги на обучение. Но, как считает Тагир Яппаров, в последний год возник практически взрывной спрос на услуги в области массового обучения, в том числе дистанционного. Дмитрий Изместьев, директор «Сетевой академии ЛАНИТ», полагает, что большой интерес госзаказчиков к ИТ-услугам и обучению в этой области наметился с 2005 г. Особенностью госзаказчиков, с его точки зрения, является их сложная разветвленная структура и большое число филиалов в регионах. У ЛАНИТа был опыт построения логистики одновременного обучения специалистов госзаказчика из 89 регионов, и, надо думать, это не единственный пример.

Как и коммерческим структурам, госзаказчикам необходима подготовка в области ИТ для двух видов персонала. Во-первых, обучение рядовых пользователей. Чаще всего, по словам Изместьева, госструктуры заказывают обучение своих специалистов продуктам и технологиям Microsoft и внедряемому новому комплексному ПО.

Второе направление – обучение ИТ-специалистов: системных администраторов, разработчиков, специалистов по базам данных и безопасности. Кроме традиционных вендорских курсов и программ по отдельным продуктам, появляется спрос в новых направлениях. «В последнее время участились заказы на разработку и внедрение комплексной системы информационной безопасности в госструктурах, после чего специалистов в обязательном порядке обучают работе с ней», – отмечает Изместьев.

Что удивительно: госструктуры, как показывает практика «Сетевой академии ЛАНИТ», подходят к обучению своих сотрудников системно. «Благодаря правильному системному подходу мы реализовали несколько проектов полного цикла, начинавшихся предварительным тестированием ИТ-уровня каждого сотрудника и заканчивавшихся подготовкой как ИТ-специалистов госзаказчика, так и всех рядовых пользователей ИС в госструктуре», – рассказывает Дмитрий Изместьев. Такой комплексностью мало кто из коммерческих заказчиков может похвастаться, лишь крупнейшие федеральные холдинги выходят на подобный уровень.

Ижевская компания «Формат-мастер» получает заказы на обучение почти в каждом проекте для госструктур. «Сейчас в учебном классе на базе нашего небольшого конференц-зала проходит очередная учеба госработников по системе СПУН (система персонифицированного учета населения), – рассказывает Виктор Ромашов, директор по развитию компании «Формат-мастер». – Продлится она около месяца, пройдут учебу сотни человек. Если выиграл тендер на разработку и поставку системы, то и обучай – на своей базе, на своем стенде. Как только отработаем связь, будем учить специалистов Минздрава по телемедицине».

Ромашов подчеркивает: «У государства появились деньги, закупается сложная техника, создаются высокотехнологичные проекты, а люди те же, которые пять лет назад с упоением стучали на пишущих машинках. На местах чиновники и не пошли бы на такие проекты, но они почти все федеральные, поэтому не выполнять их они не могут».

Консалтинг

Этот термин применительно к проектам в госсекторе до сих пор остается несколько загадочным. Что такое консалтинг при внедрении ERP в промышленном холдинге – всем уже более или менее ясно. Понятно также, чего от этой деятельности ждать стоит, а чего – нет.

Консалтинг для госучреждений еще не столь привычен, но и он постепенно развивается, принимая совсем иные, чем в промышленности или торговле, формы. Игорь Никулин отмечает рост интереса к консалтингу по созданию регламентов и нормативных документов в области управления государственными организациями. Близкую задачу решают и в компании ЛАНИТ. Изместьев считает, что уже сформировалась потребность в разработке квалификационных требований по ИТ для государственных служащих. В 2004 г. Мининформсвязи и Минобрнауки проводили соответствующий конкурс, выиграл его холдинг ЛАНИТ, он и разработал стандарт квалификационных требований к государственным служащим в области использования ИТ, а также рекомендации по внедрению этих требований в госорганах и внесению необходимых изменений в нормативно-правовые акты.

Разработанные квалификационные требования были приняты заказчиком и рекомендованы госструктурам для использования, но в ближайшее время они не станут обязательными для всех: в разработке есть серьезный блок, который каждая организация должна будет довести до своих стандартов деятельности. Это явно быстро не делается, но ЛАНИТ уже имеет опыт внедрения этих требований «в одной из крупных федеральных служб и в одном из российских министерств» и использует эту же разработку в проектах для коммерческих структур.

Другое направление консалтинга тесно связано с оборудованием. Константин Чикин подчеркивает, что для государственных организаций с разветвленной географической структурой важной задачей является проведение аудита ИС. «Очень часто регулярные закупки новой техники и ПО под различные обособленные задачи приводят к потере контроля над эффективностью функционирования системы в целом», – считает он. А так как построение инфраструктур еще далеко не завершено, спрос на этот вид услуг неизбежно будет расти.

Аутсорсинг

По мнению Тагира Яппарова, лишь в последние два года со стороны заказчиков спрос на услуги аутсорсинга в области ИТ-инфраструктуры стал реальным.

Валерий Шандалов рассказывает, что его компания тоже активно занимается инфраструктурным аутсорсингом. «Продвижение этих услуг идет непросто, поскольку всем боязно пускать посторонних в эту сферу, тем не менее у нас уже есть опыт такого рода проектов, не комплексных, но довольно обширных, в том числе и в госструктурах», – говорит он и поясняет: «Здесь складывается спрос на серьезных исполнителей, способных не только технологически вести проект, но и финансово отвечать перед заказчиком. Скепсиса, как и в любой новой модели, у клиентов до сих пор достаточно, но мы уже наработали опыт, чтобы не только ясно убеждать, но и с цифрами в руках показывать клиентам, что им выгоден такой подход; появились экономические аргументы. Возникают проблемы безопасности, ответственности, много правовых вопросов, но все они преодолимы, нерешаемых среди них нет».

Константин Чикин полагает, что недостаточный опыт сотрудников в регионах и отсутствие сертифицированных специалистов по обслуживанию high-end-систем заставляют госорганизации реалистично оценивать стоимость сопровождения ИС в целом. Виктор Ромашов называет еще одну причину возможной популярности ауторсинга: «На самом деле обслуживание сторонними организациями намного дешевле для госорганизаций. Обучение специалиста по Microsoft, Cisco и т. д. стоит больших денег. Госструктура их готовит, они отрабатывают положенные полгода, год и хотят зарабатывать столько, сколько они стоят, а государство-то платить больше положенного по сетке не может. Обученные уходят, надо готовить следующих. Это был непрерывный процесс».

Рост интереса к аутсорсингу со стороны государственных компаний заметили не только московские интеграторы. В Красноярске, так же как и во многих других областных центрах, городские департаменты муниципального хозяйства и госструктуры, имеющие развитые филиальные сети, остаются основными заказчиками ИТ-компаний. Игорь Горбунов считает, что интерес госорганов к деятельности и возможностям ИТ-компаний во многом обусловлен тем, что им выгоднее (фактически – дешевле) сокращать собственные ИТ-службы и отдавать услуги на аутсорсинг. «Такая тенденция заставила крупные ИТ-компании выделять в своих структурах целые подразделения с сервисной специализацией, – рассказывает он. – Нам, в частности, пришлось выделить сервисный центр в качестве самостоятельного подразделения, существенно обновить коммерческое предложение и прайсы».

«Спрос на поддержку и сервисное обслуживание действительно появляется, – отмечает Сергей Дрыганов, замдиректора компании «Мехатроника» (Оренбург). – Внедрение сложных решений приводит к тому, что ИТ-подразделение бюджетной организации не в состоянии их полноценно поддерживать. Наиболее востребованы услуги по поддержке сложных сетей передачи данных и ПО. В первом случае требуются квалифицированные специалисты, которые не будут полностью загружены в одной организации, а во втором — просто большие ресурсы: специалисты, площади, телефонные линии, организационные затраты и т. д.». «Мехатроника» обеспечивает сервис в Федеральной налоговой службе и Федеральном казначействе. Единую службу технической поддержки в этой компании пока не организовали, но в соответствующих отделах ввели должность ответственного за техподдержку.

«Рынок комплексных решений по обслуживанию всех систем – корпоративной компьютерной сети, пожарной, охранной сигнализации и видеонаблюдения — растет стремительно. Мы даже создали подразделение, которое оказывает техническую поддержку по принципу аутсорсинга. Оно обслуживает и госзаказчиков», – рассказывает Феликс Маркман. 

Но далеко не все смотрят на аутсорсинг с оптимизмом. Директор по развитию и маркетингу компании «Косс Плюс» (Самара) Дамир Гибадуллин рисует такую картину: «Свои ИТ-отделы в госучреждениях, конечно же, существуют, но небольшая зарплата их сотрудников приводит к тому, что им выгоднее заключить договор на обслуживание со сторонней компьютерной компанией, чем самим заниматься рутинной работой по поддержке работоспособности оборудования. Как правило, это постоянное обслуживание периферийной техники либо временные работы по монтажу локальных сетей или запуску ПО и привязке его к задачам заказчика. Но развитие аутсорсинга в госучреждениях тормозится малыми бюджетами на поддержку ИТ, низкой заинтересованностью в новаторстве и продвижении новых ИТ-идей. За последний год интерес к аутсорсингу со стороны госучреждений вырос, но незначительно».

Темная масса

Темной, или скрытой, массой астрофизики называют материю, заполняющую огромные области Вселенной, но не излучающую в наблюдаемых спектрах, а потому невидимую. Ее присутствие проявляется через влияние на другие небесные тела. На рынке ИТ-услуг для государственных организаций тоже есть такая масса, и она столь же велика. Министерства, ведомства, государственные компании обслуживают крупные коллективы ИТ-специалистов, иногда – в сотни человек. Эти компании не ищут публичности и известности, обычно у них всего один или считанное число клиентов (скажем, три министерства).

Их взаимоотношения с открытым ИТ-рынком складываются причудливо. С одной стороны, они – клиенты. Именно они ведают закупками оборудования, ПО, и услуг для своих «подопечных» ведомств, исполняя функции «представителя заказчика», почти что внутреннего ИТ-отдела. С другой – они партнеры, поскольку вместе с «внешними» интеграторами выполняют проекты, ведут разработку ПО, монтаж сетей и пр.

Кроме того, они конкуренты, поскольку участвуют в конкурсах, особенно на услуги и поддержку. И очень часто имеют явные или скрытые преференции. Некоторые из этих преимуществ объективны: уникальная экспертиза. «Люди со стороны просто не знают наших приложений, они не смогут тут ничего поддерживать, поскольку разобраться в имеющемся хозяйстве может только тот, кто его развивал последние 20 лет», — типичная позиция представителя ведомства, выбирающего своих «родных» для поддержки. Преференции менее технического характера обсуждать бессмысленно, но они играют значительную роль в распределении работ.

Что же произойдет с этой «скрытой массой» в ближайшем будущем? Вариант А: сохранится «статус-кво». Но требования к эффективности госкомпаний и их прозрачности ужесточаются. Поэтому более реалистичным кажется вариант Б: «карманные» компании будут постепенно выходить на открытый ИТ-рынок, расширяя спектр клиентов, набор услуг, совершенствуя свои процессы. Для них, часто выросших в тепличной атмосфере, это сложно, но реально. Примеры вырастания конкурентоспособных фирм из внутренних ИТ-служб коммерческих холдингов уже есть, и за ними следуют и экс-государственные образования. Попытки ГВЦ Энергетики выйти на ИТ-рынок под брендом IT Energy очень показательны в этом смысле.

И наконец, вариант С: «скрытая масса» станет более открытой. Однако в этом случае конкуренцию с рынком выдержат не все «карманные» образования. Некоторые из них, наименее эффективные, вынуждены будут уступить свои позиции лучше работающим коммерческим компаниям. Кроме того, постепенно самописные уникальные приложения в госкомпаниях уступают место централизованным тиражным продуктам или заказным разработкам нового поколения, поддерживать которые способны не только «карманные» подрядчики. Так что изменения могут быть весьма интересными.

Перспективы

«Много лет основные работы для госзаказчиков касались технического обслуживания. Сейчас появилась заметная доля консалтинга, труда программистов, и доля эта нарастает. Клиенты согласны оплачивать труд квалифицированных специалистов. Мы ожидаем прирост подобных услуг в этом году не менее 30%», – говорит Андрей Рудометкин. Сергей Дрыганов придерживается похожего мнения: «Судя по темпам, с которыми автоматизируются госструктуры, в ближайшие год-два можно ожидать существенного увеличения спроса на ИТ-услуги». «Во всем мире именно госсектор является ключевым потребителем ИТ-услуг и российский рынок не будет исключением», – уверен Тагир Яппаров.

А вот по мнению Виктора Ромашова, «ИТ-услуги госсектором будут востребованы еще лет 10-15. Дальше либо качели качнутся обратно, либо... Хотя приказ жить по-европейски (если нас туда пропустят) может и сработать. Смотря кто будет у власти». Но, наверное, так далеко лучше не заглядывать. 

Центральный федеральный округ