In English

Мозговой придаток

01.10.2007, Рагимова Светлана
Издание: Компания
Взгляд на российский рынок ИТ у власть предержащих традиционно позитивен. Однако проблем на нем хватает. Страна так и не оправилась от "утечки мозгов", не смогла вырастить предпринимателей и продавцов, умеющих извлечь выгоду из сложных технических разработок. Оставшиеся специалисты в большинстве своем реализуют идеи западных бизнесменов, которым достаются все сливки. Далеко не все российские компании могут платить зарплаты, взвинченные борьбой за кадры, и заниматься затратными исследованиями. Редкие продукты, вышедшие из-под пера отечественных разработчиков, способны конкурировать с западными аналогами.

ИТ-бум, наблюдающийся в России в последние несколько лет, породил оптимизм среди чиновников, ответственных за развитие этой сферы. Но здравый взгляд обнаруживает в ней такие проблемы, которые вызовут головную боль даже у самых позитивно настроенных бюрократов. К счастью, в некоторых сегментах ИТ российские компании все-таки смогли добиться реальных успехов.

Сила в нестандарте

Елена Семеновская, руководитель программы исследований ЮС по рынку программного обеспечения считает, что "российские программные разработчики традиционно сильны в области систем безопасности. Прекрасный тому пример – "Лаборатория Касперского". Компания успешна не только в России, но и в Америке, Европе, а теперь выходит и на рынки Азии. Еще одна область, где российские поставщики достаточно успешно конкурируют с западными – системы документооборота. Оба этих направления начали развиваться достаточно давно, и их динамика не зависела от экономики". Успех российских систем безопасности скорее основан на энтузиазме разработчиков, которые практически с нуля создали в России этот рынок. В области малого бизнеса большой популярностью пользуются программы бухгалтерского учета "1C". С точки зрения иностранных разработчиков, этого сегмента просто не существует, они традиционно относят к категории малого бизнеса компании с оборотом до 1 млн евро, которые в России вполне сходят за средние. В "тяжелой весовой категории" отечественные разработчики сильно уступают западным. Крупные промышленные предприятия предпочитают не рисковать и вкладывают немалые средства в проверенные временем продукты Oracle, SAP, HP, Microsoft. Без них не обходится ни один системный интегратор при выполнении заказа. Чтобы в России появился сопоставимый по качеству продукт - большая комплексная универсальная система, применимая в разных отраслях, необходимо немало средств и времени на исследования, разработку, тестирование. Те слабые попытки, которые делались в постсоветских НИИ, так и не получили развития. Сейчас в стране нет ни государственных, ни частных предприятий, способных на подобный шаг. Намного проще и дешевле воспользоваться готовыми системами, адаптированными под конкретные условия. Рынок продуктов для управления предприятием развивается сейчас в основном за счет госзаказов. А государственным предприятиям в России нужна начальная автоматизация - хотя бы с бумаги на цифру перейти, об уникальных комплексных решениях по последнему слову техники пока речь не идет.

Максимум, что делают российские специалисты - создают отдельные программные модули для того, чтобы приспособить западный продукт для российских условий. Руководитель отделения автоматизации деловых процессов компании "ФОРС – Центр разработки" Василий Анфиногентов отмечает, что позиции российских программистов особенно сильны там, где требуется решение нестандартных, сложных задач. "Так, у нас сейчас очень много уникальных продуктов, аналогов которым на Западе просто нет. Только в одной нашей компании их насчитывается не менее десятка", – поясняет он. Очевидно, что аналогов на Западе нет просто потому, что эти продукты предназначены исключительно для российских условий. Вот и получается, что в сегменте систем для управления крупными предприятиями Россия отстает на годы, хотя попытки догнать заграницу предпринимаются регулярно. Семеновская считает, что отставание в этой области сохранится еще некоторое время: "Разработка таких систем требует не только технических навыков, но и экономических знаний, понимания того, как работает современная экономика. У западных разработчиков тут явное преимущество. Кроме того, эти разработки достаточно капиталоемкие и требуют значительных инвестиций в исследования".

Нишевые и редкие

Вениамин Левцов, директор по продуктам "Лаборатории Касперского", отмечает, что российским программистам хорошо удаются нишевые продукты: "системы распознавания текста, антивирусы, межсетевые экраны, системы резервного копирования, по крайней мере, настольные, разработки для VoIP. Достаточно заглянуть в независимые тесты соответствующего профиля, и вы поймете, что российские разработки там на высоте". Левцов рассказывает, что многие компании – "золотой фонд нашего ИТ" – не первый год за свои деньги выставляются на мировых выставках и пользуются успехом. "Но одна беда: их очень немного на самом деле", – сокрушается он. Да и сегменты, где мы на высоте, можно сосчитать на пальцах. Тагир Яппаров, президент компании "АйТи", считает, что в основном российским разработчикам удаются нишевые продукты в сфере информационной безопасности, лингвистические решения, высоконаучные, например, биометрические идентификаторы (компания BioLink), распознаватели текстов (ABBYY). По его словам, "только разработки, в которых задействован высоконаучный потенциал, а также нишевые решения могут бросить вызов западным продуктам". Также вполне жизнеспособны, по его мнению, инженерные разработки. Нишевые продукты не требуют таких серьезных временных затрат и денежных вливаний, как системы для управления предприятием и прочие решения для бизнеса. Кроме того, для их создания уже существует исследовательская и научная база. И в этом сегменте отечественные компании вполне способны себя проявить на достойном уровне. Лингвистические программные продукты, антивирусы, поисковые системы, компьютерные игры, почтовые клиенты нам удаются. Проблема только в том, что платить за лицензионное ПО в России так и не научились. Что бы там ни говорили, пиратство в России по-прежнему процветает. А выходу на внешние рынки мешает дикий имидж страны вечных морозов и медведей. Редкие везунчики, такие как Nival, продали доли западным венчурным фондам и могут позволить себе расслабиться. Небольшим группам программистов, создающих качественные продукты, таким как, например, The Bat или ReGet, приходится с трудом сводить концы с концами, работая исключительно на энтузиазме. Примерно в той же ситуации находятся разработчики уникальных научных инструментов, например, систем для исследования и анализа сейсмологической ситуации. Как правило, финансировать подобные разработки некому, а привлекать западных инвесторов и продавать деятели отечественного ИТ-рынка не очень хорошо умеют – для инженера советского толка думать о деньгах унизительно.

Дисбаланс развития

Большинство компаний затрудняются с ответом на вопрос о том, какие отечественные разработки в области "железа" могли бы конкурировать с западными. Некоторые приводят в пример системы биометрической идентификации. Но не более того. По словам Тагира Яппарова, "в России разработка инноваций в сфере аппаратного обеспечения не очень эффективна и возможна только как один из элементов единых программно-аппаратных комплексов. Поэтому делают высокотехнологичные открытия в этой области не отечественные предприятия, а российские центры разработки международных компаний". Действительно, в сегменте "железа" давно и надолго закрепились западные вендоры. Российские компании в лучшем случае выступают в роли сборщиков готовых систем из комплектующих, а чаще всего – как дистрибуторы крупных поставщиков, таких как IBM и Intel. Эта ситуация сложилась исторически, когда вместо продолжения разработки собственных процессоров советским ученым было дано задание скопировать архитектуру Intel и выпустить под своим названием. Чтобы преодолеть защиту от копирования, русским умельцам достаточно было соляной кислоты, легко растворяющей верхний слой процессора, и пары ловких рук. Вот и получается, что сфера ИТ в России развивается однобоко. Большая часть человеческих ресурсов – тех самых гениальных программистов и ученых, которые решили остаться на родине, – обслуживает западные компании. Международные корпорации открыли множество центров разработки в России, особенно это выгодно в регионах. Государственные заказы дают основной доход ИТ-компаниям, но на базе подобных проектов накопить опыт для создания серьезных конкурентоспособных систем практически невозможно. Как правило, госпредприятиям необходима начальная автоматизация, на Западе этот процесс завершился много лет назад. Поэтому наиболее быстрорастущий сегмент ИТ – это сфера услуг: консалтинг, системная интеграция, аудит. Основной проблемой Василий Анфиногентов считает не уровень разработок, а слабый маркетинг и продвижение, без которых невозможно успешно конкурировать с западными игроками. По его словам, "добиться успеха невозможно без привлечения дополнительных ресурсов и существенных бюджетов, которые российским ИТ-компаниям не всегда доступны. Есть несколько примеров удачного выхода на европейские рынки, особенно в сфере информационной безопасности, но это, скорее, исключение, чем правило".

Как будет развиваться ситуация в сфере ИТ в России, зависит от множества факторов. Тагир Яппаров оценивает перспективы ИТ-индустрии довольно оптимистично, а в качестве проблемы отмечает, что "себестоимость российских разработок давно превысила себестоимость разработок Индии, Китая, а по уровню цен мы сравнялись с Восточной Европой". Вениамин Левцов объясняет это ростом зарплат, из-за которого увеличиваются затраты компаний. "Зарплаты растут настолько быстро, что различные модели вовлечения удаленных ресурсов становятся необходимостью. По своему опыту могу утверждать, что значительное количество специалистов из разработчиков ПО плавно мигрировало в интеграторский консалтинг и еще большее – в поддержку ИТ-инфраструктуры. Видимо, потому, что эти сегменты развиваются у нас активнее и там предлагаются более привлекательные условия", – говорит он. Можно прогнозировать, что эти сегменты будут и дальше расширяться в ущерб созданию готовых продуктов. По мнению директора по маркетингу компании InfoWatch Дениса Зенкина, бурно растет офшорное программирование, но на продуктовом фронте дела идут вяло. "Список российских разработчиков, выведших готовые продукты на мировую арену, практически не меняется. Хотя обороты успешных компаний растут, это не компенсирует дисбаланс продуктово-офшорной модели, и страна медленно, но верно скатывается к сценарию "мозгового придатка", – констатирует он.

Техноприпарки

В качестве меры улучшения ситуации в сфере ИТ государство продвигает модель технопарков. Такой подход напоминает действия ленивого земледельца, который вышел весной в поле и раскидал то тут то там семена, а осенью обнаружил, что некоторые из них все же проросли и всходы даже оказались довольно неплохими. Тотчас же он приписал этот успех себе и решил на радостях поставить забор вокруг сильных ростков и даже полить то, что зазеленело. А вот возделывать землю и думать о будущих урожаях уже лень, да и страшно – вдруг нарушишь экологический баланс, и все сгниет на корню. Лучше уж вовсе не трогать. Вениамин Левцов считает, что "технопарк может создать определенную атмосферу, дать ощущение среды, как университетский кампус. "Но, боюсь – и только. Хотя среда сама по себе очень много значит. Концентрация специализированного интеллекта в одном месте – это вообще хорошо. Однако для реализации этого требуются огромные координационные усилия. Чтобы компании, осевшие в своих зданиях, поднялись и дружно перебрались куда-то, их менеджмент и сотрудников надо очень серьезно заинтересовать. Нужно создать всю социальную инфраструктуру, предварительно договориться о возможном переезде нескольких десятков крупных компаний. Недостаточно просто объявить участок в Подмосковье технопарком, запланировать проведение туда мощного интернет-канала и обещать компаниям какие-то налоговые послабления", – уверен он. Елена Семеновская не рекомендует возлагать очень большие надежды на технопарки: "Вполне возможно, что льготное налогообложение может сыграть с этими проектами злую шутку, и в первую очередь они будут рассматриваться с точки зрения возможного ухода от налогов и отмывания денег. При удачном раскладе все равно требуются время и сильная организация, чтобы технопарки составили реальную конкуренцию разработчикам ПО в Индии и Китае". Также высказывает сомнения в эффективности этой меры и Денис Зенкин: "Доступные офисные площади – необходимая, но недостаточная составляющая успеха российских ИТ". Зенкин сомневается, что даже эта идея реализуется в ближайшие 10 лет, "учитывая неповоротливость, бюрократизм и коррумпированность государственной машины". К тому же он высказывает предположение, что "конечный результат будет мало совпадать с ожиданиями и чаяниями ИТ-компаний". Мнение Тагира Яппарова на этот счет также не слишком оптимистично: "Одна эта мера не способна кардинально переменить ситуацию и вывести Россию в число сильных ИТ-держав. Создание необходимой инфраструктуры и консолидация ресурсов очень важны, но на этом работа по формированию технопарков не заканчивается. Нужны дополнительные меры. Например, технопарки не смогут нормально развиваться без интеграции с университетами". По мнению Анатолия Степанского, коммерческого директора компании "Импакт-софт", "самая большая опасность на этом пути - превратить технопарки в очередную оптимизационную схему для всех бизнесов, что скомпрометирует и убьет идею".

В сфере ИТ Россия пошла легким и проверенным путем – поставки "сырья", которым в данном случае являются человеческие и научные ресурсы. К счастью, в отличие от нефти, это "сырье" возобновимо, при условии, конечно, что этим кто-то будет заниматься. Использовать ресурсы для создания готовых продуктов, способных конкурировать с западными, пока задача слишком сложная для российской ИТ-индустрии. Для этого мало сделать что-то достойное, нужно суметь продукт продать. А до того – понять спрос на мировом рынке.

Центральный федеральный округ