In English

Власть электронная

28.09.2009, Грамматчиков Алексей
Издание: Эксперт
Российский IT-рынок с воодушевлением встретил шаги руководства страны по активизации процесса создания электронного правительства. Технологии для подобных систем давно наработаны, главное препятствие в их внедрении — недружественный настрой бюрократического аппарата.

Поставить на учет автомобиль по электронной почте, оформить загранпаспорт через интернет или высказать высокопоставленному чиновнику свои претензии на веб-форуме — о необходимости развития подобных современных технологий взаимодействия граждан с властью, так называемого электронного правительства, в России говорят многие годы. Последние несколько месяцев ознаменовались громкими заявлениями высшего руководства страны об активизации этого процесса. «Что мы продвинули? Да ни фига мы не продвинули!» — так резко оценил процесс создания электронного правительства на одном из последних совещаний президент Дмитрий Медведев. Ранее он же, в частности, назвал «сапогами всмятку» веб-сайт миграционной службы РФ — настолько там сложно найти нужную для граждан информацию.

Результатом гневной критики стало недавнее появление у Минкомсвязи плана действий «по переходу к исполнению государственных функций в электронном виде». Согласно этому плану, уже в 2011 году граждане смогут получать от государства в электронном виде более 70 услуг. ГИБДД, Федеральная миграционная служба, Федеральная налоговая служба, Пенсионный фонд, другие министерства и ведомства должны позволить гражданам не толкаться у них в коридорах, а быстро и легко получать справки и документы прямо через свой домашний компьютер.

Позади Коста-Рики

В мире элементы электронного правительства активно развиваются уже многие годы. В ряде европейских стран через интернет можно оформлять широкий список справок, лицензии, пособия, не посещая лично то или иное ведомство. Также в развитых государствах практикуются различные формы электронного участия в выборах, широко распространены чаты и форумы, где избиратели в режиме онлайн общаются с представителями власти.

Как ни странно, в России тоже довольно давняя история создания механизмов электронного правительства. О том, что граждане через интернет скоро будут общаться с властью, громко заявляли разработчики программы «Электронная Россия» в 2002 году. Но следует признать, что с тех пор ощутимого результата не достигнуто.

Да, есть отдельные примеры успешных разработок. Одним из наиболее показательных считается налаживание электронной системы удаленной сдачи документов в налоговые органы, которой в настоящее время пользуются сотни тысяч юридических лиц. Многие ведомства по своей инициативе создают так называемые электронные приемные (например, такая услуга есть на веб-сайте Россельхознадзора), когда любой гражданин может через интернет напрямую обратиться к руководителям госструктуры. Показателен и опыт некоторых регионов. К наиболее передовым относят инициативы Ханты-Мансийского автономного округа, Татарстана, Чувашии. «На портале в ХМАО в настоящий момент представлено 160 государственных услуг, каждая из которых сопровождается полным набором сопутствующих сведений, — говорит Людмила Абламская, директор отделения консалтинга компании “ФОРС — Центр разработки”. — Электронные услуги, оказываемые по принципу “одного окна” в Югре, могли бы быть хорошим образцом для внедрения в других российских регионах».

Но подобные примеры — это, скорее, единичные случаи. В целом же ситуация с созданием механизмов электронного правительства в России плачевная. Согласно недавнему исследованию российского Института развития информационного общества (ИРИО), сегодня госучреждения не справляются с предоставлением даже элементарной информации своим гражданам. Так, места приема граждан приведены на веб-сайтах 44 федеральных органов исполнительной власти (52% от общего числа), а графики работы подразделений, осуществляющих прием граждан, указаны только для 21 ведомства (25% от общего числа). Другие цифры тоже не очень радуют: возможность загрузки бланков документов реализована для 43 ведомств (51% от общего числа), при этом онлайн-передача заполненных форм предусмотрена только для пяти ведомств (6% от общего числа), а транзакционные услуги реализованы только на трех сайтах ведомств.

На низкие показатели развития государственных электронных услуг в России указывают и авторитетные международные организации. Согласно последним данным проведенного ООН исследования (United Nations e-Government Survey), по степени готовности к электронному правительству Россия занимает 60−е место из 192 стран. Это весьма низкий показатель: на одно место нас опережает Коста-Рика, а сразу после идут Южная Африка, Венесуэла, Маврикий. Примечательно, что еще в 2005 году рейтинг России был существенно выше — она занимала 50−е место.

Бюрократическое сопротивление

Пристальное внимание к механизмам электронного правительства во всем мире не случайно. Именно внедрение современных информационных технологий в сферу госуслуг позволяет вывести их на принципиально новый уровень. «По нашим оценкам, примерно 10 процентов госуслуг в России уже сегодня можно получать из дома по интернету, — говорит Людмила Абламская из “ФОРС — Центр разработки”. — К ним относится получение любых архивных справок, не требующих указания персональных данных, выписок из реестра прав на объекты недвижимого имущества и целый ряд других. Таким же образом могут решаться вопросы оформления паспортов, виз, регистрации по месту жительства».

«По своей сути государство — это сервисная организация, которая обслуживает население страны, — развивает мысль Тагир Яппаров, генеральный директор компании “АйТи”. — И именно в сервисных организациях внедрение IT-решений наиболее эффективно. Вспомним, например, что работа той же банковской сферы или телекоммуникационной отрасли сегодня просто невозможна без использования современных информационных технологий. А по своим масштабам услуги государства соизмеримы с названными отраслями».

Однако планы внедрения новых электронных услуг уже в 2011 году участники рынка называют фантастическими. «За семь лет тут мало сумели что сделать, а всего за полтора года предполагается обеспечить весьма обширный перечень электронных услуг», — говорит Тагир Яппаров. Впрочем, отмечает он, «как это у нас бывает в России, зачастую именно авральные методы работы приводят к значимым результатам».

Помимо сжатых сроков реализации участники рынка указывают и на другие проблемы внедрения механизмов электронного правительства в России. Существенный момент — отсутствие единых стандартов формирования электронных услуг разными государственными ведомствами. О необходимости проведения соответствующей работы говорят давно, но до сих пор в этом направлении нет заметных сдвигов. «До настоящего времени не разработана и не утверждена единая архитектура электронного правительства, которая должна официально зафиксировать структуру электронного правительства Российской Федерации и набор руководств, политик, стандартов, технических решений», — говорится в упомянутом выше докладе Института развития информационного общества.

«Действительно, вопрос реализации информационных решений на межведомственном уровне представляет сегодня одно из основных препятствий для развития электронного правительства в России, — соглашается Тагир Яппаров. — Если в рамках одного министерства еще реально наладить, например, электронный документооборот, то после того, как появляется необходимость часть документации отправлять в другое ведомство, возникают большие проблемы, потому что зачастую разные государственные организации используют разные, не сочетающиеся между собой стандарты и решения».

Одновременно существует серьезный провал в нормативной базе — нет юридической основы, например, для применения электронно-цифровой подписи, нет четко разработанных систем безопасности, предотвращающих утечку важных личных данных граждан. Но главное, на что указывают участники рынка, — это скрытое сопротивление всей государственной системы внедрению электронного правительства. Ведь именно информационные технологии позволят более эффективно управлять госструктурами, отслеживать и выявлять виновного в задержке оформления документов, исчезнет и почва для коррупции.

«В России внедрение проектов электронного правительства сильно осложняется высоким приоритетом частно-ведомственных интересов, — констатирует Константин Чикин, заместитель генерального директора по работе с государственными организациями ЗАО “Ай-Теко”. — Поскольку успешное масштабное внедрение электронных услуг неизбежно влечет за собой сокращение различных подразделений государственных служб и усиливает контроль за их работой, логично предположить, что сама идея внедрения подобных систем встречается служащими неодобрительно».

Технологическая готовность

Между тем с точки зрения готовности технологий внедрение электронных государственных услуг не представляет особых сложностей. Участники рынка указывают на то, что по своей сути электронные услуги государства не отличаются от решений, которые применяются коммерческими компаниями. А российские IT-структуры уже имеют большой опыт внедрения, например, тех же CRM-систем, на базе которых могут оказываться и услуги госструктур.

«В развитии электронного правительства в России большие возможности предоставляет использование бизнес-приложений. Например, платформа Siebel CRM за рубежом активно используется для создания услуг электронного правительства, — говорит Игорь Никулин, директор департамента информационных технологий компании КРОК. — Комплексные решения на основе таких бизнес-приложений позволяют быстро и с минимальными затратами организовать оказание государственных услуг в электронном виде по принципу “одного окна”. В результате граждане получают возможность с помощью электронной почты, интернета и колл-центра удаленно пройти весь путь оформления документов».

Наконец, российские компании имеют опыт масштабного внедрения электронных государственных услуг в других странах, прежде всего ближнего зарубежья. Например, российский системный интегратор — компания «Ай-Теко» — реализует в Казахстане крупномасштабный проект по автоматизации так называемых центров обслуживания населения (ЦОН). Любой гражданин этой страны может получить широкий набор услуг от государства, обращаясь не напрямую в то или иное ведомство, а именно в такой центр обслуживания. В настоящее время на территории рес­публики работает порядка 300 ЦОНов, предоставляющих гражданам государственные услуги в режиме «одного окна». «Российские интеграторы занимаются разработкой и внедрением единой интегрированной информационной системы, которая призвана вывести качество и оперативность оказания государственных услуг в Казахстане на новый уровень, — говорит Константин Чикин из “Ай-Теко”. — Уже сейчас ответы на большинство вопросов относительно сервисов и работы ЦОНов пользователи могут получить в режиме самообслуживания — посредством интернет-портала, информационных киосков. Кроме того, дополнительная информация из ЦОНов, например о готовности документов или необходимости принести дополнительные справки, может предоставляться гражданам по городскому телефону, с помощью коротких текстовых сообщений на сотовый телефон или по электронной почте».

Участники рынка отмечают, что в Казахстане реализация подобного проекта стала возможной благодаря политической воле руководства страны, которое смогло преодолеть скрытое сопротивление чиновничьего аппарата. В России такой проект возможно быстро реализовать, если первые лица исполнительной власти на деле займут более жесткую политическую позицию.

Кнопка жизни
Центральный федеральный округ