In English

Тагир Яппаров: «К сожалению, у нас в стране декларации стратегические, а решения тактические»

01.10.2009, Яппаров Тагир
Издание: Финанс
Генеральный директор компании "АйТи" Тагир Яппаров уверен, что в ближайшее время неизбежно глобальное изменение ландшафта IT-рынка. Далеко не последнюю роль в этом процессе будет играть удовлетворение потребностей здравоохранения и образования.

Тагир Галеевич, что собой представляет российский IТ-рынок?
– Его особенность заключается в том, что в начале 1990-х годов он строился с нуля энтузиастами, людьми, которые в советское время планировали делать инженерную, техническую или научную карьеру, но в нужное время сумели переориентироваться и приняли участие в создании новой для страны индустрии.
С одной стороны, энтузиазм дает мощный импульс для развития многих направлений, работа над которыми ведется из чистого интереса. Но с другой стороны российский IT-рынок до сих пор не капитализирован, на нем нет компаний, которые имели бы реальную рыночную стоимость. И это при общих оборотах в десятки миллиардов долларов.

Имеются ли здесь преимущества?
– За период становления отечественный IT-рынок пережил несколько кризисов, поэтому руководители компаний – люди очень опытные и стабильные. Мы прекрасно понимаем, что нужно делать как в период кризиса, так и во время роста. Думаю, что российский IT-рынок находится в плюсе, потому что у руля стоят ветераны, двадцать лет назад создавшие отрасль.
С другой стороны, именно это мешает капитализации – трудно из своего детища сделать публичную компанию. Здесь для отрасли содержатся серьезные риски. Для хорошо капитализированных западных IT-компаний выход на российский рынок – это вопрос принятия решения. И вполне возможно, что оно будет принято на очередном росте. В этом случае российские софтверные компании будут находиться в серьезной зоне риска.

Почему?
– Я знаю более двух десятков крупных компаний, которые в 2007 году готовились к привлечению инвестиций. Сегодня этот процесс остановлен и когда он возобновится, то подготовка опять займет года два-три – процедура очень сложная, многое придется делать заново. В итоге мы можем не поймать новый рост, пропустить этот момент.

Вы тоже готовились к публичному размещению?
– Да. У нас шли переговоры, проводился аудит, но, к сожалению, кризис изменил все планы.

Как сегодня компания "АйТи" позиционируется на рынке?
– Компания работает над жизненным циклом корпоративной информационной системы, то есть проектирует, разрабатывает, внедряет, поддерживает, обучает. В 1990-е годы мы одними из первых ввели такое понятие, как "системная интеграция". При помощи этого термина мы описывали свое кредо: системный интегратор с собственными продуктами – по нашему глубокому убеждению, компания без интеллектуальной собственности не имеет на информационном рынке перспектив. Поэтому долгое время вся наша прибыль инвестировалась в создание собственной продуктовой линейки. Была наивная пора и мы полагали, что сможем составить конкуренцию мировым лидерам...

Но мысль была интересная.
– Она, может быть, и сработала, если бы была соответствующая политика и поддержка со стороны государства. Ведь тот же SAP не появился просто так на пустом месте, его поддержало немецкое государство, которое выступило заказчиком. В тех же США создание новых технологий и решений часто напрямую зависит от государственных заказов.
К сожалению, в 1990-е годы политика нашего правительства была не очень лояльной по отношению к российским технологическим компаниям. В 1996-1998 годах у нас был проект "Русский офис", куда входила целая линейка продуктов, в частности текстовый редактор "Лексикон"...

Я в нем работал – для своего времени он был очень хорош...
– Когда Microsoft начал продвигаться в России, стало ясно, что мы будем конкурировать только с ним. В 1997 году было продано 500 тыс. лицензий "Русского офиса", при этом ни одной копии не было куплено государством. А в августе 1998-го этот бизнес закончился – уже в сентябре ни один производитель компьютеров со словами "Нам не до этого!" не оплатил ни одной лицензии. Мы полгода ждали восстановления рынка, но в итоге просто потеряли этот проект.

Жаль...
– Из общего числа технических и бизнес-проектов выживает, как правило, 15-20%. Если этот показатель выше, то ваши дела идут очень хорошо. Поэтому нет ничего удивительного в том, что ряд даже очень интересных идей не пережили кризисов или не вышли на прибыльность. В целом у нас успешный и стабильный бизнес, но по ходу развития мы кое-какие проекты закрывали. Например, в 1999 году было принято решение от всего проекта "БОСС" оставить только те продукты, которые имеют уникальную национальную специфику – кадровую систему и документооборот. В течение года мы вели переговоры с клиентами и договаривались, каким образом будем компенсировать потери. В результате не было ни одного суда – мы нашли компромисс со всеми. Это был уникальный опыт.
В итоге остались только два продукта – "БОСС-Кадровик" и "БОСС-Референт", которые в своей нише являются лидерами. Фактически эти проекты генерируют большую долю нашей прибыли.

Даже в период кризиса?
– Да. Кстати, очень важный момент – наличие собственных продуктов и технологий стабилизирует бизнес и создает с заказчиками особые отношения, совсем не те, которые возникают с чисто внедренческими организациями.

Какое значение для экономики во время кризиса играет IТ-индустрия?
– В России и в мире IT-индустрия позиционирована по-разному. В ведущих странах роль этой отрасли весьма существенная. Например, в США около 10% ВВП генерируется IT-сектором. Американские антикризисные программы во многом опираются на использование информационных технологий. В частности, один из элементов – развитие широкополосного интернета и доведение его практически до каждого пользователя. Это приведет к развитию IT-индустрии и смежных отраслей, что, в свою очередь, даст около 200 тыс. новых рабочих мест. В России, к сожалению, такого внимания к нашему сектору не наблюдается. Хотя, основываясь на собственном опыте, могу утверждать, что тот же широкополосный интернет позволяет оптимизировать издержки компании и создавать рабочие места в провинции. Мы ряд функций бэк-офиса переводим из Москвы в другие города. Юрист, нанятый в Уфе, работает ничуть не хуже своего столичного коллеги. А стоит дешевле. То же самое касается экономистов и бухгалтеров. Рынок труда можно очень сильно изменить, но это должна быть целая программа, включающая в себя не только инфраструктуру доступа к сети, но и обучение персонала. Использование современных технологий для решения системных проблем позволяет значительно трансформировать экономику, общество и выйти из кризиса по оптимальной траектории. Это понимание есть в мире. Но, к сожалению, у нас в стране декларации стратегические, а решения тактические. С одной стороны говорится, что мы перестраиваем экономику, делаем ее инновационной, а с другой – все инновационные программы обрезаны, бюджеты, связанные с развитием информационных технологий, уменьшены в разы. На мой взгляд, это чревато очень серьезными проблемами. Для нашей страны информационные технологии важны не только для выхода из кризиса, но и для развития в целом.

Какие у вас имеются перспективные направления?
– Мы скорректировали свою стратегию системного интегратора с собственными продуктами в сторону сервиса и аутсорсинга – причина в том, что для наших клиентов очень важным является не только создание и внедрение систем, но и их обслуживание и развитие. В связи с этим нами приложено много усилий для создания структуры доставки сервиса – по стране открыто более 20 офисов, в каждом крупном городе у нас есть центр, обладающий учебным подразделением и инженерными ресурсами.
Последние годы очень важным является развитие новых моделей взаимодействия с заказчиками. Дело в том, что IT-рынок находится на фазе смены парадигмы. Существующая бизнес-модель подразумевает покупку заказчиком программного продукта и/или аппаратного решения и самостоятельную их эксплуатацию. Такой подход становится все более громоздким и дорогим: сотни тысяч и миллионы долларов США. Получается, что современные информационные системы имеют большой барьер вхождения. Это ведет к тому, что на рынке развиваются новые направления – аренда аппаратного парка, программное обеспечение как сервис (SaaS), хранение данных, разработка продуктов с открытым кодом. Это все части одной цепи, факторы изменения IT-рынка. Разумеется, традиционная модель не умрет. Будет создана новая ниша, дополняющая и модернизирующая существующую структуру. Информационные технологии наиболее эффективны при решении задач массового обслуживания. Наглядный пример – финансовый рынок. Представить его сегодня без кредитных карточек, мобильного и интернет-банкинга – практически не возможно. Миллиарды людей пользуются этими инструментами и только IT-технологии позволили сделать это реальным и эффективным.
Есть еще более массовые рынки – здравоохранение и образование. В развитом мире на эти области тратится гораздо больше денег, чем на финансовом рынке. Это крупнейшие потребители информационных технологий. Задача массового обслуживания при смещении фокуса на качество предоставления услуг приведет к неизбежной технологизации этих сервисов и моделей взаимодействия. Это будущие крупнейшие IT-рынки страны. Именно поэтому мы последние десять лет активно инвестируем в образование: у нас имеется собственный бизнес по повышению квалификации в области информационных технологий – "Академия АйТи". У нас есть опыт, в конце 1990-х мы работали в Америке и внедрили технологию управления университетами построенную на смарт-карточках. И сегодня в 30 американских университетах работает система, в создании которой мы принимали участие.

Центральный федеральный округ