In English

ИТ как движущая сила инноваций в высшем образовании

23.08.2012, Гореткина Елена
Издание: PC Week
В стране продолжается реформа системы образования. Недавно правительство одобрило очередную редакцию проекта закона “Об образовании” и направило его для утверждения в Госдуму. Предполагается, что его могут принять уже в конце нынешнего или в начале следующего года. Кроме того, Минобрнауки подготовило проект программы “Развитие образования на 2013—2020 гг.”, подразумевающей значительные бюджетные ассигнования. Полным ходом идет процесс укрупнения вузов, продолжается реализация программы развития федеральных и национальных исследовательских университетов, вузы и коммерческие организации создают малые инновационные предприятия.

Как эти перемены отражаются на общем уровне информатизации сферы высшего образования в России? Способствуют ли они продвижению инновационных методов обучения? Какие здесь имеются подводные камни и как их обойти? Своим мнением и опытом делятся представители ИТ-компаний и высших учебных заведений.

Стимулы и возможности

Все опрошенные нами респонденты единодушно согласились с тем, что основной драйвер внедрения ИТ — это госпрограммы и, как следствие, финансирование, которое выделяется вузам. Сергей Сухоруков, заместитель руководителя дирекции по работе с государственным и образовательным секторами компании “АйТи”, сравнил сдвиги, происходящие в информатизации вузов, с теми, которые 10—12 лет наблюдались при продвижении ИТ на предприятия: “Идёт переход от инфраструктурных решений к прикладным программным задачам. Меняется политика самих вузов. Наличие финансирования, необходимость его грамотного освоения и своевременного выпуска отчетности требуют построения в вузе системного управления проектами. В связи с этим поднимается статус ИТ-руководителя вуза до проректора. В сферу информатизации включаются не только специалисты ИТ-управления, но и руководители других административных подразделений, таких как приемные комиссии, деканаты и т. д.”

Это мнение разделяет Алексей Калинин, старший управляющий по корпоративным проектам компании ABBYY: “Информатизация вузов проходит те же этапы развития, что и в коммерческих компаниях. От автоматизации отдельных процессов, бухгалтерии, отдела кадров и пр. — и до создания комплексной ИТ-инфраструктуры. Этот органичный рост связан с тем, что вузы понимают необходимость включения ИТ в учебную и хозяйственную деятельность”.

При этом, по словам Луизы Плотниковой, образовательного консультанта по России из компании SMART, изменения в сфере информатизации образования происходят и на федеральном, и на межвузовском, и на внутривузовском уровне: “Это изменение подходов к организации образовательного процесса с использованием инновационных средств для обучения и оценки его результатов, формирования системы непрерывного образования, освоения новых направлений и форм обучения, а также развития межвузовского взаимодействия — обмена курсами и создания единого межвузовского информационного образовательного пространства”.

Рост квалификации и престижа ИТ-менеджмента вузов способствует созданию единой ИТ-стратегии. По словам Елены Безруковой, руководителя программ проектов компании AUVIX, сейчас вузы стали больше интересоваться передовыми технологиями, четче формулировать свои потребности и грамотнее, на базе проектного менеджмента, внедрять ИТ- и аудиовизуальные решения.

На информатизации вузов позитивно отражается и процесс их укрупнения. По мнению Сергея Сухорукова, здесь опять можно провести параллель с корпоративным сектором десятилетней давности, когда происходила консолидация бизнеса, а значит, нужно было учитывать показатели деятельности в самых разных разрезах. В связи с увеличением числа показателей и сложности их сбора, а также с необходимостью управления большим количеством людей и подразделений появляется потребность в информатизации. К тому же любое укрупнение, как правило, сопровождается финансированием, так что появляются не только потребности, но и возможности.

Это мнение разделяет Денис Бушковский, заместитель генерального директора экспертного центра по работе с вузами корпорации “Галактика”: “Нередко укрупнение вуза сопровождается запуском нового большого ИТ-проекта. Управлять разрозненной, плохо формализованной, не согласованной новой структурой практически невозможно. Для этого необходимо провести большие изменения и перестроить работу учреждения по-новому. Выполнить это без комплексного проекта по созданию единой информационной системы управления нереально”.

Елена Безрукова также связала положительные тенденции в информатизации вузов с госпрограммами и отметила перемены: “Растет интерес к системному внедрению ИТ- и аудиовизуальных решений — вузы оборудуют аудитории, внедряют интерактивные образовательные технологии, создают инновационные учебные центры, при этом особым вниманием пользуется оснащение залов ученого совета и конференц-залов”.

На качественное изменение подходов к автоматизации указал и Денис Бушковский: “В первую очередь это связано с необходимостью выживать в условиях реорганизации отрасли, изменений законодательства, увеличения конкуренции, реструктуризации финансирования и т. п. Для этого необходимо оптимизировать и совершенствовать механизмы административно-хозяйственной, учебной и научной деятельности, что невозможно без современных информационных систем”.

Но помимо поддержки со стороны государства важную роль играет и активная позиция самого вуза. “Например, у учебных заведений, получивших статус национальных исследовательских университетов, появились большие возможности по финансированию своей инновационной инфраструктуры, — констатировал Сергей Ивлиев, заместитель генерального директора компании “Прогноз” по научным исследованиям. — Однако соответствующая программа предусматривает постепенное увеличение доли внебюджетного финансирования, в том числе и за счет повышения конкурентоспособности вузов не только в образовательной, но и в научно-исследовательской деятельности. Поэтому важнейшим фактором является политика самих вузов и позиция их руководства, которое выделяет финансирование на развитие”.

В качестве примера можно привести Национальный исследовательский Московский государственный строительный университет (НИУ МГСУ), в котором проведена масштабная перестройка информационной инфраструктуры: установлена единая распределенная информационная система кадрового, бухгалтерского и финансового учета, внедрена новая система приема абитуриентов, модернизирована локальная оптоволоконная и беспроводная сетевая телекоммуникационная инфраструктура, полностью обновлен парк вычислительной и организационной техники, построен высокопроизводительный вычислительный кластер для решения наукоемких задач компьютерного моделирования, а также созданы межвузовский отраслевой центр “Открытая сеть образования в строительстве” и интеграционный центр трансферта технологий и научно-технической информации в строительстве. По словам Андрея Волкова, проректора по информационным технологиям НИУ МГСУ, реализация таких проектов стала возможной не только благодаря госпрограммам, но и за счет коммерциализации собственных разработок в области ИТ на базе малого инновационного предприятия “Интеллектуальные системы”, учрежденного университетом.

Сдвиги в плане информатизации отметил и Павел Бунаков, доцент Коломенского института, филиала МГОУ: “За последние четыре-пять лет в нашем вузе произошли весьма значительные изменения — обновлен парк компьютерной техники, создана единая компьютерная сеть с выходом в Интернет, закуплено достаточное количество лицензий САПР. В целом создана хорошая база для подготовки инженеров с глубокими знаниями в области ИТ”.

Продолжается реализация ИТ-проектов в МГТУ имени Баумана. По словам доцента МГТУ Владимира Маничева, обновлен сайт университета, создан и развивается портал “Электронный университет”, заключены или готовятся к подписанию договора с ведущими ИТ-компаниями — Microsoft, Dassault Systemes, PTC, Siemens, IBM и другими. Все это стало возможным потому, что МГТУ им. Баумана получил статус Национального исследовательского университета.

Но внедрение ИТ не является самоцелью. Такие проекты должны давать отдачу. Сергей Кувшинов, директор института образовательных технологий РГГУ, перечислил некоторые результаты информатизации: “С внедрением системы электронного документооборота и автоматизации учебно-административной работы сотрудникам проще стало планировать рабочий день, и даже находясь в отпусках, они могут курировать свои служебные вопросы. Повысилась и административная дисциплина: документ, стоящий на исполнении, не должен быть просрочен”.

Однако такие положительные перемены происходят далеко не во всех вузах. Так, по словам Александра Сарсадских, начальника ИВЦ Нижнекамского химико-технологического института, за последнее время больших изменений не произошло. Примерно так же обстоят дела и в Воронежском государственном университете.

Что могут дать ИТ образованию

Основная деятельность вузов — образование, поэтому важно, чтобы информатизация способствовала внедрению инновационных методов обучения. В этом плане наиболее очевидным примером является мультимедийное оборудование, которое стало активно применяться во многих вузах.

Как рассказал Сергей Кувшинов, в РГГУ создан многофункциональный мультимедийный аудиторный комплекс, который включает средства 3D-визуализации, многоканального звука, интерактивные комплексы Smart, системы дополненной реальности и даже мобильные робототехнические устройства, функционирующие в рамках объединенной международной виртуальной учебно-исследовательской лаборатории, в которой ведут учебный процесс Задарский университет, Венский технический университет, Дальневосточный государственный университет, МГУПИ, Станкин и ряд других вузов.

А Сергей Ивлиев привел в качестве примера использование интерактивных игр на занятиях: “Пермский национальный исследовательский университет закупил 20 планшетов iPad для новой формы занятий. С их помощью мы проводим со студентами игру, связанную с имитацией работы финансового рынка. Через мобильные устройства студенты делают биржевые заявки, назначают цену, заключают сделки. Эту же технологию мы используем для дистанционных курсов и контроля знаний”.

Но, конечно, для обучения одних лишь технологий недостаточно. Многое зависит от мастерства преподавателей и их стремления к новаторству. По словам Елены Безруковой, кто хочет применять, например, 3D в лингводидактике, проводить интерактивные занятия или активно использовать видеосъемку лекций, предлагать дистанционные углубленные курсы, заниматься имитационным моделированием и прочее — тот это делает. А если в этом нет потребности и содержание курса этого не требует, то не помогут и ИТ-решения. Это мнение разделяет Сергей Сухоруков: “Далеко не все инновационные методы дают позитивный результат и улучшают качество образования, как и не всегда применение ИТ в процессе обучения повышает качество обучения”.

Тем не менее в некоторых случаях ИТ открывают новые возможности для передачи знаний. Так, внедрение вычислительного кластера в Пермском национальном исследовательском университете позволило проводить на этом суперкомпьютере практическую часть учебных курсов. Студенты решают задачи финансовой инженерии, экономического моделирования и выполняют исследования микроструктуры финансовых рынков совместно с профессорами европейских вузов, принимая участие в научной работе.

К сожалению, наши вузы еще далеко не полностью используют возможности, которые уже широко применяются за рубежом. Например, компания “Прогноз” разработала для ряда китайских университетов порталы, содержащие огромные массивы данных по национальной и мировой экономике, куда встроены современные инструменты обработки и анализа информации. “Это значительно расширяет возможности учебной и исследовательской деятельности студентов и аспирантов, так как они могут получать информацию не только из Интернета, но и с помощью систем, адаптированных под задачи вуза”, — утверждает Сергей Ивлиев.

В этом году был наконец принят федеральный закон, который разрешает учебным заведениям использовать дистанционное обучение (ДО). Подстегнет ли это внедрение ИТ в вузах? Сложный вопрос. Эксперты отметили, что с одной стороны, развитие ДО невозможно без развития ИТ, но с другой — в ДО основным является не ИТ, а методология обучения, которая отличается от очной или заочной формы.

Сергей Ивлиев разделил ДО на два типа: “Первый — удаленное присутствие на лекциях, семинарах, конференциях. Эта задача решается путем закупки решений для видеоконференцсвязи. Дополнительно может потребоваться расширение интернет-каналов. Второй тип — разработка и распространение курсов дистанционного обучения. Здесь от сотрудников вуза требуется большая методическая работа, даже если вуз приобретет готовую систему для обучения, тестирования и подготовки курсов”. С его мнением согласен Сергей Сухоруков: “До тех пор пока методологически не созданы курсы под ДО, ни о каком дистанционном обучении речи быть не может. Сначала создается методология, и только затем подключаются ИТ”.

К тому же дистанционные методы подходят не для всех дисциплин. “Существует определенный круг специальностей, в основном гуманитарного профиля, к которым применим данный подход. Хотелось бы отметить опыт Всероссийской государственной налоговой академии по результативному использованию дистанционного обучения”, — сказала Елена Безрукова. А Денис Бушковский добавил, что для ДО необходимы не только специализированные системы, но и их реализация в тесной интеграции с системами учета и управления вуза.

Но в целом эксперты высоко оценили перспективы ДО, так как такой подход позволяет передавать знания большему количеству студентов, избавляя их от необходимости приезжать на очные семинары и лекции. По их мнению, именно такова образовательная модель будущего: полностью электронная или смешанная, сочетающая дистанционное образование и занятия в аудитории.

На переднем крае технологий

Сейчас в отрасли ИТ происходит очередная революция, связанная с распространением облачных и мобильных технологий, социальных сетей. Судя по мнению экспертов, вузы не остаются в стороне от новых веяний.

По словам Луизы Плотниковой, поскольку сегодня почти каждый студент ходит с планшетом или смартфоном, сейчас стало актуальным построение сетевой инфраструктуры, в которой может работать любое устройство, поддерживающее Wi-Fi, а Сергей Ивлиев добавил, что зачастую вузы не только создают бесплатные сети Wi-Fi для студентов и преподавателей, но и обеспечивают ведущих сотрудников современной мобильной техникой. Такие сети есть в Коломенском институте (филиале МГОУ), в МГТУ имени Баумана, в НИУ МГСУ. С их помощью студенты получают доступ к учебным ресурсам на своем мобильном устройстве.

Некоторые учебные заведения идут еще дальше и отказываются от использования бумажных учебников и материалов, потому что необходимая студентам информация становится доступной на смартфонах, планшетах и электронных книгах. К тому же сейчас существует ряд сайтов, где можно подписаться и пройти учебный курс прямо со смартфона или планшета. “В результате обучение становится непрерывным, так как учиться можно везде: прослушивать подкасты, просматривать видео, читать учебную литературу, проходить интерактивные тесты”, — отметил новую тенденцию Алексей Калинин.

Главный эффект от использования данных технологий — повышение качества учебной деятельности вуза. “Студенту становятся доступны новые формы и виды образовательных услуг и сервисов, — констатирует Денис Бушковский. — Например, использование в некоторых вузах удаленных средств и методов подачи документов абитуриентами позволяет им дистанционно проводить регистрацию и прием документов и тем самым оптимизировать расходы, повышать оперативность работы служб и подразделений”.

В учебных заведениях широко применяются социальные сети, что не удивительно. Ведь в свое время они создавались именно как локальные университетские сети, а потом разрослись до глобальных масштабов. “Благодаря социальным сетям вузы получают возможность эффективно взаимодействовать с абитуриентами и их родителями, студентами и выпускниками, — указывает Алексей Калинин. — Например, преподаватели могут выкладывать необходимые и просто интересные материалы для своих студентов в блогах или на страницах сайтов вузов, а также делиться экспертным мнением, обсуждать материалы, решать поставленные задачи на страницах в социальных сетях. Уровень вовлеченности студентов в такие обсуждения возрастает на порядок, как и эффективность коммуникаций, так как ни один вопрос не останется незамеченным. При этом за счет коллективного участия задачи могут решаться точнее и полнее”.

Весьма перспективными для вузов являются и облачные технологии, которые позволяют им сформировать более гибкую и мощную информационную среду, а также упростить сопровождение и экономить средства их и так небольших ИТ-бюджетов. К примеру, в МГСУ на базе высокопроизводительного вычислительного кластера реализована облачная система, включающая комплекс из специализированного ПО, централизованного хранилища данных и мультимедийного контента.

“Раньше математическое моделирование физических, социологических и других процессов представляло довольно трудоемкую задачу, а теперь студенты или аспиранты могут получать доступ через облако к репозитарию вычислительных инструментов в разных областях науки, самостоятельно проводить матмоделирование и решать другие задачи. Такое применение облачных вычислений в вузе уже вполне реально”, — утверждает Сергей Сухоруков.

Но это в теории, а на практике немало факторов сдерживают распространение облаков в образовательной сфере. Некоторые из них перечислил Павел Бунаков: “Далеко не везде каналы связи пригодны для практической работы в облаке. Стоимость SaaS-моделей лицензирования весьма высока, не хватает ПО для организации учебного процесса, а доступных облачных САПР нет вообще”.

На стыке образования и бизнеса

Три года назад был принят закон, разрешающий вузам коммерциализировать научные разработки и создавать для их продвижения совместные предприятия с коммерческими предприятиями. Как проходит этот процесс и способствует ли он внедрению ИТ в вузах?

По мнению экспертов, идея совместных предприятий хороша, поскольку все мировое общество так живет, но у нас процесс их создания еще находится в зачаточном состоянии. Елена Безрукова перечислила целый ряд причин: “Во-первых, непонятно, кто будет заказчиком таких разработок. По нашему опыту, это только сырьевая отрасль. Во-вторых, отсутствуют готовые решения для управления такими предприятиями. В-третьих, законодательство нуждается в доработке. В-четвертых, от вузов требуется, чтобы их деятельность в таких предприятиях была прибыльной, но как этого можно добиться, если, например, вуз целый год занимается одним крупным, трудным, наукоемким заказом?”.

Тем не менее она отметила, что предприятия и сейчас сотрудничают с вузами, но совместная деятельность ограничивается заказами на качественные кадры (ради этого в вузах создаются специализированные отраслевые центры) и проведением научных исследований, а также реализацией совместных программ переподготовки и повышения квалификации. Под эти задачи создаются ИТ- или аудиовизуальные решения, которые финансируются либо государством, либо вузом из внебюджетных средств.

У предприятий возникают и другие потребности, для которых им в качестве партнеров нужны вузы, например, решение задач из области физики, биологии, химии, требующих серьезного научного оборудования, реактивов, или проведение сложных ресурсоемких расчетов. “Такие заказы позволяют вузам продвигаться в сторону последующей коммерциализации, поскольку перед ними поставлена задача со временем перейти на внебюджетное финансирование за счет привлечения внешних заказчиков, появления новых проектов и грантов, которые позволили бы окупать оборудование, генерировать денежный поток, — сказал Сергей Ивлиев. — В конечном итоге вузы должны стать не только центрами образования, но и центрами исследования, а для этого нужно создать необходимую инфраструктуру, которая, возможно, будет способствовать привлечению коммерческих проектов”.

Так что хотя вузы еще только начинают процесс создания совместных предприятий, в дальнейшем это может дать толчок к более широкому внедрению ИТ.

Проблемы и их решения

Несмотря на многочисленные преимущества информатизации, на пути внедрения ИТ в вузах находится немало препятствий, главным из которых по-прежнему остается недостаточное финансирование. “Самая очевидная проблема для сотен российских вузов, получающих минимальную поддержку от государства, — это нехватка денег, — констатирует Павел Бунаков. — Особенно это касается вузов, занятых подготовкой специалистов для регионов. Федеральные и национальные научно-исследовательские университеты, работающие в рамках целевых программ, не так остро ощущают эту проблему, но вряд ли их выпускники пойдут работать на тысячи предприятий в небольших российских городах”.

Из-за проблем с финансированием внедрение ИТ в образовательных учреждениях зачастую проходит по остаточному принципу. “В первую очередь вузы стараются решить основные задачи, например срочно сделать ремонт, заменить компьютеры, купленные очень давно, и прочее, а целенаправленное внедрение ИТ или аудиовизуальных средств может и подождать”, — сказала Елена Безрукова.

Вторая не менее острая проблема — кадровая. Несмотря на некоторый приток молодежи, средний возраст преподавателей по-прежнему весьма велик. С точки зрения преемственности и стабильности это неплохо, но ИТ развиваются столь стремительно, что лучше всего их воспринимают и доносят до студентов именно молодые преподаватели. Однако, по мнению экспертов, привлечь много молодежи к учебной деятельности очень сложно, так как заработная плата преподавателей не соответствует сложности и ответственности их работы.

Человеческий фактор серьезно тормозит развитие ИТ в высшем образовании, так как складывается парадоксальная ситуация: с одной стороны, в вузах уже достаточно современных компьютеров, организационной и мультимедийной техники, а с другой стороны, для того чтобы масштабно изменить ситуацию, необходимо перестраивать идеологию представления знаний у профессоров и преподавателей, многие из которых по целому ряду объективных и субъективных причин воспринимают подобные инновации без энтузиазма. По мнению Андрея Волкова, ускорить и повысить эффективность внедрения современных технологий в учебный процесс должны специальные программы повышения ИТ-квалификации в рамках единой университетской программы, профессиональные и интуитивно понятные интерактивные конструкторы для создания мультимедийных образовательных курсов и, что самое главное, — массовые удачные примеры использования ИТ в учебном процессе.

Есть и другие кадровые проблемы. Как считает Сергей Ивлиев, в преподавательском составе большинства российских вузов существует разрыв поколений — недостаточное число преподавателей среднего, наиболее продуктивного возраста. На его взгляд, здесь могут пригодиться образовательные проекты, которые реализуют в вузах предприятия: “Многие ведущие российские ИТ-компании имеют в вузах свои базовые кафедры, на которые привлекают наиболее креативные кадры для обучения студентов и проведения исследований, создавая при этом всю необходимую технологическую инфраструктуру. Но такое сотрудничество не начинается по команде сверху — это эволюционный процесс развития”.

Кроме того, в вузах явно не хватает ИТ-специалистов, способных применять современные методы проектного управления, планирования и реализации крупных ИТ-проектов, потому что у вузов нет возможности и средств для удержания сильных ИТ-профессионалов. Из-за этого зачастую используется старый подход к автоматизации, который характеризуется отсутствием системного подхода в управлении и, как следствие, недостаточно качественной формализацией задач для автоматизации, слабым стратегическим планированием, лоскутной автоматизацией, отсутствием единой технологической платформы.

Более того, по словам Алексея Калинина, в ряде вузов все еще нет ИТ-подразделений и, значит, не всегда верно рассчитывается экономический эффект от внедрения тех или иных ИТ-решений, а сами решения применяются разрозненно.

Эксперты сходятся во мнении, что очень многое в сфере информатизации зависит от руководства вуза. “Если куратором и руководителем проекта выступают ректор или проректор, есть четкая, согласованная стратегия информатизации, определены цели и задачи, сформированы рабочие группы, проводится мониторинг контрольных точек, то даже при ограниченном финансировании проект по созданию единой информационной системы вуза может быть успешно реализован”, — считает Денис Бушковский.

Есть и законодательная проблема. “Внедрение ИТ тормозит 94-ФЗ, в соответствии с которым сотрудники вуза должны сами проработать решения, осуществить маркетинговое исследование рынка, провести много различных конкурсов и аукционов, разбитых на части. Все это требует сил, времени и знаний, которых зачастую просто нет. Потому что не могут несколько ИТ-специалистов вуза быть в курсе всех технологических новинок и возможностей”, — посетовал Сергей Сухоруков.

Эксперты предложили варианты решений некоторых проблем. Так, по мнению Владимира Моровикова, преподавателя из Воронежского государственного университета, недостаток финансирования можно решить путем использования СПО: “Это ведет к экономии средств на ИТ за счет уменьшения стоимости закупки ПО, более низкой стоимости обслуживания, высокой устойчивости и отсутствия вирусов”. А решить кадровый вопрос, считает он, позволит стратегия повышения квалификации преподавателей ИТ, включающая планирование обучения и сертификации на курсах ведущих вендоров.

Александр Сарсадских предложил создать общую дистанционную систему повышения квалификации преподавателей и ИТ-сотрудников государственных вузов: “Учебные курсы в этой системе должны быть разного уровня — от пользователя до профессионала. На основе удачного опыта внедрения ИТ в крупных вузах следует выработать общее практическое ИТ-решение для образования, независимо от категории вуза — крупный столичный или мелкий провинциальный. Нужно также создать общую сеть электронных библиотек для государственных вузов, доступную для студентов в течение всего срока обучения”.

Но в целом эксперты сошлись во мнении, что проблемы информатизации вузов вряд ли будут решены без вмешательства государства. “Нужна общегосударственная программа внедрения ИТ в образование с учетом перспектив развития информационных технологий и будущих потребностей в профессиональных кадрах и финансировании этой программы”, — считает Александр Сарсадских. А Владимир Моровиков полагает, что необходима государственная программа по переводу части государственных и образовательных организаций на GNU/Linux и свободное ПО. Однако несмотря на то, что пару лет назад правительством было принято решение об СПО, оно пока никак не отразилось на процессе внедрения ИТ в вузах.

По мнению Павла Бунакова, подстегнуть информатизацию вряд ли удастся без изменения порядка финансирования, повышения заработной платы, увеличения расходов на повышение квалификации и введение штатных единиц ИТ-специалистов: “На многих современных предприятиях работают ИТ-директора. Это экономически целесообразно в современных условиях. Аналогичные должности необходимы и в вузах, причем с бюджетным финансированием. Их задача — разработка и реализация стратегических планов информатизации вуза, построение единой системы ИТ”.

Но главное, считают эксперты, невозможно разделить проблемы внедрения ИТ и общие проблемы вузовского образования. Тотальная коммерциализация образования — это тупиковый путь развития сегодняшней России. Только государство может обеспечить вузам защиту от этого путем гарантированного финансирования, стимулирования деятельности различных фондов, выделения грантов на проведение научных исследований и других мер.

Центральный федеральный округ