In English

Вперед-назад к эпохе терминалов

04.08.2010
Издание: Intelligent Enterpise
Традиционные рабочие места на базе ПК не устраивают очень многих. Этому подходу, ставшему уже традиционным, есть немало альтернатив: терминальные сервисы, виртуализация, использование SaaS. В чем достоинства и недостатки таких решений? Кому они подходят, а кому нет? Таковы темы, ставшие предметом обсуждения на нашем круглом столе.

Участники круглого стола:

Денис Калинин 
генеральный директор IBS DataFort 
Дмитрий Романов 
директор по развитию технологий информационного менеджмента, «АйТи» 
Сергей Грибанов 
менеджер по маркетингу продукции, «Фуджитсу технолоджи солюшнз» 
Николай Зайцев 
вице-президент, ИТ‑директор «Л’Этуаль» 
Александр Дудников 
ИТ-директор «Московской пивоваренной компании» 
Василий Маланин 
менеджер по Windows Server отдела по продвижению серверных продуктов Microsoft в России 
Ведущий 
Сергей Костяков 
заместитель главного редактора Intelligent Enterprise 
Яков Шпунт 
редактор Intelligent Enterprise

Intelligent Enterprise: Какие аспекты традиционного подхода к организации рабочих мест особенно не устраивают пользователей и почему? Каковы основные сильные и слабые стороны различных альтернативных решений, которые помогают или, наоборот, мешают их внедрению?

Александр Дудников: Тут однозначный ответ дать нельзя. Существуют разные категории пользователей, которым необходимо решать разные задачи. Кому‑то необходимо производить набор из типовых операций, сводящийся, например, к вводу в систему определенных данных. Тут справится и любой терминал, и мобильное решение. Но есть и те, кому приходится работать с несколькими приложениями, часто требовательными к ресурсам. Им нужна мощная рабочая станция. Ну и желателен мобильный ноутбук для встреч. И средство для того, чтобы в любой момент времени была возможность ответить на почтовое сообщение. Объединить все эти функции в одном устройстве на нынешнем уровне развития технологии невозможно. В результате в нашей компании такие пользователи имеют стационарный ПК, ноутбук и коммуникатор Blackberry.

Денис Калинин: Да, мобильность — это новое требование, о котором раньше просто не задумывались. Еще явно проявляется тенденция к специализации, тогда как раньше клиентские устройства стремились сделать универсальными. Считалось, что использование идентичного оборудования снижает как конечную цену оборудования, так и затраты на его развертывание и обслуживание. Кроме того, легче соблюдать всяческие политики в области безопасности. Сейчас мы возвращаемся в эпоху терминалов. А они всегда были специализированными: для управления оборудованием одни, для бизнес‑систем другие, для приложений САПР — третьи. Но при этом встает задача, как всем этим управлять.

Николай Зайцев: Да, тема очень сложная. Взять хотя бы информационную безопасность, где возникают проблемы в области соблюдения политик. Не все так просто с аутентификацией, не всегда можно определить то, кто именно подключается к тому или иному ресурсу и есть ли у него такое право. А с этим у терминальных устройств проблемы.

У нас более 600 магазинов. Из рабочих мест как минимум 2500 составляют кассовые аппараты. Еще есть центральный офис с 500 рабочими местами, столько же в логистической компании. И дифференциация по типам рабочих мест у нас также имеет место. Плюс большое количество мобильных сотрудников. Так называемые региональные директора разбросаны у нас по всей стране. Есть менеджеры по продажам, которые кочуют по магазинам. И защита их персонального оборудования от всяческого рода угроз — очень серьезная задача. Со всеми остальными таких проблем нет. У нас жестко централизованная система, все серверы находятся в Москве. Все сотрудники работают в режиме удаленного доступа, через VPN. Проблема лишь в том, что невозможно найти оператора связи, который бы предоставлял услуги в масштабах всей страны. Не все просто даже со стационарными сотрудниками, хотя с удаленными пользователями сложностей еще больше. Мы запретили им пользоваться USB-устройствами. А сейчас мы закупаем мобильные телефоны компании HTC, постепенно заменяющие ноутбуки. Их возможностей вполне хватает для работы: можно сфотографировать объект, написать письмо, и при этом заражение вредоносным ПО исключено.

Мы планируем также использовать коммуникационный сервер от Microsoft, который помогает подключить сотрудника с применением целого ряда технологий связи: например, службы мгновенных сообщений или видеосвязи через интегрированную службу. Это позволяет в любом случае добраться до сотрудника, поскольку если с одним типом связи проблема, то второй в этот момент, скорее всего, будет работать.

Василий Маланин: Недовольство настольными ПК началось с того, когда ИТ‑службы убедились, что им не хватает возможности централизованного одномоментного обновления по всей клиентской инфраструктуре, и чем сильнее она территориально распределена, тем больше это было выражено. При использовании терминалов эта проблема сводится к обновлению оборудования и ПО на уровне ЦОД. При этом отсутствует целый ряд возможностей для утечек информации. Единственное слабое место — необходимость наличия постоянного канала связи.

Но эти грани все же стираются. Опишу несколько сценариев, которые реально используются у нас в компании. Это, к примеру, перемещаемые профили, позволяющие сохранить доступ к своим документам и настройкам на сетевом сервере. При первом же входе в домен они будут перенесены на новый ПК. Для установки приложений используется их виртуальные образы. Использование таких виртуальных пакетов снимает вопросы совместимости приложений и конфликтов версий. Следующая ступень — доставка приложений в виде терминальных сессий. Это очень удобно использовать для работы с нашими продуктами семейства Microsoft Dynamics, так и, например, с «1С». Тут и трафик небольшой, и разворачивать просто. И наконец, существует доставка на рабочие места виртуальных машин, работающих в ЦОД.

Александр Дудников: Но тут не все просто. При запуске приложений в терминале есть масса проблем. Какие‑то приложения просто не запускаются в терминальной сессии. Другие запускаются, но требуют для этого прав администратора сервера.

Василий Маланин: В виртуальных машинах этих проблем не существует. Тем они и удобны. Можно комплектовать и отдельные приложения в виде клиентской виртуальной машины.

Денис Калинин: Да, использование виртуализации очень удобно для решения многих задач. Например, у одного из наших заказчиков первые лица купили планшеты iPad. И была поставлена задача — заставить работать на них офисные приложения. Наиболее адекватным решением этой задачи стало использование XenApp, который позволяет на Microsoft Windows Server публиковать пакеты виртуальных приложений и запускать их на любом внешнем терминале. Необходимо установить только клиентское приложение, и у Citrix они есть для всего, что существует на рынке. Такое решение нас и наших заказчиков устроило пол­ностью.

Есть и более специфичные решения. Часто задача заключается в том, чтобы менеджер был постоянно доступен. Но при этом единственное устройство, которое у него всегда под рукой, — его мобильный телефон. И есть разработки, позволяющие организовать коммуникационную среду, используя одни только SMS. Но и это позволяет, например, согласовывать документы или вводить информацию в ERP‑систему или другие бизнес-приложения, просто отвечая на то или иное сообщение. Вот простой пример отхода от стандартных решений.

Яков Шпунт: Имеет значение и эргономика. Не так давно журналом Intelligent Enterprise был проведен опрос, и оказалось, что как раз отсут­ствие шума и небольшие габариты «тонких клиентов» являются довольно важным преимуществом перед традиционными ПК. Снижение шума ведет к повышению производительности труда, а офисная площадь — ресурс весьма недешевый.

Сергей Грибанов: Развивается не только программная, но и аппаратная составляющая терминальных технологий. Сейчас есть решения, где сам терминальный клиент встроен в монитор. Отдельной коробочки больше нет. У нас это называется «нулевой клиент». На нем может запускаться как терминальная сессия, так и виртуальная машина. Такое стационарное решение хорошо защищено. Оно очень удобно для территориально распределенных компаний: пользователь из любого филиала получит доступ к своим приложениям и данным. Хотя когда речь идет о мобильном решении, тут больше вопросов, чем ответов.

Intelligent Enterprise: Насколько связаны новые тенденции в организации рабочих мест с теми или иными инновациями в сфере управления? Под этим мы подразумеваем повышение мобильности сотрудников, управление в реальном времени, попытки максимальной унификации рабочих инструментов, направленные, в свою очередь, на обеспечение взаимозаменяемости персонала…

Дмитрий Романов: Проблема состоит в том, что пользователи не хотят ничего менять. Любые попытки лишить их чего‑либо из арсенала, которым они привыкли располагать, будут восприниматься ими в штыки, и с этим ничего поделать нельзя. Для бизнес-пользователей интерес представляет бизнес-выгода, все остальное вторично. И если этой выгоды заказчики не увидят, то целесообразность применения того или иного решения им будет сложно показать. И в числе таких выгод — красота и удобство интерфейса. Как говорится, к хорошему быстро привыкаешь.

Александр Дудников: Да, пользователь этого хочет. Но мы говорим о цене вопроса. Представьте себе, что пользователь приходит к владельцу и говорит: «Дайте мне денег на программу с интерфейсом, как у iPhone». И куда владелец денег отправит такого пользователя, особенно в кризис? И будет продолжать использовать привычные решения, которые его устраивают.

Николай Зайцев: Не соглашусь. Умные владельцы бизнеса настроены оснастить пользователей современными и удобными устройствами, создать им комфортную среду. И я со стороны владельца могу даже испытывать определенное давление в отношении данного вопроса. Ведь если пользователю удобно, он и работает хорошо. И у нас на это денег не жалеют.

Денис Калинин: Как руководитель компании, могу только подтвердить: пользователя никакими приказами невозможно заставить пользоваться неудобным средством. А удобный инструмент работает, как часы. У нас есть опыт одного проекта, когда документооборот пытались автоматизировать средствами ERP. Это оказалось неудобным, и пользователи откровенно саботировали процесс. И бороться было бесполезно. Когда его перевели на корпоративный портал с удобным интерфейсом, весь саботаж мгновенно прекратился.

Николай Зайцев: Удобство и функциональность тесно взаимосвязаны. Вот мы говорим о централизации серверных ресурсов и виртуализации. Это позволяет предложить огромную функциональность. Вопрос в другом: а нужна ли она? Тем более что рост функциональности ведет к усложнению. А простые в обращении системы часто бывают крайне негибкими.

Денис Калинин: Иногда это оправданно. Есть же понятие автоматизированного рабочего места, когда нельзя что‑то сделать не так, и чем меньше дополнительных возможностей, тем лучше. Не так давно мы делали проект для одной из косметических компаний, где интерфейс мобильного терминала состоял из двух кнопок: «заказ получил» и «заказ отправил».

Сергей Костяков: Такие сильно кастомизированные клиентские решения уже давно используются в промышленной автоматизации. Для них и клавиатуры собирались по отдельным клавишам, как Lego. Там могло не быть даже букв — одни цифры и функциональные клавиши. И сенсорные экраны тоже были, причем с защитой от воздей­ствия среды. Это неплохой пример специализированного рабочего места.

Александр Дудников: Хочу еще раз вернуться к вопросу специализации рабочего места для разного типа терминалов. Вопрос этот стоит более чем явно. Люди, скажем, могут работать в условиях повышенной вибрации и запыленности помещений, и для этого нужно одно оборудование. В агрессивной или, например, взрывоопасной среде — другое. И есть кочующие работники, которые всегда в костюме и при галстуке, но которые появляются на работе только в день выдачи зарплаты. Иными словами, если компания подходит к внедрению терминальных решений не локально, а в масштабах всего бизнеса, то сразу может столкнуться с тем, что помимо только что упомянутых различий в организации интерфейса требования к оборудованию для многих категорий персонала тоже будут совершенно разные.

Денис Калинин: Концепцию потребления услуги изменило появление широко доступных скоростных сетей передачи данных. В результате нужную кнопку можно нажать где угодно, а не только в офисе родной компании. Усилия Минсвязи рано или поздно приведут к тому, что количество каналов будет расти. И все это ведет к тому, что общество индивидов придет к обществу медиа-коммуникаций. В результате каждый человек становится доступен в любой точке и в любой момент времени.

Intelligent Enterprise: Где выгода при переходе к различным концепциям организации рабочих мест? Насколько эту выгоду можно рассматривать как прямую, а насколько — как преимущество, достигаемое в том числе и за счет использования новых тенденций в архитектуре бизнес-приложений? Имеются в виду такие направления, как, например, SaaS-виртуализация или консолидация.

Александр Дудников: Уже говорилось, что все равно, где физически находится пользователь, нажимающий кнопку, — на рабочем месте или дома. Но на рабочем месте ему надо выделить помещение, обеспечить его мебелью, плюс аренда помещения или его строительство, плюс охрана… А это немалые расходы.

Кроме того, при использовании терминалов есть возможность использовать инфраструктуру как сервис. У компании есть возможность не иметь своего оборудования, лицензий на ПО, технического персонала. И необходимые приложения поставляются как услуга.

Денис Калинин: Да, мы привыкли к парадигме, что надо ходить на работу. А за рубежом часто приходишь в компанию, где работает 200 человек, и видишь две комнаты около 20 квадратных метров. И этого вполне хватает для встреч с партнерами. А сотрудники работают у себя дома, но у них есть доступ к общим документам и коллективным приложениям. И в России такой подход также начинает приживаться.

Яков Шпунт: Экономия в таких проектах часто достигается за счет снижения операционных затрат. Меньшее количество персонала может обслуживать большее количество рабочих мест.

И модель доступа к приложениям как к услуге мне кажется вполне жизнеспособной. У «Документов» Google есть немало примеров использования этого сервиса целым рядом компаний.

Дмитрий Романов: У компании «АйТи» уже довольно давно есть сервис аренды CRM‑системы. Сложности тут в основном юридического характера, так как приходится вступать в долгосрочные отношения.

Александр Дудников: Есть еще проблемы, скорее, психологического плана. Многим сложно смириться с мыслью, которая доминировала в бизнесе очень долго, и в прошлом в большинстве случаев была скорее правильной. Состояла она в том, что количество собственных активов эквивалентно финансовой устойчивости бизнеса. Сейчас становится все более ясно: зачастую в их отсутствии не только нет ничего порочного, но даже заложены определенные преимущества для бизнеса.

Николай Зайцев: Можно назвать примеры, когда те или иные ресурсы нужны периодически, и при этом не слишком часто. Например, расчет заработной платы. Особенно в компаниях вроде нашей, где эта процедура довольно сложная, с использованием всяческого рода инструментов мотивации. И я пока не смог найти никого, кто бы мог помочь мне решить эту задачу: предоставлять необходимые мощности на один-два рабочих дня раз в месяц.

Василий Маланин: Есть такая возможность. Например, Sidebar. RU предоставляет облачные сервисы. И с его помощью вполне можно получить требуемые вычислительные мощности и дисковое пространство. Причем по мере необходимости эти ресурсы можно как увеличивать, так и уменьшать, чтобы оптимизировать затраты и не платить лишние средства за невостребованные мощности. Этот сервис построен на базе наших продуктов. Он расположен на российской территории. Здесь же считаю уместным упомянуть и проблему администрирования. Тут применение технологий виртуализации рабочих мест — просто спасение. Рабочее место, уничтоженное в ходе экспериментов или вирусной атаки, восстанавливается очень быстро. У нас недавно был проект в РГТЭУ. Там используются тонкие клиенты, и доступ к ним происходит по карточкам. Причем есть несколько конфигураций, в том числе и такие, где эти виртуальные машины полностью изолированы. Это не позволяет одной машине заразить другие вредоносным ПО. Но если нужна возможность обмениваться файлами, мы сможем подобрать конфигурацию, где это предусмотрено.

Александр Дудников: Еще часто возникает задача, обратная виртуализации, когда нужно объединить ресурсы нескольких систем, а не разделять одну систему на несколько виртуальных. А если бы это решение было недорогим — совсем хорошо. И проблемы, которые имеют место у Николая, да и не только у него, было бы куда проще решать.

Сергей Костяков: Мне кажется, что тут более заметный эффект дало бы переписывание тех же ERP‑систем под параллельные вычисления. Или я не прав?

Николай Зайцев: Так, наверное, со временем и будет. Ведь практика отстает от пожеланий. И ПО это касается в большей степени, чем обо­рудования. К примеру, только совсем недавно выпустили 64‑разрядную версию Microsoft Dynamics AX. И хотелось бы вернуться к нашей теме. В нашей сети есть проблема сезонности спроса, плюс большой поток покупателей перед праздниками. Словом, в некоторые периоды необходимы дополнительные кассовые мощности. Приходилось закупать дополнительные кассовые аппараты, которые большую часть года пылились в подсобках. При этом остро стояла проблема обновления их ПО. И мы разработали специализированное устрой­ство — информационный кисок. Основой его стал Fujitsu TP-Trio. С его помощью можно отображать рекламу, а также давать покупателям ознакомиться с каталогом, получать информацию о товарах и о многом другом. За несколько минут это устройство преобразуется в кассовый аппарат. Причем раньше вопрос об информационных киосках не находил понимания у руководства. Но ведь кассы все равно надо ставить, и тут все прошло очень легко: и ККМ не пылятся на складе, и киоск работает и приносит прибыль.

Кстати, раз речь зашла о ККМ, то вот еще одна область, где нельзя использовать виртуализацию. Создать виртуальный кассовый аппарат в принципе можно, но вот виртуальный фискальный регистратор — уже вряд ли.

Intelligent Enterprise: Часто приходится слышать, что очень многие проблемы порождаются неразвитостью услуг связи. Это сильно мешает развитию новых технологий организации рабочих мест?

Денис Калинин: Часто вопрос состоит не в том, что сетей нет, а в том, что сетевые сервисы не используют, предпочитая обходиться иными, при этом, может, и не самыми правильными решениями. Пример из жизни. Курьер интернет-магазина приходит с заранее пробитым чеком, что уже не совсем корректно. Но создать мобильный кассовый терминал, который мог бы передавать такую информацию по GPRS или 3G, — не проблема, а ведь этого не делают.

Александр Дудников: Они существуют. И все не так сложно. Мы сами используем решение для автоматизации торговых представителей. Все нормально работает с использованием GPRS. Но проблемы со связью все‑таки возникают почти ежедневно. И 3G не везде есть, и с GPRS бывают проблемы. Причем не только в Подмосковье, но даже в Москве.

А мобильное решение не может работать без связи. Без хорошей связи надеяться на прорыв в области мобильных решений не стоит. Но как только проблемы со связью исчезнут, мобильные технологии будут развиваться семимильными шагами.

Николай Зайцев: Такие терминалы есть и у нас. В одном из интернет-магазинов электроники оплата карточкой проходит с помощью мобильного терминала. И наш интернет-магазин мы оснастили мобильными кассами. Хотя тут немало проблем, поскольку мобильный кассовый терминал не позволяет задействовать все возможности, которые есть у стационарного. В результате заказ принимается в офисе, и вся необходимая информация загружается в мобильную кассу.

Надо сказать, что здесь, быть может, больше, чем во большинстве других сфер автоматизации, многое зависит и от инициативы менеджеров, и от уровня технических достижений. Еще лет десять назад мы использовали для автоматизации мобильных продаж Apple Newton и телефоны. А приходилось еще сложнее, хотя тогда и это были заметные инновации. Правда, масшаб продаж был незначительным.

Денис Калинин: Эти проблемы давно ре­­ше­ны. Мы сами делали такие проекты. И обеспечивается полная функциональность, включая интеграцию с бизнес-приложениями. Такое решение позволило заметно увеличить продажи.

Сергей Грибанов: Такие системы очень распространены у табачных дистрибьюторов. Причем уже очень давно. Мы поставляли оборудование для таких проектов.

Сергей Костяков: Проблема, как мне ка­жет­ся, еще и во взаимодействии с ERP‑системами. Дело в том, что здесь мы по определению имеем сильное различие культур управления. Так, к примеру, на промышленных предприятиях расчет производственных ресурсов в соответствии с популярным алгоритмом MRP рассчитан явно не на то, чтобы запускать его каждый день. В то же время широкое применение мобильных терминальных устройств может приводить к тому, что потребности в ресурсах могут меняться чуть ли не каждую минуту.

Николай Зайцев: Если можно было бы отслеживать продажи и пополнение товаров онлайн, было бы идеально. Этот год у нас обозначен как «год коммуникаций». И мы пытаемся подключить все наши точки к центральному офису именно для того, чтобы повысить оперативность управления. Зная, какие идут продажи, мы сможем своевременно пополнять товарные запасы в магазинах. Это также позволяет нам лучше планировать различные акции по влиянию на покупателей: повышать и снижать цены, стимулировать покупки. Обе эти задачи оффлайн полноценно решить невозможно. Так, мы не можем полноценно работать с подарочными сертификатами. Например, мы не смогли организовать полноценные электронные кошельки на их основе. Сейчас ведем переговоры с операторами связи, но идут они очень тяжело. Я для себя не могу решить задачу получения канала по всей территории присутствия с гарантированной скоростью и пропускной способностью. А общение через публичный Интернет — вещь не очень надежная.

Александр Дудников: Да, я тоже сталкивался с проблемой коммуникаций. Даже более того, юридическому лицу получить нужный канал существенно сложнее, чем физическому, а то и просто невозможно. И за пять — семь лет моих взаимоотношений с операторами связи сколько‑нибудь значительно шагнуть вперед так и не удалось. Мы уже два года не можем проложить оптику на новый завод. И расположен он не где‑то в Тмутаракани, а в двух шагах от МКАД. Причем там проблемы и с мобильной связью, стоит отойти от окна бук­вально на два метра. Только совсем недавно удалось договориться с одним из мобильных операторов об установке базовой станции за собственные сред­ства.

Николай Зайцев: Но посадить в каждый магазин по администратору очень накладно. Мы это и не практикуем. К тому же у нас есть опыт управления систем между разными городами. Так, ночные администраторы у нас находятся в другом городе. И они решают весь круг задач по обслуживанию систем. Между этими городами проложено оптоволоконный кабель, даже три: основной и два резервных. Но все равно, связь постоянно нарушается. И пока устойчивого канала не будет, ни о какой устойчивой коммуникационной среде, о которой я уже говорил, не может быть и речи.

Дмитрий Романов: Представим себе, что есть компания, зависящая от услуг в «облаке», и экскаваторщик или бульдозерист по недосмотру разорвал единственный кабель. И вся деятельность компании при этом на время ремонта встала. В итоге считаем убытки и решаем, что лучше поставить свой сервер и поддерживать его своими силами. А это значит, что мобильные системы будут целиком зависеть от связи. Следовательно, необходимо как‑то поддерживать работу оффлайн. Мне как пользователю должно быть все равно, есть у меня связь или она пропала, упала пропускная способность канала или увеличилась. Я должен иметь возможность работать. И при этом данные должны быть синхронизированы, когда связь восстановится. Мы, например, закладываем эти возможности в новую версию нашего продукта «БОСС Референт 2010», который мы разрабатываем совместно с Microsoft.

Intelligent Enterprise: Уже поднимался вопрос об отходе ко концепции универсального рабочего места. Хотелось бы вернуться к этой теме. Какой видится эта дифференциация? Насколько она должна быть выражена?

Дмитрий Романов: Как известно, современный офисный работник использует несколько систем: различные учетные приложения, CRM, офисные продукты, управления проектами, СЭД, порталы и множество других. Во многих из них выполняются однотипные операции по поиску информации или поддержке тех или иных бизнес-операций. И решение этих задач хотелось бы свести в рамках одного приложения. Если мы говорим об интеграции данных, то чаще всего имеется в виду создание систем управления НСИ, управления мастер-данными, а эти задачи решаются на серверном уровне. Меня как пользователя это мало волнует. Если я работаю с договором, вижу контрагента, я хочу получить о нем всю информацию из CRM, о его платежах из ERP, о связанных с ним проектах. А вот это уже функции клиентской системы.

Николай Зайцев: Все, или почти все, что вы перечислили, уже реализовано, например, в Microsoft Dynamics AX 2009. В этом отношении они серьезно опережают продукты SAP и Oracle. Хотя, конечно, без таких систем часто тоже обойтись нельзя. Сюда же можно отнести инструмент SharePoint. Мы с его помощью создали специализированные инструментальные панели под разные рабочие места, в том числе и для ИТ-персонала. Они позволяют формировать KPI и разную отчетность. Но при этом пользователи разделились. Одна их часть, относительно небольшая, пользуется для их расчета электронными таблицами. Другая часть не хочет осваивать эту премудрость, но и поверхност­ная информация их не устраивает. Мы сошлись на использовании OLAP. Это решение оказалось сбалансированным. При этом все говорят на одном языке. Все деление на рабочие места определяется лишь ограничениями доступа. Менеджерам центрального офиса предоставляется информация по всем торговым точкам, региональным директорам — только по их региону. В таком режиме мы работаем больше года.

Тут звучала определенная критика в адрес стандартов, но корпоративные стандарты являются основой для развития компании. Если подходить к каждому месту индивидуально, у нас не хватит никаких ресурсов. В то же время делать кластеризацию рабочих мест по тем или иным признаком необходимо. Тем более что сейчас производительность разных систем может отличаться в разы, а то и на порядки.

Александр Дудников: Как‑то в это не очень верится. «На порядок» — это отличие минимум в десять раз. Ну нет такого прироста производительности у современных настольных платформ по сравнению с системами той же ценовой категории, выпущенными три года назад! Возможный резерв — запуск приложений на серверах, с использованием тех же тонких клиентов, но тут выигрыш не превышает 20%. И от ПО это практически не зависит. Причем на этом сервере может работать несколько человек, и не надо каждому покупать производительный, а значит, дорогой ПК.

Николай Зайцев: На одной и тоже аппаратной платформе Windows XP и Microsoft Office Excel 2007 серьезно уступают на ряде задач Windows 7 и Microsoft Office Excel 2010. Тут разница может быть в десять раз и более. А насчет закупки новых серверов у нас не все так просто из‑за недостатка мощностей.

Дмитрий Романов: У нас кластеризация рабочих мест выражена более ярко. У нас много разработчиков, и отладка проводится в виртуальной среде. При этом не редкость, когда на одной системе запускается по пять виртуальных. В результате у нас минимум пять типов рабочих мест для разных категорий сотрудников, и это нормально.

Intelligent Enterprise: Есть ли сложности с лицензированием ПО при переходе к технологиям доставки приложений? Насколько велика разница по сравнению с традиционными локальными системами?

Александр Дудников: Да, проблемы есть. Так, например, мне никто так и не смог объяснить, как лицензировать пользователей терминальных сервисов. Плюс проблемы с поддержкой. Та же Microsoft исправляет ошибки в своих продуктах очень медленно. Некоторые из них тянутся от версии к версии уже много лет.

Яков Шпунт: Конечно, тема сложная и сопряженная с массой нюансов. Например, некоторые редакции Windows (все Home, OEM) прямо запрещено запускать на виртуальных машинах. Кроме того, при определенном количестве пользователей терминального сервера стоимость лицензии на приложения Microsoft Office может быть выше, чем если устанавливать их локально.

Дмитрий Романов: Никаких сложностей нет. Существуют две модели лицензирования: по именованным пользователями или конкурентным подключениям. И в целом не имеет значения, как пользователь работает с тем же Microsoft Office, локально, через терминал, виртуальную машину или как‑то по‑другому.

Николай Зайцев: Покупайте CAL-лицензии той же Microsoft. Это и обходится дешевле, и позволяет использование на терминальных серверах. Правда, информации об этом действительно нет. Мы вот о ней узнали совершенно случайно. Хотя могу сказать в защиту Microsoft: они реально стремятся к тому, чтобы их продукты внедрялись и использовались. Есть компании, которые просто теряют интерес к заказчику, продав лицензии.

Intelligent Enterprise: Выше мы говорили о неразрывной связи мобильных устройств с развитием коммуникация в основном с общих позиций. Теперь хотелось бы обсудить тот же вопрос, имея в виду, что во многих случаях мобильные терминалы — это не только смартфоны, но и специализированные устройства, предназначенные как топ-менеджеров, так и для рядового персонала.

Николай Зайцев: Мы уже давно, с 2002г., используем терминалы сбора данных. Это специализированный КПК, оснащенный рядом до­полнительных устройств. Очень удобное сред­ство для автоматизации целого ряда операций, таких как прием товара, инвентаризация. И мы столкнулись с проблемой быстрого разряда батарей. И во многом это усугубляется тем, что персонал (а с ними в основном работают сотрудники с не самой высокой производственной культурой) вовремя не ставит их на зарядку. Есть и технические проблемы. Например, там Wi-Fi до сих пор первого поколения, хотя уже давно утвержден стандарт третьего.

И опять о связи. Как только в Москве появились 3G‑сети, гораздо чаще стали зависать телефоны и иные карманные устройства. В некоторых городах любой входящий звонок завешивает коммуникатор HTC намертво. И это именно особенность связи. А за рубежом те же аппараты великолепно работают.

Александр Дудников: Профессиональные мобильные устройства часто являются узконишевыми и как следствие имеют присущие именно им конструктивные особенности. Коммуникационных возможностей это также касается. В промышленной сфере, например, все управление до сих пор производится через Com-порт, в том числе на новейших устройствах. А что касается массовых устройств, то и тут бывают свои сложности. Например, у нас стандартом для менеджмента являются коммуникаторы Blackberry. Они уже очень давно оснащены Wi-Fi. Но этот модуль российские операторы отключают при предоставлении соответствующих сервисов, без которых сам коммуникатор практически неработоспособен. Весь трафик идет через 3G и GPRS. Операторы ссылаются на запрет регуляторов. Один из наших менеджеров во время командировки в США столкнулся с тем, что там многие сервисы тоже не работают. И почему это происходит — не очень понятно.

Яков Шпунт: Да, проблема со связью распространенная. Вот одни знакомые, работающие в сфере туристического бизнеса, жаловались на то, что в сетях ряда европейских операторов не работают многие сервисы.

Ну и еще хотелось бы напомнить, что сама отрасль карманных устройств переживает очередную эпоху великих перемен. Что будет с Windows Mobile, не ясно, и от того, что готовится ей на смену, многие далеко не в восторге. Будущее Symbian также туманно. Android еще очень «сырой». iPhone в Европе, и в России тоже, похоже, не пошел, ограничившись кругом «золотой молодежи». Разработчики систем на базе Linux раздроблены, и многие из них не понимают саму специфику карманных платформ, а когда поймут, время будет упущено.

Дмитрий Романов: С другой стороны, те же мобильные терминалы, о которых тут было сказано, решают важную задачу: они освобождают пользователя от рутинных операций по сбору данных. Для этого служат сканеры штрихкодов, считыватели RFID-меток. На человеке же остаются коммуникации, а также интеллектуальные операции по сопровождению бизнес-процессов, где без него не обойтись.

Центральный федеральный округ