In English

Российский IT-рынок урезали в пять раз

19.03.2011, Михайлов Александр
Издание: bfm.ru
Аналитики российского IT-рынка и многие его игроки отмечают рост объемов продаж продуктов и решений. Это дает им основание считать, что кризис для рынка миновал и он все-таки начал расти. Однако с такой оценкой согласны не все.

Многие игроки российского IT-рынка, а также его исследователи и аналитики отмечают рост объемов продаж продуктов и решений. Это дает им основание считать, что кризис миновал и российский IT-рынок все-таки начал расти. Однако с такой оценкой согласны не все.

В недавно опубликованных отчетах компании IDC, посвященных российскому рынку, действительно, отмечается его рост. Так, по данным исследователей, в четвертом квартале 2010 года в страну было поставлено свыше 1 млн 353 тысяч принтеров, копиров и МФУ общей стоимостью 272 млн долларов, что на 15,5% больше, чем кварталом ранее. Еще больший рост был отмечен на рынке серверов — в четвертом квартале было продано 42 тысячи 340 серверов стандартной архитектуры. Это на 29,4% больше, чем кварталом ранее, и соответствует росту на более чем 21,5% в годовом выражении. Выручка производителей достигла приблизительно 200 млн долларов. А, например, объем выручки производителей внешних систем хранения данных (СХД), поставленных на российский рынок, в четвертом квартале 2010 года превысил 93 млн долларов, что на 45% больше показателя третьего квартала и почти на 29% — аналогичного периода 2009 года. При этом аналитики IDC связывают рост поставок серверов и СХД с отложенным спросом и реализацией масштабных проектов, которые также попали в разряд отложенных во время кризиса. Это дает основание исследовательской компании утверждать, что кризис на российском IT-рынке миновал и он вновь начал расти.

Однако не все игроки рынка согласны с мнением аналитиков. Так, группа компаний LETA, которая подвела итоги своей работы за 2010 год, отметила рост совокупного оборота своих компаний (до 3 млрд 390 млн рублей) на 16% по сравнению с результатами 2009 года. Казалось бы, это подтверждает выводы IDC. Однако президент LETA Group Александр Чачава заявил о том, что кризис, по его мнению, не миновал. «Предприняв ряд мер, рынку удалось только снять некоторые симптомы кризиса. Если кризис — лекарь экономики, которая после него должна активно развиваться, то в нашем случае мы не переболели, а отскочили назад», — считает Чачава. В подтверждение своего мнения руководитель LETA Group приводит такие признаки, как рост социальных трат и дефицита бюджета при высоких ценах на нефть, доминирование государства в экономике, особенно в IT, рост налогов на человеческий капитал, который Чачава назвал «ножом в спину высокоинтеллектуальным отраслям экономики».

«Так что кризис-лекарь еще впереди. Скорее всего, у нас будет несколько спокойных устойчивых лет, — считает Александр Чачава. — А потом, в связи с подготовкой Олимпиады в Сочи и ЧМ по футболу Россия, не исключено, опять влезет в большие долги, как уже было в конце 1990-х. После этого достаточно экономическому маятнику качнуться немного не в ту сторону, и мы снова получим кризис». При этом он отметил, что с российским IT-рынком и так дела обстоят не самым лучшим образом. По оценкам LETA, 30 из 40 крупнейших российских IT-компаний являются интеграторами, у которых около половины бизнеса (у некоторых и значительно больше) связано с государством. «То есть они занимаются IT-обеспечением самого неэффективного и коррумпированного сектора экономики. Сектора, который потребляет IT-продукты и IT-решения, но не инновации», — считает руководитель LETA Group. При этом под инновациями он подразумевает процесс обмена знаний на деньги.

Еще 5 из 40 крупнейших IT-компаний — дистрибьюторы, которые не являются IT-компаниями в полном смысле этого понятия, считают в LETA. И только 5 из 40 — IT-компании в чистом виде, занимающиеся разработкой ПО, то есть они инновационные.

«В целом можно сказать, что реальный IT-рынок — только 20% от того, который считают аналитики. То есть сегодня объем российского IT-рынка составляет не 565 млрд, а 113 млрд рублей, — говорит Александр Чачава. — Остальное — псевдорынок».

Несколько иного мнения придерживается генеральный директор управляющей компании «АйТи» Игорь Касимов. Он считает, что российская экономика стала частью глобальной, то есть встроилась в мировую экономику в качестве одного из основных поставщиков ресурсов. «В силу этого она чувствует себя хорошо, когда имеется устойчивый спрос на энергоресурсы. И наоборот. Сомнительно, чтобы сочинская Олимпиада оказала какое-то влияние на глобальный мировой цикл, — считает Касимов. — Поэтому я не вижу оснований, подтверждающих мнение о возможности кризиса после этого события».

В свою очередь, руководитель «Крока» Борис Бобровников от повторения кризиса не зарекается. «Кризисы на российском рынке явление не новое. Мы хорошо помним и 1992 год, и кризисы 1995, 1996, 1997, 1998 годов. Поэтому нет никаких оснований думать, что кризис 2008 года — последний в истории, — заявил Бобровников. — А недиверсифицированный бизнес всегда находится в более уязвимом положении. В этом смысле компании, работающие исключительно или по большей части с госсектором, могут оказаться под угрозой».

Исполнительный директор компании Oberon Елена Сучкова полагает, что прошедший кризис показал несостоятельность представления об IT как об инструменте повышения эффективности бизнеса. «Достаточно вспомнить, что с началом экономического спада многие компании урезали финансирование IT-проектов, — напомнила Елена Сучкова. — Это означает, что ни до, ни во время кризиса бизнес всерьез не рассчитывал, что автоматизация, применение современных технологий поможет компаниям этот кризис преодолеть».

В то же время она указывает на то, что после кризиса заказчики стали максимально прагматичными. «Если применение технологии, решения, информационной системы не ведет к реально ощутимым эффектам — их не внедряют, а на проекты, дающие прирост производительности, экономию ресурсов, деньги находятся всегда, — заметила Сучкова. — Именно поэтому влияние экономического спада на IT-отрасль не было однородным. Многие сегменты — та же информационная безопасность — не только не пострадали, но даже показали рост». При этом она отметила, что мотивация заказчика, его психология вряд ли поменяются даже при худшем развитии событий. Поэтому, IT-компаниям, предлагающим востребованные, полезные решения, кризис не страшен, считает исполнительный директор Oberon: «Тем же, кто под видом повышения инновационности и эффективности бизнеса заказчика строит на его деньги «потемкинские деревни», на новом витке кризиса придется несладко».

Кстати, гендиректор УК «АйТи» Игорь Касимов оценивает технологически российский рынок, как инновационный. «Однако это не создает преимуществ в глобальной экономике. Другие рынки еще более инновационны, — полагает он. — Можно только надеяться, что правительство сформирует импульс развития и сможет его долгосрочно профинансировать. Это, теоретически, могло бы стать одним из исторических бизнес-проектов, хотя практические аспекты внушают не очень много оптимизма».

Достаточно высоко инновационность российского IT-рынка оценил и Борис Бобровников — на уровне западного рынка. «Оборудование или технология, только что анонсированные, скажем, в Сан-Франциско, в тот же день доступны для заказа в Москве, в течение 24 часов все это появляется в любой точке мира. Различие компетенций — тоже иллюзия, — полагает руководитель «Крока». — Например, у нас в портфеле есть несколько уникальных проектов, аналогов которым в мире просто нет, многое мы внедряем впервые».

Указали руководители компаний и на проблемы, которые мешают развитию российского IT-рынка. Борис Бобровников, вероятно, придерживается принципа «кадры решают все». Именно недостаток квалифицированных кадров он отнес к главным проблемам IT-рынка: «Я убежден, что он мог бы развиваться быстрее, если бы кадровый вопрос не стоял так остро...»

Впрочем, это не единственная проблема рынка, беспокоящая «Крок». «Не всегда коллеги по отрасли ведут себя этично. Здесь я и другие члены нашей ассоциации [АП КИТ] имеем в виду отсутствие уважения к компетенциям других участников рынка. Отсюда хантинг, демпинг и рейдерство в любых его формах, — заявил Борис Бобровников. — Но это все-таки не носит массового характера, наш рынок поцивилизованнее многих других, так мне кажется».

Игорь Касимов, в свою очередь, связал трудности развития российского IT-рынка с «существенно меньшим по сравнению с развитыми и быстрее развивающимися странами спросом на IT, который предъявляют экономика и общество».

Кнопка жизни
Центральный федеральный округ