In English

IT хочет идти на госслужбу

05.12.2011, Шаповалова Людмила
Издание: Эксперт Юг
В 2011 году аналитики фиксируют 30-процентный рост IT-отрасли. На Юге интеграция подросла чуть меньше, но игроки рынка активно наращивают компетенции и осваивают гостендеры, чтобы обезопасить себя от последствий нестабильности, которой сейчас отмечена мировая экономика.

По мнению аналитиков польского агентства PMR, по итогам 2011 года российский IT-рынок вырастет на 22% по отношению к прошлому году, достигнув в абсолютных величинах отметки 632 млрд рублей. Возобновив в 2010 году рост после 18-процентного проседания в 2009-м, уцелевшие игроки научились жить по-новому, диверсифицируя портфель клиентов и расширяя спектр услуг. Нельзя сказать, что на IT-рынке Юга преобладает один тренд: компании, специализировавшиеся исключительно на поставке аппаратного обеспечения, вынуждены были включить в список услуг хотя бы базовые решения по интеграции и строительству сетей, поскольку хардверная продукция стала низкомаржинальной. IT-компании, которые специализировались на гостендерах, столкнулись с необходимостью привлечения коммерческих заказчиков, так как, поскольку госзакупки подразумевают постоплату, необходимо реализовывать проекты, подчас ресурсоёмкие и продолжительные, за собственные средства. Интеграторы, которые ранее не брали в расчёт госбюджеты, обратили на них внимание, поскольку вплоть до 2010 года эхом кризиса становились урезанные IT-бюджеты ключевых коммерческих заказчиков.

Менялись все — и остались на плаву наиболее гибкие, те, кто сумел найти подход и даже инвестировать в развитие собственной компании. Далеко не у каждого хватит времени, ресурсов, да и просто нервов на освоение госбюджетов. В комментариях к рейтингу IT-компаний Юга, составленному аналитическим центром «Эксперт ЮГ» (см. «Мягка ли государственная подушка» в № 21 за 2011 год), можно познакомиться с мнением Ростислава Попова, директора ГК «Инженерный центр МИКОМ», который отмечает, что основная сложность, выявленная в работе с госзаказчиками, — это высокая степень непредсказуемости результата. Г-н Попов рассказал, что ему известны примеры, когда некоторые исполнители заказов были просто «утоплены» по причине того, что госорганы не отвечают за завершение контракта, если финансирование не поступает; в то же время при наличии бюджета они обязаны его освоить.

Евгений Мостовой, генеральный директор компании «Портал-Юг», дополняет список сложностей, которые начинаются ещё с момента появления запроса такого заказчика: «Основной недостаток — это, безусловно, требования закона о госзакупках. При очевидной направленности на противодействие коррупционным механизмам он одновременно ограничивает государственные учреждения в выборе наиболее качественных товаров и услуг, ставя при определении возможных подрядчиков на первое место именно ценовой фактор».

Однако нам неизвестны примеры компаний, которые бы ничего не делали для того, чтобы получить госконтракт. Даже не обозначая госзаказчиков в числе ключевых, интеграторы и поставщики хардверного оборудования (компьютеров, комплектующих, сетевого оборудования и т. д.) регистрируются на сайтах госзакупок и тщательно отслеживают рынок госзаказов. Ресурсом роста государственные бюджеты становятся для единиц — тех, кто в состоянии участвовать в крупных тендерах на комплексные решения. Но для обеспечения стабильности себя на этом рынке хотели бы видеть практически все.

Открыть для себя госбюджет


Довольно длительное время госконтракты в области информатизации не были серьёзным полем для конкуренции среди региональных интеграторов. Высокая коррупциогенность госзаказов способствовала тому, что региональные, в особенности средние и небольшие, компании если не отказывались от участия в тендерах, то принципиально не связывали своё развитие с госзаказами. Евгений Каракушьян, генеральный директор КМ — холдинга, в который входит компания «Офисный мир КМ», крупнейший поставщик офисной техники и сопутствующих сервисов на Юге, работу по участию в добыче госбюджетов комментирует не без досады. «У нас есть тендерный отдел, мы зарегистрированы на соответствующих сайтах, подаём заявки, — рассказывает г-н Каракушьян.— Но когда сталкиваешься с “заточенным” под какого-то поставщика тендером, его очень трудно выиграть — ты заранее должен согласиться работать себе в убыток. Более того, если ты перебьёшь “заточенный” тендер, то сделают всё, чтобы ты так больше не делал. Мы раз и навсегда сказали, что нам это не надо. Мы не делаем различий между коммерческим и государственным заказчиком. Если мы нужны клиенту — пусть он к нам обращается».

Не упрощают дело и такие детали, как низкая рентабельность подобных проектов, неизбежная при тендерной системе, и полное отсутствие предоплаты, из-за чего исполнителю приходится вкладывать в исполнение контракта собственные средства. Однако два фактора способствуют тому, чтобы интеграторы начали безболезненно относиться к госзаказам. Первый — это появление среди заказчиков десятков мелких и средних региональных госструктур, многие из которых часто нуждаются буквально в вещах первой необходимости — компьютерах, программном обеспечении и локальной сети. Как правило, у таких структур в штате нет даже людей, способных «заточить» тендер. Второй фактор состоит в том, что спрос за результат выполненных проектов всё-таки стал строже.

Леонид Залеский, заместитель генерального директора ростовского интегратора «КСС», рассказал, что доля госзаказчиков в портфеле клиентов компании доходит до 70% и в следующем году, скорее всего, будет увеличиваться. «Основная проблема федеральных заказчиков состояла в том, что они получали деньги и просто тратили их, не думая о долгосрочном развитии, — поясняет г-н Залеский. — Сейчас же государство озаботилось тем, чтобы ввести единые стандарты обмена данных, сделать общие базы данных информации. Активно эти идеи стали продвигаться только в прошлом году: до тех пор, даже если заказчик и старался сделать хорошую систему, в IT-инфраструктуре не были заложены возможности обмена данными с другими, и так далее». По словам Леонида Залеского, интегратор, если он нацелен на добросовестную работу, составляет план дальнейшего развития инфраструктуры проекта, с тем, чтобы он развивался как единое целое.

Крупный ростовский интегратор «Лемма», работающий на всей территории ЮФО, тоже только в нынешнем году начал активную работу с госучреждениями и тоже активно консультирует существующих и потенциальных заказчиков, осознавая, что от уровня компетенции пользователей зависит оценка реализованного проекта и его дальнейшее развитие. Евгений Лебедев, директор ООО «Центр информационных технологий “ЛЕММА”», рассказал, что в октябре компания провела семинар для бухгалтеров и руководителей госучреждений, на котором обсуждались актуальные вопросы бухгалтерского и налогового учёта. «Сегодня в клиентском портфеле нашей компании достаточно много представителей госсектора — в основном мы закрываем их потребности в автоматизации бухгалтерского учёта на базе программных продуктов 1С. В этом году можно было наблюдать ряд изменений в бухгалтерском учёте для учреждений госсектора: государственные организации были разделены на три вида — бюджетные, казённые и автономные, в связи с чем у них возникает потребность в реорганизации бухгалтерского учёта, упрощении ведения бухгалтерии в целом», — обосновывает Евгений Лебедев необходимость такого семинара.

Борис Наумов, директор южного филиала крупного российского интегратора «Техносерв», выделяет два фактора, оказывающие существенное влияние на работу с госзаказчиком — кадры и длительные сроки принятия решений. «Сложность этого заказчика в том, что число людей, принимающих решение, больше, чем в коммерческих структурах, — рассказывает г-н Наумов. — В последнем случае IT-департаменту демонстрируешь компетенции компании, проекты, а людям, принимающим финансовые решения, показываешь, что надёжен, что знаешь бизнес заказчика. В госсекторе больше людей имеют влияние на проект».

Проложить путь через СЭД и ПД


Никто из представителей IT-компаний, однако, не оспаривает тот факт, что с госзаказчиками работать придётся и надо искать к ним подход. Владимир Куканов, директор Донского филиала компании «АйТи», говорит, что обычно «первую скрипку» играли региональные отделения федеральных структур, но в этом году и IT-бюджеты субъектов РФ существенно выросли из-за необходимости решения комплекса задач, связанных с госуслугами в электронной форме и защитой персональных данных. Подразделения муниципалитетов, школы, больницы стали участвовать в тендерах — и их бюджеты и проекты далеки от интересов крупных интеграторов. А вот местные готовы повернуться к государству лицом и приспособиться к работе с ним.

Евгений Мостовой выделяет два ключевых направления в развитии информационных технологий в государственных и муниципальных учреждениях на ближайшие четыре года. «Во-первых, в 2010 году Министерство связи и массовых коммуникаций Российской Федерации подготовило “Системный проект формирования в Российской Федерации инфраструктуры электронного правительства”, на его основании идёт разработка долгосрочной целевой программы по созданию электронного правительства на период 2011–2015 годов,— говорит г-н Мостовой. — Соответственно, мы ожидаем высокий спрос на проекты по внедрению систем электронного документооборота (СЭД) и организации межведомственного электронного документооборота. Второе направление связано с планами перехода федеральных органов исполнительной власти и федеральных бюджетных учреждений на использование свободного программного обеспечения (СПО) на 2011–2015 годы. Наша компания уже сейчас уделяет большое внимание решениям на платформе СПО, мы готовы оказывать услуги по внедрению и поддержке подобных решений и по переходу IT-инфраструктуры заказчика на СПО».

Владимир Куканов напоминает о третьем важном направлении, проектах по защите персональных данных. Закон № 152-ФЗ без преувеличения можно назвать одним из самых многострадальных: в течение нескольких лет он как изменялся сам по себе, так и оказывал огромное — зачастую неупорядоченное — давление на организации, которые подпадают под его действие. То есть на все организации, коммерческие и государственные, действующие в стране. У муниципальных и региональных учреждений только сейчас начали появляться бюджеты на соответствующие меры по обеспечению безопасности персональных данных — и ряд компаний-интеграторов стали задумываться о расширении своих компетенций, чтобы попасть в волну этих проектов. Бюджеты там небольшие, зато их много. Владимир Куканов описывает рядовой запрос: «Как правило, требуется разработка организационно-распорядительных документов, проекта и внедрение средств защиты информации. Средства защиты ПД в основном используются отечественные, бюджеты в среднем составляют один-два миллиона рублей».

Леонид Залеский рассказал, что именно работа с госсектором подтолкнула компанию «КСС» к получению лицензии на шифрование данных: «Во многих организациях бюджеты на закон о персональных данных закладываются только сейчас. Конечно, есть свои проблемы: цена входа на этот рынок для интегратора составляет порядка полумиллиона рублей. В неё входят получение лицензии, наличие обученных специалистов, специально оборудованное помещение в офисе, техника, прошедшая спецпроверку. Пока непонятно, насколько быстро окупятся эти затраты».

Опыт работы «КСС» показывает, что на сегодняшний день далеко не все госзаказчики беспомощны в сфере IT. «Серьёзный отдел в правительстве Ростовской области, в региональном отделении Пенсионного фонда; в минсоцтруда и других министерствах около двух лет назад мы работали с компетентными специалистами. Конечно, есть масса заказчиков, которым не нужны сложные решения по обработке данных, и они не обладают подобными компетенциями. Но зато у них встречаются интересные запросы. Например, перевести Азовский краеведческий музей в виртуальное пространство — и мы реализуем этот проект», — говорит г-н Залеский.

Евгений Каракушьян убеждает, что клиентский портфель «Офисного мира КМ» достаточно гибок для того, чтобы не выделять в нём стратегического заказчика — в том числе и госсектор. «Мы готовы к любому заказчику, который готов к нашим услугам. Хотя сейчас понятно, что госбюджеты растут,— рассуждает г-н Каракушьян.— Естественно, компания идёт туда, где деньги. У нас есть уникальные продукты, например, проектор Epson, который позволяет рисовать указкой прямо на проецируемом изображении, эта информация будет заноситься в компьютер, и доступ к ней можно получать по всей сети. Наша задача — донести эти продукты до заказчика, в данном случае наиболее очевидный заказчик — это школы. Вот мы им и рассказываем».

Аналитики уверенно говорят о том, что наступающий год пройдёт под знаком госзаказа — ввиду активной реализации проекта электронного правительства на все уровнях власти. На данный момент, по разным экспертным оценкам, на государственный заказ приходится от 30 до 40% совокупного оборота рынка IT-интеграции. «Таким образом, он остаётся одним из ключевых драйверов роста индустрии, — комментирует аналитик УК “Финам Менеджмент” Анна Зайцева. — Последовательное повышение уровня информатизации государственных служб, дальнейшее внедрение межведомственного документооборота, автоматизация и перевод в дистанционный формат процессов администрирования и предоставления массовых государственных услуг бизнесу и населению формируют важнейшую функцию госзаказа в развитии рынка. Мы ожидаем, что в среднесрочной перспективе следующих нескольких лет роль государства на рынке будет оставаться если не определяющей, то как минимум весьма высокой».

Центральный федеральный округ