In English

В поисках «дна»...

22.12.2014, Зарубин Сергей
Издание: CRN
Российская власть должна держать свой 
народ в состоянии постоянного изумления.

М. Салтыков-Щедрин

В уходящем году, пожалуй, впервые за всю постсоветскую историю геополитические факторы столь явно и столь негативно отразились на состоянии российской экономики, последние годы и без того балансировавшей на грани стагнации и рецессии.

После присоединения Крыма страна столкнулась с множеством серьезных проблем: западные санкции и ответный курс на «импортозамещение», снижение цен на нефть и обвальное падение рубля — все это отражается на высокотехнологичных отраслях и в первую очередь больно бьет по ИТ-рынку.

Конец «эпохи стабильности»

Экономика России в последнее время выглядела удручающе и без геополитики. Более года назад, еще в сентябре 2013 г., министр экономического развития Алексей Улюкаев заявил, что «такой неблагоприятной обстановки не было у нас последние пять лет с момента кризиса». Тогда же он отметил, что «единственным основанием для скромного экономического роста является потребительский спрос, который поддерживается достаточно высоким темпом роста реальных доходов населения, реальных зарплат и розничного товарооборота». Теперь, без сомнения, не приходится рассчитывать и на это.

По данным Росстата, в первом квартале 2014 г. ВВП вырос на 0,9%, во втором — на 0,8%, в третьем — на 0,7% по сравнению с показателями тех же периодов прошлого года. Несмотря на формальный мизерный рост, ситуация в экономике продолжает ухудшаться — как отмечают эксперты НИУ ВШЭ, «выйти в плюс» в III квартале удалось «исключительно за счет временных и событийных факторов», и «весь положительный вклад в текущем сезоне чисто арифметически становится отрицательным вкладом в последующие кварталы». Так, благодаря хорошему урожаю рост сельское хозяйство в III квартале прибавило 11% к III кварталу прошлого года (в среднем за последние 10 лет — 3%). По оценке экспертов, «базовые отрасли в III квартале выросли на 0,6%, а без учета сельского хозяйства — упали на 0,4%».

Динамика промышленного производства за три квартала текущего года выглядит немного лучше — по сравнению с тем же периодом 2013 г. оно выросло на 1,5%. Однако, как отмечают эксперты, почти весь этот прирост обусловлен бурным ростом подотрасли «Производство судов, летательных и космических аппаратов и прочих транспортных средств» (в январе-октябре — на 29,1%), в основном за счет наращивания закупок военной техники в рамках гособоронзаказа. При этом, согласно среднесрочному прогнозу Минэкономразвития, в 2015 г. рост в этом сегменте существенно уменьшится.

Инвестиции в основной капитал, по данным Росстата, с января по октябрь сократились на 2,5% по сравнению с аналогичным периодом 2013 г. При этом инвестиции чуть выросли только в июне (на 0,5%), в остальные месяцы наблюдалось снижение. Отрицательная динамика только нарастает — в июле инвестиции снизились на 2%, в августе — на 2,7%, в сентябре — на 2,8%, в октябре — на 2,9% (по сравнению с теми же месяцами 2013 г.).

По данным Центробанка, чистый вывоз капитала банками и предприятиями в первом полугодии увеличился в 2,2 раза по сравнению с первым полугодием 2013 г. и достиг 74,6 млрд. долл. В начале декабря Минэкономразвития повысило прогноз оттока капитала из России в 2014 г. до 125 млрд. долл. (сентябрьский прогноз — 100 млрд. долл.), прогноз на 2015 г. также повышен — с 50 до 90 млрд. долл.

К осени Росстат зафиксировал снижение реальных зарплат, в последний раз они сокращались в ноябре 2009 г. За три квартала общий розничный товарооборот увеличился на 2,3%, замедлившись по сравнению с тем же периодом 2013 г. более чем в полтора раза (с 3,9%). В двух федеральных округах из восьми — Сибирском и Уральском — с мая наблюдается спад розничных продаж. На остальной территории России небольшой рост розницы отмечается лишь в непродовольственном ритейле. Во многом это обусловлено падением курса рубля — люди стремятся купить импортные товары по «старым» ценам.

В сентябре правительство представило «стрессовый» сценарий развития экономики, исходя из цены на нефть в 80 долл. и курса доллара в 48 руб. Однако уже осенью уровень «стрессов» превзошел самые пессимистические ожидания чиновников. Курсы доллара и евро брали все новые «исторические максимумы» чуть ли не ежедневно, а нефть продолжала дешеветь.

В конце ноября министр финансов Антон Силуанов, выступая на заседании Совета Федерации, оценил потери российского бюджета в 2015 г. в 1 трлн. руб. из-за снижения темпов роста экономики и сокращения объемов импорта. Несмотря на предостережение министра, Совет Федерации одобрил версию госбюджета, который сверстан исходя из цены в 100 долл. за баррель.

В начале декабря Минэкономразвития представило новый экономический прогноз на 2015 г. По мнению чиновников, российская экономика по итогам следующего года сократится на 0,8%, спад инвестиций увеличится до 3,5%, реальная заработная плата снизится на 3,9%. Впрочем, в условиях полной неопределенности уже вряд ли кто-то принимает во внимание подобные прогнозы.

Невеселые проводы уходящего года

Участники ИТ-рынка оценивают ситуацию, сложившуюся в российской экономике к концу 2014 г., как весьма сложную и напряженную.

«Тревожные сигналы начали поступать еще в конце предыдущего 2013 г: снижение инвестиций, отток капитала, существенное замедление темпов экономического роста, — говорит Галина Козырева, директор по продажам компании Ricoh Rus. — В этом году к негативным тенденциям добавилась еще и международная политическая нестабильность, ощутимое снижение цен на нефть и девальвация рубля. Последний фактор, как мы считаем, уже повлиял и продолжит негативно влиять прежде всего на импорт. ИТ-рынок в этой связи может оказаться в числе наиболее пострадавших секторов экономики».

Об этом же говорит и Сергей Земков, управляющий директор компании «Лаборатория Касперского» в России, странах Закавказья и Средней Азии. Он характеризует нынешнюю ситуацию как кризисную: «Негативные факторы были заметны уже во второй половине 2013 г.: спад продаж, сокращение бюджетов (прежде всего у госзаказчиков), сокращение сегмента среднего и малого бизнеса. В этом году влияние всех этих факторов усилилось, при этом добавились и проблемы с санкциями».

По мнению Андрея Смирнова, коммерческого директора компании USN Computers, «мы находимся в первой фазе серьезного экономического кризиса, усугубленного непростой политической обстановкой»: «Рост курсов основных валют, падение промышленного производства, недоступность „дешевых“ денег и инфляция сильно влияют на развитие ИТ-рынка в нашей стране. Добавив к этому снижение уровня доходов населения, получим безрадостную картину».

Всеволод Иванов, исполнительный директор компании InfoWatch, считает, что сложная ситуация в экономике сложилась не столько из-за самих санкций, изменения отношения к России со стороны зарубежного бизнеса или падения рубля, а в большей степени из-за реакции нашей страны на внешние обстоятельства: «Я не вижу активного развития производства или фиксации цен на российские товары, которые не зависят от доллара, — скорее наблюдается обратное. Все это происходит на фоне отрыва финансового сектора от финансирования экономики — он двинулся в сторону собственного спекулятивного выживания, резко сокращается кредитование, растет проблемная задолженность. Не надо забывать про массовый перевод денежных средств в валюту и отток капитала».

Гайдар Магдануров, советник генерального директора компании Acronis и директор по инвестициям венчурного фонда Runa Capital, отмечает пессимистические настроения на рынке: «Многие компании, даже не зависящие напрямую от колебаний курса рубля, стараются экономить деньги и снижать издержки. Долгосрочные проекты, требующие инвестиций, уходят на второй план. Приоритет отдается проектам с коротким горизонтом планирования, которые могут достаточно быстро принести деньги или снизить текущие расходы. К тому же многие компании сейчас адаптируются к новой политической реальности — ищут новых заказчиков, новые рынки сбыта, меняют подходы к работе с западными заказчиками и партнерами. В результате на рынке большая неопределенность, а итогом становится замедление роста экономики в целом».

Как подчеркивает Татьяна Орлова, директор по маркетингу компании TEGRUS, стагнация, продолжающаяся все второе полугодие текущего года, в той или иной мере затронула участников всех рынков: «Причины столь неблагополучного положения не сходят с заголовков новостных лент: экономические санкции, снижение мировых цен на природные ресурсы и последовавшее за ним ослабление национальной валюты. И хотя российские и зарубежные эксперты предсказывали кризис экономики еще в прошлом году, немногие думали, что он окажется столь масштабным. Но сегодня все понимают, что быстрого выхода из сложившейся ситуации не предвидится и последствия происходящих сегодня в политике и экономике процессов будут ощущаться довольно длительное время».

По мнению Ильи Пантелеева, генерального директора компании TOPS Consulting, на ситуацию в экономике влияют как текущие, так и системные «долгоиграющие» факторы: «Под текущими я понимаю причины, связанные с санкциями, которые в краткосрочной перспективе не могут не влиять на экономику страны. Большая часть экономики и товарообмена основывается у нас на импортных продуктах, ограничение поставок которых, с одной стороны, и рост цен в связи с ростом курса доллара и евро, с другой, не может не повлиять на состояние экономики в целом». Отдельно он отмечает проблемы в банковском секторе, связанные в том числе с сужением возможностей заимствований госбанков за рубежом: «Снижение ликвидности влияет на банки как на отдельный сектор экономики и на возможность кредитования других отраслей — что определенно не способствует росту и здоровью экономики в целом. С другой стороны, российская экономика не стала более конкурентоспособной и более эффективной, производительность труда у нас остается очень низкой, тогда как стоимость ресурсов приближается к экономикам-лидерам. Это никак не способствует росту конкурентоспособности экономики — мы не далеко ушли от последствий кризиса 2008 г., возможно, даже потеряли свои позиции».

«Системный кризис российской экономики, к сожалению, усугубляется внешнеполитическими проблемами, вызванными затянувшимся украинским конфликтом, — считает Юрий Бяков, председатель правления ГК „Астерос“. — Экономическое здоровье страны существенно ослабили и западные санкции, и ответный запрет импорта. Ограниченное предложение по ряду товаров ускоряет инфляцию, прогнозы по которой даже к концу I квартала 2015 г. приблизились к 10%, а по некоторым товарным позициям — вдвое больше». Он напоминает, что с начала года рубль утратил порядка 40% своей стоимости по отношению к доллару, что, естественно, привело к росту цен на ввозимую в страну импортную продукцию: «Если учесть, что все эти процессы идут на фоне оттока иностранного капитала (по данным Центробанка, в 2014 г. он может составить порядка 128 млрд. долл.), от которого в значительной мере зависит российская экономика, то состояние рынка иначе как стагнацией не назовешь. Общие настроения далеки от оптимизма, и ситуация требует энергичных мер урегулирования».

По мнению Антона Чехонина, генерального директора компании НОРБИТ (входит в ГК ЛАНИТ), в середине года российская экономика вступила в полосу затяжной рецессии: «Это, конечно, не глобальный спад, как в 2008–09 гг., но и совсем не то, что мы все ожидаем от нашей экономики. Среди причин негативного перелома можно выделить две группы факторов: внешние и внутренние. Среди внешних — украинский кризис и последовавшие за ним санкции Запада, а также резкое снижение цены на нефть. Среди внутренних (на мой взгляд, куда более важных) — это сильные структурные перекосы в российской экономике в пользу сырьевого сектора, слабый внутренний спрос, неразвитость инфраструктуры, неэффективное госуправление».

«Не надо быть экономистом, чтобы увидеть, что ситуация в стране напряженная. Это выражается хотя бы в том, что на финансовом рынке резко подорожали кредиты, банки стали намного более требовательны к своим заемщикам, ухудшились условия кредитования. Как следствие, нам стало сложнее и дороже финансировать сделки с отложенными платежами, — говорит Григорий Шевченко, коммерческий директор компании „Открытые Технологии“. — Кроме того, из-за стремительного падения курса рубля в бюджетах, которые заказчики верстали еще в начале года, теперь не хватает средств на закупку импортного оборудования или ПО, на что цены определяются в долларах или евро».

Сергей Минаев, исполнительный директор группы компаний X-Com, говорит о «существенном замедлении темпов экономического роста»: «Высокие риски возможной рецессии обусловлены не только внешнеполитическим кризисом, но и правительственной политикой сокращения расходов во всех областях, кроме силовых структур».

А Дмитрий Ведев, директор по маркетингу ГК «АйТи», характеризует ситуацию как «финансово-экономическую нестабильность с дополнительным влиянием целого ряда политических факторов»: «Это означает сочетание высокой инфляции, „дорогих“ кредитных ресурсов, неопределенности на валютном рынке и близких к нулевым темпов роста экономики с новыми для нас рисками, выражающимися в западных санкциях на определенные виды ИТ-продукции для целых секторов российской экономики. При этом макроэкономические прогнозы заставляют нас и наших клиентов очень аккуратно и консервативно планировать свой бизнес на приближающийся 2015 г.».

В ожидании «года Козла»

«Доля правды» в невеселой шутке о том, что «2014-й будет хуже, чем 2013-й, но лучше, чем 2015-й», появившейся более года назад, похоже, превалирует над «долей шутки». Практически никто из игроков не надеется, что в ближайшее время ситуация в экономике может заметно улучшиться. Тем не менее на вопрос о том, есть ли хоть какие-то поводы для «осторожного оптимизма», Сергей Минаев (X-com) ответил цитатой Сергея Довлатова: «Жизнь продолжается, даже когда ее, в сущности, нет».

К слову, в уходящем году не менее актуальной стала еще одна фраза Довлатова книги: «Одним из серьезных ощущений, связанных с нашим временем, стало ощущение надвигающегося абсурда, когда безумие становится более или менее нормальным явлением».

«Независимо от политической конъюнктуры, в компаниях уже началась перестройка внутренних процессов, освоение новых рынков и новых подходов к работе с существующими заказчиками и партнерами. Даже если отношения с Западом перезагрузятся, вернуть „статус кво“ не получится, — уверен Гайдар Магдануров (Acronis). — Таким образом, дальнейшая адаптация или попытка вернуться к ранее работавшим схемам потребует времени, и рассчитывать на рост экономики не приходится. В любом случае, полезно готовиться к дальнейшему ухудшению ситуации и учиться эффективнее расходовать ресурсы».

Впрочем, Борис Бобровников, генеральный директор компании КРОК, и в нынешней ситуации находит основания для оптимизма: «Мы уже живем в новой реальности. Разве это не повод для оптимизма? Полагаю, что некоторые вещи станут с головы на ноги. Набранные инсорсерами специалисты смогут вернуться в ИТ-индустрию. Можно допустить, что направление услуг будет расти активнее. Все больше софта можно взять из облака. И все больше компаний рассматривают этот вариант. Кстати, в облаке КРОК есть BI. Через считанные часы можно уже держать руку на пульсе в режиме онлайн ».

«Оптимизм нужен всегда! — подтверждает Константин Ермаков, глава представительства компании Powercom в России, Казахстане и Белоруссии. — Мы не ждем быстрого оздоровления и оживления нашей отрасли. Предпосылок для быстрого разворота нет, однако ожидать существенного ухудшения условий на рынке тоже не стоит. Безусловно, никто не застрахован от резких движений регуляторов или иных, форс-мажорных для бизнеса, ситуаций».

«Новая реальность — это хорошо забытая старая. Группа Optima прошла через всё, ведь в 2015 г. нам исполнится 25 лет, мы старше самого российского капитализма. Так что кризисы нам не в новинку, и преодолевать их мы умеем, — утверждает Валерий Шандалов, президент Группы Optima. — Кажется, что каждый последующий кризис чем-то не похож на предыдущий, но мы понимаем, что и похож тоже. Так что опыт на нашей стороне».

Но все же, пожалуй, наиболее «оптимистичный» (и дипломатичный) ответ дал Масато Накамура, вице-президент компании Panasonic Россия: «Негативные тенденции сегодня наблюдаются в экономике многих стран мира, поэтому я бы не стал акцентироваться исключительно на России. Экономика —структура подвижная, здесь спады сменяют периоды активности. Так было и так будет». По его мнению, «ключевые акценты в развитии российской промышленности и бизнеса очевидны и уже расставлены»: «Прежде всего важна поддержка науки и образования. Они, в свою очередь, потянут за собой развитие технологий, будут способствовать созданию высокотехнологичных производств и т. п. И мы как инновационная компания приветствуем этот тренд. Мы видим большие перспективы российского рынка ».

У представителей другого японского вендора, Ricoh, нет особых поводов для оптимизма. «Менее дорогая, чем год-два назад, нефть — это, похоже, надолго. Неслучайно правительство уже ведет расчеты бюджета на ближайшие годы исходя из цены в 80 долл. за баррель. Существенного укрепления рубля на этом фоне также ожидать не приходится, — считает Галина Козырева. — Возможна определенная коррекция с текущих уровней в случае, если произойдут позитивные сдвиги в ситуации вокруг Украины и, как следствие, ослабление или отмена санкций против России. Но в целом даже это не переломит общей негативной тенденции в экономике. Так что надо привыкать к новой реальности и корректировать стратегии ведения бизнеса ».

Этот год принес много сюрпризов. Доллар, нефть, санкции, регулирующее воздействие государства.

Руководство компании InfoWatch предполагает, что ситуация может ухудшиться во многих секторах экономики. «Разумеется, кризис сказывается на всех в разной степени, однако постепенное уменьшение накоплений населения, а также остатков на счетах коммерческих компаний негативно скажется на среднем уровне жизни россиян», — убежден Всеволод Иванов.

Не ожидают перемен к лучшему в следующем году и в «Лаборатории Касперского». «Экономика будет все больше сползать в рецессию, политическое и экономическое давление на Россию со стороны Запада только усилиться. Но при этом я думаю, что в индустрии информационных технологий и информационной безопасности все-таки будет все не так печально, — считает Сергей Земков. — Курс правительства на импортозамещение позволит российским компаниям найти новые рынки сбыта своей продукции внутри страны, а госзаказ на разработку первоочередных ИТ-решений даст возможность в том числе и развивать отрасль отечественной разработки. При этом мы же понимаем, что речь идет не только о поставках ПО, но и об услугах по миграции, адаптации и настройке, обучению персонала и т. д., что позволит российским интеграторам использовать данный тренд и поддержать свой бизнес».

По мнению Григория Шевченко, «нужно привыкать жить в новой реальности». «Лучше не будет, возможно, даже хуже, — считает он. — Пока поводов для оптимизма нет: нефть — единственный серьезный источник доходов российского бюджета — падает в цене, политическая ситуация нестабильна, Запад грозит нам новыми санкциями... Надо привыкать жить сегодняшним днем и не надеяться, что все скоро наладится и станет как раньше. Единственное, что внушает некоторый оптимизм —надежда на перевод экономики с ресурсной базы на производственную, это должно стать стимулом к развитию экономики. Но я не уверен, что такие планы есть у нашего правительства, по крайней мере, явно о них никто не заявлял».

«Поскольку очевидных драйверов роста как российской, так и мировой экономики сегодня не наблюдается, на мой взгляд, есть все основания готовиться к негативному сценарию развития событий. Он может выражаться в дальнейшем снижении мировых цен на энергоносители и падении курса рубля. Это вынудит правительство искать новые источники пополнения бюджета, — считает Татьяна Орлова (TEGRUS). — Но поскольку в жизни каждый день происходят события, способные оказать позитивное влияние на экономику, не стоит терять оптимизм. Вполне возможно, отношения России с западными партнерами сдвинутся с мертвой точки и негативная тенденция последних месяцев будет преодолена».

Глава компании TOPS Consulting не видит причин для оптимизма не только в наступающем, но и «на ближайшие годы». «Уверен, что российским компаниям придется „затянуть пояса“ и работать над эффективностью. Клиенты станут еще более требовательными к получению реального осязаемого результата за предсказуемый, лучше короткий, срок. Слова „прагматичность и эффективность“ станут основными парадигмами на ближайшие годы, — считает Илья Пантелеев. — Стране и экономике нужно повышать производительность, эффективность и конкурентоспособность — понимая, что это долгий забег, с постепенными, возможно, неосязаемыми, улучшениями, растянутыми на годы. В общем, возвращаемся с небес на землю».

По мнению Антона Чехонина (НОРБИТ), ситуация, скорее всего, будет развиваться «по траектории вялого сползания вниз в дальнейшую рецессию»: «Если в этом году рост будет скорее „ноль плюс“, то в следующем — „ноль минус“, т. е. небольшой спад. Негативные факторы в виде санкций и низких цен на энергоносители (и то и другое, похоже, надолго) оптимизма не прибавляют. Среди положительных моментов — девальвация, которая, скорее всего, запустит механизм импортозамещения в ряде отраслей и поддержит экспортеров. Однако взрывного эффекта образца 1999 г. не будет, т. к. многие компании реального сектора перегружены валютными кредитами».

По словам Андрея Кишкурно, коммерческого директора компании «Эр-Стайл», «нужно адаптироваться и привыкать к „новой реальности“»: «Ведь есть много факторов, на которые мы не можем оказать никакого влияния. А они оказывают мощное воздействие на бизнес, причем на глобальном уровне».

В компании USN Computers ожидают, что самым тяжелым станет I квартал, причем «как для страны в целом, так и для ИТ-рынка в частности». «Новогодние каникулы никогда не способствовали развитию экономики, а в текущей ситуации — тем более. Когда мы проснемся после праздников, январь уже закончится, и в оставшиеся два месяца нужно пытаться нагнать упущенное. К тому же совершенно непонятно, что будет с курсом доллара, который сейчас в „свободном плавании“, да и динамика цен на нефть не внушает оптимизма, — поясняет Андрей Смирнов. — Поэтому первая половина 2015 г. будет очень непростой в плане коммерческой деятельности, поскольку придется практически на ходу адаптироваться к происходящему на рынке. Вторая же половина года, скорее всего, окажется более спокойной — станет понятно, где дно и есть ли оно вообще».

Похожей точки зрения придерживается и руководство «Астерос». «На мой взгляд, если удастся урегулировать вопрос с санкциями в отношении крупных российских компаний финансового и энергетического секторов, а также „оборонки“, экономическая ситуация в стране начнет выравниваться со второго полугодия 2015 г., — считает Юрий Бяков. — Безусловно, на развитие экономики страны сейчас влияет „нефтяной фактор“ и кризисная ситуация на Украине: перевес в любую сторону — эскалации или деэскалации — способен довести рынок до рецессии или, напротив, наметить путь к восстановлению инвестиций».

«Очевидно, что сложная ситуация быстро не изменится, и 2015 г. будет непростым как для всей экономики, так и для ИТ-рынка как ее составной части, — уверен Дмитрий Ведев („АйТи“). — В этом отличие текущей ситуации от того, что наблюдалось в 2008–2010 гг., когда после быстрого и достаточно глубокого падения произошел интенсивный „отскок“ практически во всех отраслях».

ИТ-страдания...

Принято считать, что в России ИТ-рынок является «вторичным» и «обслуживающим». Во всяком случае, не он определяет развитие всей экономики, но чрезвычайно остро реагирует на любые изменения, как позитивные, так и негативные. Когда экономика растет — ИТ-рынок прибавляет гораздо более быстрыми темпами, однако спад на нем случается даже при стагнации экономики. Если же экономическая ситуация ухудшается — обвал ИТ-рынка оказывается существенно более глубоким (как это было в 2009 г.). Какие макроэкономические факторы и «условия среды», по мнению игроков, сейчас наиболее негативно отражаются на российском ИТ-рынке?

«Этот год принес много сюрпризов. Доллар, нефть, санкции, регулирующее воздействие государства — все вместе и по отдельности. Но можно взглянуть иначе — без ограничений сильный бизнес не формируется», — считает Борис Бобровников (КРОК). По его словам, «ситуация давит на все компании» и влияет в основном на продажи «железа» и ПО, а сегмент услуг растет. Хотя заказчики готовят «пессимистичный бюджет», видно, что спрос на аутсорсинг инфраструктуры и сервисов, облачные решения будет расти. «И много запросов по оптимизации: сетей, инфраструктуры хранения данных, расходов на электроэнергию, всего, на чем можно „подсократиться“ без ущерба для деятельности», — добавляет он.

В ГК Optima выделяют две серьезные проблемы, с которыми рынку придется жить как минимум в ближайшие несколько лет: сокращение инвестпрограмм в крупных отраслях и дорогие кредиты. Валерий Шандалов подчеркивает, что ИТ-рынок неоднороден: «Различные его сегменты пострадают по-разному. На дистрибьюторах сильнее всего скажется курс рубля к доллару и евро, на тех интеграторах, которые работали лишь с западным оборудованием, — санкции и все, что с этим связано». По его мнению, наименьший ущерб понесут крупные технологические холдинги, обладающие «широкой линейкой компетенций», а также имеющие большой выбор поставщиков, в том числе китайских и российских: «Мы к таким как раз относимся и даже более того: в ряде отраслей, транспортной и нефтегазовой, выступаем и как вендор, что делает наши позиции на рынке достаточно сильными».

«Общая нестабильная ситуация в экономике заставляет компании сокращать издержки. Значительная их часть рассматривает расходы на ИТ как затратные, и ИТ-бюджеты часто замораживаются прежде всего, что, в свою очередь, влияет на замедление роста, — считает Гайдар Магдануров (Acronis). — Западные санкции также ставят под угрозу долговременные партнерства по внедрению продуктов глобальных вендоров, многие проекты оказались заморожены или отложены, что повлияло на показатели системных интеграторов».

В компании Ricoh Rus напоминают, что торможение экономики началось еще в 2013 г. «Соответственно бюджеты этого года уже верстались без ожиданий роста: многие заказчики предпочли отложить инвестиции в новые проекты до лучших времен. Это привело к некоторому спаду на ИТ-рынке, усугубившемуся к концу года из-за резкого падения курса рубля», — говорит Галина Козырева. По ее оценке, на рынке устройств печати наиболее существенно «просел» сегмент офисного оборудования — в первую очередь формата А3 — за первые три квартала 2014 г. спрос на монохромные МФУ А3 сократился на 15%. А в сегменте малой офисной техники внешнее негативное влияние пока менее заметно: «Снижение спроса не превышает 5–7% в штуках — в основном за счет проседания принтеров, тогда как МФУ даже немного растут. Значительная доля продаж здесь приходится на розницу, а покупательная способность населения по-прежнему высока. Посмотрим, что будет в начале следующего года, когда, очевидно, начнется повышение цен в розничных сетях в связи с изменением курса рубля. По нашим оценкам, это может привести к заметному падению объемов продаж — до 10–15%».

Андрей Кишкурно среди наиболее негативных факторов называет санкции и рост курса валют: «По поставкам оборудования во многих проектах компании оказались в нулевой рентабельности, так как договоры заключались в рублях. ИТ —первое направление, бюджеты которого начинают урезать в сложных ситуациях. И поэтому ИТ-сектор пострадал уже очень серьезно».

«Развитие рынка системной интеграции — это не самодостаточный процесс, а функция развития экономики и бизнеса заказчиков, — говорит Алексей Ананьев, председатель консультативного совета ГК „Техносерв“. — Если бизнес клиента не развивается, а стагнирует или сокращается, то он тратит ИТ-бюджет на поддержку существующих критичных для него решений и оптимизацию производственной деятельности, а не на ИТ-решения для развития бизнеса, что негативно сказывается на рынке и на спросе на интеграционные предложения. Если же экономика страны будет развиваться, насыщение рынка никогда не наступит».

В компании TEGRUS уверены, что особенно негативное влияние на ИТ-рынок в этом году оказало снижение курса рубля и неопределенность с дальнейшими перспективами экономического развития. «Еще одним фактором стала „война санкций“, из-за которой заказчики потеряли уверенность в своевременности отгрузки американского и европейского оборудования. Это повлекло за собой сокращение заказов такой продукции и перенос реализации крупных проектов на более поздние сроки. Другая, не менее важная причина заключается в снижении темпов роста российских компаний, что повлекло за собой сокращение их ИТ-бюджетов и отказ от реализации ряда запланированных ранее проектов», — добавляет Татьяна Орлова.

Как отмечает Николай Афанасьев, коммерческий директор компании «Гелиос Дата», российский ИТ-рынок держится на «трех китах» — госсектор, банки и нефтянка: «Четвертый, дополнительный „кит“, ритейл. Негативное влияние кризиса, свойственное данным сегментам, также отражается на ИТ-рынке. Госсектор будет экономить бюджеты, следовательно, сократятся ИТ-закупки в госкомпаниях». Нефтяная промышленность, по его мнению, в нашей стране пострадает все-таки меньше остальных отраслей, хотя санкции действуют и на нее: «Деньги будут вливаться, поэтому что-то поступит и в ИТ-заказы. В банковской отрасли отчетливо заметно падение рубля, влияние международных санкций. Также падает покупательная способность населения, что существенно сказывается на ритейле. Таким образом, ИТ-расходы сокращаются во всех перечисленных отраслях».

«В условиях необходимости повышения эффективности и снижения размеров бюджетов ИТ-рынок не может продолжать развитие былыми темпами. Требования повышения эффективности от вложенных средств, возврата инвестиций — ROI, будут выдвигаться клиентами повсеместно. Каждый ИТ-проект будет рассматриваться с точки зрения возврата вложенных средств, — уверен Илья Пантелеев (TOPS Consulting). — Те проекты, те интеграторы, которые готовы рассматривать свой бизнес через призму успеха клиентов, — смогут развиваться, доля проектов, не принимающих во внимание повышение эффективности бизнеса заказчиков, отомрет». В итоге, по его мнению, в среднесрочной перспективе ИТ-рынок продолжит падение, но качество проектов повысится.

По мнению Дмитрия Ведева («АйТи»), наиболее серьезные угрозы связаны с непростым положением российских потребителей: «Это относится и к крупному корпоративному сектору, и к СМБ, и к домохозяйствам. Для корпоративного сектора это сокращение/стагнация выручки, удорожание кредитов, прямые санкции со стороны западных стран, возможное повышение налоговой нагрузки. Для „частников“ — снижение реальных доходов и уже достигшая опасных уровней закредитованность населения».

«Серьезная волатильность на финансовых рынках (даже не сама девальвация, а непредсказуемость состояния экономической среды из-за скачков курса) заставляет компании откладывать принятие решений о крупных инвестициях в ИТ. Кроме того, резкое удорожание кредитов также не способствует тому, чтобы компании увеличивали капитальные вложения в софт и „железо“, — считает Антон Чехонин (НОРБИТ). — Кризис в банковском секторе заставляет даже финансово устойчивые банки осторожничать в принятии решений о модернизации своих ИТ-систем. Поскольку оборудование и часть ПО к нам поставляется из-за рубежа, то все это мгновенно подорожало на 35-40%, причем производители лишь отчасти готовы компенсировать рост цен своими скидками».

Григорий Шевченко («Открытые Технологии») среди наиболее негативных факторов выделяет нестабильность финансового рынка, которая снизила платежеспособность многих заказчиков и серьезно осложнила жизнь ИТ-компаниям. «Угроза ограничения поставок высокотехнологичного ИТ-оборудования также внесла негативные коррективы в планы возможного развития ИТ-систем многих заказчиков», — добавляет он.

Как изменится ИТ-рынок?

Каких перемен можно ожидать на российском ИТ-рынке в 2015 г.? Может ли его ландшафт кардинально измениться?

«Сложный экономический и политический период не означает резкого снижения ИТ-активности. Конечно, объективно становится меньше крупных проектов, но участники ИТ-рынка переключатся на средние и малые внедрения», — говорит Василий Селюминов, исполнительный директор компании Landata.

Юрий Корюкин, генеральный директор компании «ABBYY Россия», считает, что в непростые для экономики времена ИТ-рынок всегда меняется, но вряд эти изменения будут кардинальными: «Очевидно, усилится конкуренция, скорее всего, станет другой пропорция между новыми проектами и развитием существующих в пользу вторых. Большинство игроков ИТ-рынка — закаленные команды, готовые к разным испытаниям. Конечно, одни в непростые времена проявят больше гибкости, а другие отреагируют чуть медленнее. Время покажет».

По мнению Всеволода Иванова (InfoWatch), стоит ожидать еще большего сокращения бюджетов заказчиков, «ИТ будут финансироваться по крайне остаточному принципу». «Однако информационной безопасности это не коснется, поскольку ИБ-решения помогают сокращать издержки, и вследствие этого бюджеты на нее увеличатся», — добавляет он.

«Сложно ожидать кардинальных изменений, даже несмотря на активное желание государства замещать импортное ПО, — считает Гайдар Магдануров (Acronis). — Потребуется много времени, чтобы в инфраструктуре заказчиков появилось больше локальных разработок, а подрядчики по внедрению перестроились на новые решения. Пожалуй, 2015 г. станет годом активной перестройки спроса на ИТ-продукты, поскольку государство остается крупнейшим заказчиком в России, и требования госкомпаний будут связаны с импортозамещением».

В ГК Optima предполагают, что с рынка могут уйти мелкие игроки, при этом некоторые из них просто сольются с крупными. «Тех разработчиков решений и оборудования, которые предложат наиболее востребованные на рынке продукты, купят крупные холдинги, готовые предоставить им не только производственную базу, но и финансовые ресурсы, а также заказы на эту продукцию», — уверен Валерий Шандалов.

С этим соглашается и Антон Чехонин (НОРБИТ): «Сильные, опытные и устойчивые ИТ-компании станут больше за счет слабых конкурентов. Произойдет передел рынка с уходом или поглощением финансово неустойчивых, недиверсифицированных игроков».

При этом рынок кардинально не изменится, уверен Сергей Минаев (X-Com): «Те, которые сейчас на вершине различных рейтингов ИТ-компаний, там и останутся. Но многие средние игроки сильно потеряют свои рыночные позиции или закроются».

Невеселый прогноз дает Владимир Пискунов, вице-президент «Аквариуса» по коммерческой деятельности : «Компании или холдинги укрупнятся, часть уйдет на другие рынки, часть мутирует, многие погибнут».

«Опять произойдет „оздоровление“ рынка, и те, которые в очередной раз расслабились, не задумываясь об оптимизации бизнеса, могут серьезно пострадать, — предупреждает Андрей Смирнов (USN Computers). — Особенно это касается ритейла, где ситуация в связи с падением спроса очень сложная. Причем она еще не достигла апогея — потребители, у кого есть деньги, сейчас их активно тратят, покупая товары по текущим ценам. После новогодних каникул, когда ценники обновятся, рознице придется очень туго».

В ГК «Астерос» прогнозируют, что «рыночный ландшафт в ближайшие пару лет сильно изменится». «Пережив все кризисные виражи прошлых лет, мы вновь вынуждены пройти проверку на прочность. Причем внутриэкономические проблемы России существенно осложнены внешнеэкономическими, которые, по отдельным прогнозам, могут довести страну до такой крайности, как экономическая изоляция, — это, пожалуй, впервые, — говорит Юрий Бяков. — Обострение отношений с Западом и США, приведшее к введению против нас различного рода санкций, а также наши контрмеры, в итоге обнажили глобальное производственное отставание России, в том числе в ИКТ. Быстро наверстать упущенное вряд ли возможно, по крайней мере везде. Но стремиться к этому необходимо. Поэтому я считаю, что в результате на нашем рынке должна увеличиться доля по-настоящему современных и гибких компаний».

Иван Мелехин, технический директор компании «Информзащита», считает, что кардинальные изменения могут произойти в среде компаний, нацеленных на обслуживание одного-двух крупных заказчиков или созданных под один крупный проект: «В случае существенного сокращения финансирования для таких компаний могут наступить очень тяжелые времена. Для ориентированных на разные рынки и разные сегменты кардинальных изменений быть не должно. Возможно, рост сменится стабильностью или небольшим падением». Он также отмечает, что уже сейчас пошла волна сокращения штатов: «Так что, возможно, в 2015 г. мы увидим существенные изменения на рынке персонала».

«Не думаю, что рыночный ландшафт претерпит существенные изменения, — говорит Галина Козырева (Ricoh Rus). — Большинство игроков уже сталкивались с подобными кризисными явлениями, некоторые даже не один раз. Кстати, именно опыт может стать одним из тех факторов, благодаря которым ИТ-компании пройдут через этот кризисный легче, чем в 2009 г.».

Серьезных изменений не ожидают и в представительстве Panasonic. По мнению Масато Накамура, «рынок развивается планомерно и прогнозируемо»: «Возможно, снизятся темпы роста, выручки, будут меняться стратегии компаний, поиск решений — не более того. Системных изменений мы не ожидаем. Российский рынок сохранит свое значение для международных корпораций».

«Тяжелое время для прогнозов, они сейчас все больше похожи на предсказания или задачу с большим количеством „если“. Все зависит от продолжительности срока действия санкций и последовательности шагов государства, направленных на развитиие собственного производства, — считает Константин Ермаков (Powercom). — Если первое затянется, а второе ускорится и примет понятные очертания, то да, ландшафт может измениться кардинально».

Не ждут серьезных перемен в компании TEGRUS. «В госсекторе продолжится реализация проектов по информатизации органов власти и обеспечению доступа граждан к электронным госуслугам. Курс на импортозамещение, взятый правительством, откроет новые возможности для развития отечественных производителей и поставщиков ПО, — считает Татьяна Орлова. — Заказчики, скорее всего, будут вынуждены экономить на внедрении новых ИТ-решений, сфокусировав усилия на поддержке действующих. В связи с этим мы ожидаем роста доли сервисной составляющей в обороте компании и сохранения текущей динамики продаж ПО».

Александр Рубанов, генеральный директор компании Develonica (входит в ГК Softline), не исключает, что на наш рынок выйдут новые «мировые бренды»: «Если не будет жестких ограничений, мешающих этим компаниям работать, они появятся. Находясь в тренде импортозамещения, доля рынка, приходящаяся на сферу российской разработки, будет расти, но без какого-либо присутствия мировых производителей ПО, я думаю, не обойтись».

В ГК «АйТи» уверены, что сегмент ИТ-рынка, связанный с корпоративными поставками, будет сжиматься. Одновременно станет сокращаться и та часть сервисного бизнеса, которая тесно связана с внедрением новых систем, — внедренческий консалтинг, обучение специалистов и пр. «В то же время в сложные времена можно ожидать достаточно стабильного положения сегмента, связанного с операционной поддержкой и сопровождением существующих информационных систем. Информационные технологии стали критическим элементом функционирования предприятий и организаций, поэтому на поддержку ИТ будут выделяться необходимые бюджеты», — добавляет Дмитрий Ведев.

По мнению Николая Афанасьева («Гелиос Дата»), направление перемен очевидно: «Сейчас весь бизнес ориентирован на сокращение затрат. Как показал кризис 2008 г., сервис, аутсорсинг и другие услуги, которые позволяют пересмотреть затраты, будут расти или падать меньше остальных. А проекты с высокой инвестиционной составляющей, скорее всего, приостановятся под влиянием внешних факторов. Уже сейчас видно смещение заказов в сторону аутсорсинга».

Борису Бобровникову хотелось бы, чтобы ИТ-рынок кардинально изменился, но для этого требуется время. Он считает, что все больше проектов будут прорабатываться совместно не только с заказчиками, но и с финансистами: «Я имею в виду инфраструктурные проекты, которые заказчик получает как аренду, как услугу. Например, так, как мы делаем для „М.Видео“. В 340 магазинах обрабатывается примерно 50 тыс. страниц документов на инфраструктуре, которую по их ТЗ создал КРОК, с помощью софта, который КРОК создал и внедрил. В рамках полностью проработанного нашими специалистами решения заказчик получает от нашей компании полную услугу поддержки электронного архива бухгалтерских документов». Борис Бобровников вспоминает и прошлый кризис, когда российский банк из первой двадцатки «за неделю снял со своего баланса ИТ-подразделение и перевел его в КРОК»: «А мы уже разбирались с его эффективностью как аутсорсера. Думаю, что таких примеров станет больше. Может, это будут какие-то проектные команды, не обязательно всё ИТ-подразделение. Я исхожу из того, что новые схемы работы для ИТ-рынка будут базироваться именно на взаимодействии с финансистами».

В «Лаборатории Касперского» рассчитывают, что наметившийся тренд на импортозамещение в ИТ-индустрии окажет благоприятное воздействие влияние на отрасль. «С одной стороны, переход на существующие российские решения (которые, кстати, достаточно широко представлены во многих сегментах: операционные системы и офисные приложения, бухгалтерские, учетные, инженерные, геоинформационные, телекоммуникационные системы, системы проектирования и информационной безопасности и многие другие) позволит сократить зависимость от иностранного ПО, а также существенно повысить уровень безопасности государственных информационных систем, — говорит Сергей Земков. — С другой стороны, при наличии госзаказа (хотя бы четкого формирования потребности) на определенное ПО и элементную базу российские компании получат серьезный стимул для развития и создания востребованных решений». Он подчеркивает, что при этом очень важна поддержка государством экспорта российских продуктов на другие рынки, прежде всего в страны Латинской Америки, Ближнего Востока и Африки, а также в Азию: «Рыночные возможности (а главное —потребности) этих стран существенно превосходят рынок России. Но для этого необходимы значительные изменения в налоговой и таможенной сферах».

Григорий Шевченко («Открытые Технологии») считает, что реальные перемены будут зависеть от развития ситуации с санкциями в финансах и в ИТ: «Ориентация на Китай (в случае ухудшения санкций) может оказаться лишь временным спасением, и то далеко не для всех. Наверное, некоторые игроки разорятся и уйдут с рынка. По крайней мере те, которые еще не до конца оправились после кризиса 2009 г.».

Андрей Кишкурно («Эр-Стайл») говорит о двух сценариях — позитивном, который позволяет надеяться, что хуже уже не будет, и негативном —будет еще хуже. «Если иностранные вендоры начнут уходить с рынка из-за санкций, придется в большей степени ориентироваться на российско-китайские разработки. И те компании, бизнес которых построен на продуктах крупных западных вендоров, таких как SAP или Oracle, больше не смогут сохранять конкурентоспособность, — считает он. — Скорее всего, их переориентация на других вендоров будет происходить очень болезненно, тем более что последние два года не были лучшими для российского ИТ-рынка, и финансовые резервы большинства организаций истощились».

«Времена не выбирают...»

Каковы прогнозы игроков на 2015 г.? Какие шаги предпринимаются ими для поддержки своего бизнеса в условиях падающего рынка?

Представительство Powercom осторожно в прогнозах, но, по словам Константина Ермакова, готово к любому сценарию развития событий: «Наши планы неизменны — дальнейшая модернизация продуктовой линейки. Мы отчетливо понимаем, что конкурентная борьба будет только усиливаться». Он подчеркивает, что одна из главных задач — сохранение и развитие каналов продаж: «Мы перевели свое планирование на более короткие интервалы, и это помогает держать руку на пульсе, не перегружать склады дистрибьюторов и партнеров, минимизировать риски и издержки».

Компания Ricoh Rus прогнозирует в следующем году сохранение объемов продаж 2014 г. или небольшой рост. «Любой из вариантов, как мы считаем, должен укрепить позиции Ricoh на падающем рынке», — подчеркивает Галина Козырева. Она видит хорошие перспективы развития направления услуг: покопийных контрактов, в том числе на базе аренды оборудования, услуг по управлению инфраструктурой печати MPS: «Эти сервисы позволяют снизить затраты на печать в среднем на 20–40%, а заказчики в условиях сложной ситуации наверняка захотят максимально сократить операционные расходы».

Как сообщает Масато Накамура, Panasonic в России активно продвигает решения для В2В-сектора, особенно в таких направлениях, как образование и культура, транспорт, спорт. «Уверен, что контакты с нашими заказчиками будут лишь укрепляться. В наших ближайших планах — расширение партнерства с Фондом „Сколково“ и, возможно, открытие на территории технопарка центра разработок и исследований Panasonic. В настоящее время мы поддерживаем сразу несколько стартапов, которые занимаются разработками в области энергосбережения и энергоэффективности, и уверены в успешной реализации этих проектов». По его словам, вендор готов предлагать заказчикам «наиболее актуальные и конкурентоспособные решения»: «Например, мы зафиксировали цены в рублях на все оборудование Panasonic, участвующее в образовательных тендерах и конкурсах. Кроме того, с 2015 г. мы планируем начать активную разработку и внедрение обучающих программ по работе на multi-touch-интерактивных дисплеях, которые являются наиболее перспективным решением для современного образовательного процесса».

Компания USN Computers, по словам Андрея Смирнова, к началу кризиса подошла достаточно подготовленной «с точки зрения оптимизации бизнес-процессов»: «Мы сократили издержки и загрузили производство на всю первую половину 2015 г. Так что на этот период мы четко понимаем, что нам делать для сохранения рентабельности бизнеса. Что касается планов на вторую половину следующего года, то с ними все будет понятно к началу весны. Но настрой у нас оптимистичный — мы хорошо пережили кризис 2008 г., надеемся, что и сейчас выйдем из непростой ситуации с минимальными потерями». Он сообщает, что компания диверсифицировала бизнес, открыв новые продуктовые направления — бытовая техника, потребительская электроника, товары для офиса, различные гаджеты, навигационные устройства и т. д.: «Тем самым мы нивелировали падение спроса на некоторые линейки оборудования». В традиционном для USN Computers сегменте производства компьютерной техники сделана ставка на выпуск и продвижение высокопроизводительных рабочих станций для 3D-проектирования, а также мощных игровых настольных систем для профессиональных геймеров. «Также мы активно двигаемся в сторону коробочных решений на базе планшетных ПК и наращиваем экспертизу в области сервиса», — добавляет Андрей Смирнов.

«Аквариус» ставит перед собой задачу сохранить позиции на рынке. «В первую очередь задействуются финансовые инструменты уменьшения рисков. Внутренние инвестиции перемещаются в перспективные направления, спрос на которые или есть, или будет наиболее стабилен и длителен, снижаются и оптимизируются издержки. Развивается собственное производство, т. к. это хороший стабилизирующий фактор во время кризиса», — поясняет Владимир Пискунов.

Руководство компании InfoWatch планирует впечатляющий рост — на 50–100%. «Наш бизнес —ИТ-безопасность, противодействие внутренним угрозам, воровству, утечкам информации, мошенничеству. А бизнесу не нужно объяснять, что все эти явления в кризис расцветают пышным цветом. Снижение доходов людей, сокращения и недовольство персонала — все это благодатная почва для различных неправомерных действий сотрудников», — отмечает Всеволод Иванов.

По мнению Сергея Земкова, в целом российский ИТ-рынок не вырастет, при этом ряд направлений (таких как информационная безопасность) может показать небольшую положительную динамику при условии, что положение дел в экономике существенно не ухудшится: «Если все-таки ситуация изменится, то о небольшом росте даже в сегменте ИБ придется забыть». Он напоминает, что «Лаборатория Касперского» продает свои продукты по всему миру, и на Россию приходится немногим более пятой части всех продаж: «Во многом такая структура бизнеса позволяет нам более спокойно переживать экономические трудности в стране. Но при этом у нас как у российской компании вся разработка и основная часть сотрудников находится в Москве. Поэтому мы также оптимизируем расходы, пересматриваем кадровую стратегию». Он подчеркивает, что основные усилия направлены на поддержку партнеров: «Прежде всего это обучение основным и новым продуктам и сервисам, помощь при работе с клиентами, маркетинговая поддержка и мотивационные программы. Мы ведем активную работу с потребителями и заказчиками (в том числе и по теме импортозамещения) по продвижению новых продуктов, освоению новых для нас ниш. В текущих условиях есть реальная возможность существенно потеснить конкурентов (в основном это иностранные компании) в традиционно сильных для них сегментах (защита от DDoS-атак, защита виртуальных сред, MobileDeviceManagement, DLP-системы, системы шифрования)».

В компании Acronis уверены, что ее бизнес будет стабильно расти. «Решения по резервному копированию, восстановлению после сбоев, хранению и доступу к данным становятся все более востребованными с ростом важности и объемов данных, — утверждает Гайдар Магдануров. — Мы существенно обновили рыночную стратегию, вносим изменения в партнерскую программу, уменьшили циклы выпуска новых версий продуктов». По его словам, Acronis выстраивает долгосрочные отношения с партнерами и заказчиками и предлагает гибкие решения под конкретные задачи: «Сейчас заказчикам важны экономически оправданные решения, которые позволят получить выгоду от инфраструктурных инвестиций в ближайшее время. На них мы и делаем ставку. Например, большим спросом пользуется облачное решение для резервного копирования и восстановления после сбоев AcronisBackup-as-a-Service: этот продукт позволяет заказчикам существенно сократить расходы на поддержку и обслуживание систем резервного копирования и хранения данных. Предлагая заказчикам эффективные решения, мы продолжаем развиваться всем кризисам назло».

Как сообщает Леонид Аникин, руководитель направления облачной инфраструктуры ГК Softline, группа компаний активно инвестирует средства в развитие собственной инфраструктуры: «В этом году уже открыли три дополнительные региональные площадки с нашими облаками и до конца финансового года откроем еще три только в России. Softline — один из крупнейших партнеров Microsoft и Amazon в России, и мы готовы продвигать их решения на нашем рынке».

Руководство компании КРОК исходит из негативного сценария развития экономики. «Объемы вычислительного „железо“, которое много лет составляло основу нашего бизнеса, снижаются и будут снижаться. Впрочем, спрос на флэш-память растет. И прекрасная альтернатива закупок „железа“ — аутсорсинговые ЦОДы КРОК с очень серьезной „инженеркой“, виртуальный дата-центр. В связи с этим я жду роста продаж вычислительных услуг. Впрочем, услуг вообще, — говорит Борис Бобровников. — У нас отличные компетенции в области оптимизации хранения данных, сетей, информационной безопасности, что всегда растет в кризис, быстро внедряемых систем бизнес-аналитики, без чего сейчас совсем не обойтись, систем автоматизации логистики и оптимизации цепочек поставок, что точно придется оптимизировать заказчикам». Он подчеркивает, что команда КРОК научилась быстро реагировать на перемены: «Мы не ждем какого-то резкого изменения ситуации, оптимизируем, подстраиваем бизнес под новые условия в режиме онлайн. Собственно говоря, наше активное наращивание компетенций в услугах, аутсорсинге инфраструктуры, всяческих решений по оптимизации, наши ЦОДы и облака — это и есть необходимые шаги».

ГК X-Com со «сдержанным оптимизмом» смотрит на перспективы следующего года, прогнозируя «рост на единицы процентов». «Мы активно развиваем направления, где больше услуг и сервиса. Еще больше боремся за качество обслуживания клиентов. Добавляем продуктовые линейки, которые ранее у нас либо отсутствовали, либо были представлены слабо. Продолжаем прирастать компетенциями. Тщательнее работаем с расходной составляющей», — говорит Сергей Минаев.

«Исходя из объема контрактования, которым мы сейчас располагаем, есть основания для позитивной оценки развития ГК „Астерос“ в 2015 г., — утверждает Юрий Бяков. — Сейчас применимы все „антикризисные“ уроки, извлеченные нами из прошлого опыта». Среди «новых» мер он называет сделку с ВТБ-Факторинг. «По сути „Астерос“ впервые в России использовал для продажи лицензий на софт факторинговую схему. Она позволила нам дать клиенту отсрочку платежа, но получить деньги за товар сразу, — говорит Юрий Бяков. — В данном случае речь идет о продаже лицензий на ПО для управления базами данных, для работы с Большими данными и для управления доступом пользователей и идентификацией. Нам эта сделка позволила получить „живые“ деньги сразу, что важно не только для увеличения операционного капитала, но и для улучшения структуры баланса».

ГК «АйТи» планирует на 2015 г. бизнес «с учетом всех рисков». «У нас есть достаточно серьезный портфель собственных разработок — HRM система БОСС-Кадровик, семейство мультиплатформенных ЕСМ-продуктов Логика ЕСМ, отраслевые решения АйТи-Ойл, АйТи-АИ (автоматическая инвентаризация), мобильное рабочее место MobileSputnik и многие другие. Так что как российский вендор мы активно работаем на импортозамещение, — говорит Дмитрий Ведев. — Идет работа и по освоению зарубежных рынков, в том числе и по продвижению по сути уникального в мировой индустрии продукта MobileSputnik, который весьма интересует крупных зарубежных заказчиков».

«Гелиос Дата» как сервисная компания смотрит на состояние своего бизнеса с оптимизмом. «Сервис и аутсорсинг, направленные именно на сокращение затрат, останутся востребованными и актуальными. Есть надежда, что сильного падения спроса не произойдет. Мы продолжим наращивать клиентскую базу и расширять список проектов. В условиях кризиса мы планомерно инвестируем в производственную базу с тем, чтобы стать ведущим игроком на рынке территориально-распределенного аутсорсинга», — поясняет Николай Афанасьев. Он уверен — это довольно большая и перспективная ниша: «Мы вкладываем ресурсы в регионы, в управление контрактами, т. е. выстраиваем свою систему, методологию, нанимаем лучших людей на рынке, обучаем персонал в компании, чтобы быть уверенными в том, что предлагаем для нашего целевого сегмента, для заказчика лучший на рынке сервис. Таким образом, мы рассчитываем на продолжение роста бизнеса компании в 2015 г.».

«НОРБИТ планирует умеренный рост в пределах 10% за счет тех решений, где мы традиционно сильны: СRМ, портальные решения, системы для бюджетирования и управления ресурсами предприятия — т. е. то, что поможет нашим клиентам повысить эффективность ведения бизнеса в непростое время. Среди секторов экономики, на которые мы делаем ставку в следующем году, я бы выделил сетевую розничную торговлю, банки и госсектор, — говорит Антон Чехонин. — Мы внимательно следим за эффективностью (чему нас научил прошлый кризис) и безжалостно режем затраты, которые не работают на прибыль компании. Причем делаем это фактически на ежедневной основе: придуманная нами и внедренная система управления проектами позволяет смотреть за темпом каждого проекта в реальном времени, вовремя сигнализируя о проблемах».

По словам Григория Шевченко, компания «Открытые Технологии» планирует увеличить обороты по сравнению с 2014 г.: «Можно сказать, что ситуация на рынке просто не оставляет нам другого выбора». Он подчеркивает, что особое внимание уделяется работе в тех отраслях, «которые лучше других будут финансироваться в следующем году»: «Мы понимаем, что надеяться мы можем только на самих себя. Богатого спонсора или материнской компании у нас нет. Поэтому мы усиленно работаем и, как можем, облегчаем жизнь нашим сейлам, снижая административное давление и улучшая их мотивацию».

«В ближайшей перспективе залогом успешного бизнеса „Техносерва“ на сжимающемся ИТ-рынке станет все то, что мы можем делать самостоятельно: оказывать сервисные услуги и развивать собственные решения и программные продукты, которые приносят нужную для развития маржинальность», — говорит Алексей Ананьев. Он поясняет, что для реализации первой цели год назад был создан департамент сервиса и аутсорсинга: «Это позволило существенно укрепить позиции „Техносерва“ на этом рынке, демонстрирующем более чем 20%-ный рост ежегодно. Уже в этом году, по данным аналитического отчета TAdviser „Крупнейшие поставщики ИТ-сервисов и ИТ-аутсорсинга в России“, „Техносерв“ занял первое место этого рейтинга, и это неслучайно. За 8 месяцев 2014 г. мы более чем на 50% увеличили выручку по аутсорсинговым проектам в госсекторе». Второе направление — развитие собственных нишевых технологических предложений, максимально ориентированных на отраслевые потребности бизнеса заказчиков. «Сфокусировавшись на росте технической экспертизы и двух стратегических направлениях (сервисе и собственных прикладных решениях), „Техносерв“ сможет усилить свои позиции у подавляющего большинства своих заказчиков, — уверен Алексей Ананьев. — Нужно понимать, что сегодня в проектах для любой сферы бизнеса впереди идет приложение, конкретное решение либо то сервисное предложение, с которым „Техносерв“ выигрывает у конкурентов. Все остальное — это просто платформа, которая малоинтересна в разрезе развития бизнеса заказчиков».

Руководство компании «Эр-Стайл» сообщает, что «в работе много проектов в различных отраслях». «Мы внедряем узкоспециализированные решения в нефтегазовой отрасли, в энергетике, розничной торговле, страховых компаниях, банках и других вертикалях. Заказчики не планируют отказываться от подобных проектов, и основные их этапы будут реализованы в 2015 г., — утверждает Андрей Кишкурно. — Да, по данным контрактам получим меньшую маржу, чем планировалось. Наша компания начала реализацию антикризисных мер еще три года назад, и мы были готовы к экономическому спаду». По его словам, ведется работа над повышением эффективности, оптимизируется «взаимодействие с внешней средой: финансовыми организациями, вендорами»: «Помимо этого мы постоянно реформируем неэффективные подразделения, но надо сказать, не делаем сейчас ничего особенного, по сравнению с теми процессами, которые начались год-два назад. Практика показала, что стратегия оптимизации компании оказалась на редкость удачной, и влияние среды было не столь критичным, как для многих наших конкурентов». Андрей Кишкурно напоминает, что компания существует 23 года и уже прошла через все кризисы российской экономики: «Можно сказать, что у нас имеются разные редакции антикризисных мер. Мы будем спокойно адаптироваться к новым условиям и снова найдем наиболее интересные ниши на рынке».

ГК Optima в следующем году исполнится 25 лет. «В наступающем юбилейном году, как, впрочем, и всегда, мы будем развивать имеющиеся компетенции и приобретать новые, производить оборудование и выводить на рынок разработки. Мы рассматриваем нефтегазовую и транспортную отрасли как приоритетные рынки для Группы Optima на 2015 г.», — говорит Валерий Шандалов. По его словам, в условиях падающего рынка Optima должна сохранить коллектив и уникальные компетенции, а также финансировать сложные проекты: «Ради сохранения этого мы беремся даже за низкомаржинальные проекты. Такова наша кризисная тактика. Есть еще и кризисная стратегия. Она заключается в привлечении средств на реализацию долгосрочных проектов по схеме энергосервисных контрактов. Конечно, сегодня не лучшее время для долгосрочного проектного финансирования, но здесь многое зависит от самих проектов: если они рентабельны и эта рентабельность хорошо просчитывается, то, в принципе, деньги найдутся. И такой опыт у нас есть».

«Конечно, в кризис можно затаиться и ничего не делать, ожидая лучших времен, или смело бежать вперед, наращивая долю рынка. Думаю, истина лежит где-то посередине, — говорит Василий Селюминов. — Просто сидеть и заниматься оптимизацией нельзя, иначе вы рискуете оказаться на обочине. В то же время втягиваться в авантюры и стараться любой ценой увеличить долю рынка тоже не стоит. Надо искать здоровый компромисс с существующими возможностями и своим позиционированием». По его словам, в кризисных ситуациях дистрибьюторскому бизнесу Landata всегда помогала правильно выбранная продуктовая политика: «Вот и на этот раз мы довольно уверенно себя чувствуем, имея в своем портфеле сбалансированный и качественный набор продуктов разных вендоров — как западных, так и восточных».

«Для нас очевидно, что рынок не упадет до нуля — без создания и развития ИТ-инфраструктуры экономика жить не может, — подчеркивает Василий Селюминов. — Поэтому новые проекты в любом случае будут появляться, а шансы имеют все компании. На мой взгляд, в кризис полезно проявлять здоровый консерватизм, все тщательно просчитывать, но при этом сохранять определенную склонность к риску».

Центральный федеральный округ