In English

ИТ-бизнес и наука о взаимосвязи экспортного потенциала и импортозамещения

10.07.2014, Звонарева Ольга
Издание: PC Week
Импортозамещение в сфере ИКТ рискует остаться на уровне дискуссий, пока волей властей (при непосредственном участии ИКТ-бизнеса) не появится реальная стратегия развития российской ИКТ-индустрии. К такому общему мнению пришли участники июньской конференции «Стратегическая независимость государственных и корпоративных информационных сиcтем. Импортозамещение в сфере ИКТ». Об этом много говорилось в рамках пленарного заседания (см. «Импортозамещение в сфере ИКТ: политика государства, предложения ИТ-сообщества. Часть 1Часть 2 и Часть 3») и пленарной дискуссии. Для полноты картины представим мнения по данной проблеме участников секционного заседания конференции.

«Будучи инструментом разумного протекционизма, импортозамещение подразумевает достижение, в первую очередь, экономического эффекта», — полагает Сергей Орлик, директор Центра корпоративной мобильности и генеральный директор «МобилитиЛаб» (ГК «АйТи»). По его словам, важно, чтобы поддержка государства позволила российскому производителю развиваться быстрее, мощнее и при этом не только в России, но и за рубежом: «Ведь экспансия на зарубежные рынки — это не только приток денег в страну. Это возможность создавать более эффективное ПО и делать это быстрее, чем сейчас».

Однако компаний, добившихся ощутимого успеха на внешних рынках, совсем не много. «Чтобы их перечислить, обычно хватает пальцев двух рук. При этом сохраняется устойчивое мнение о том, что все создаваемое у нас — это очередные „жигули“, — посетовал г-н Орлик. — Тем не менее, даже столь невеликий список успешно развивающихся на мировом рынке российских ИТ-компаний говорит о том, что в России умеют создавать успешные продукты. И не только как единичный проект, но и как тиражное решение».

По его мнению, для развития сферы российских разработок стоит «идти от новых областей их применения»: «Так было с космической техникой. Возникла новая область, была разработана „математика“, и мы в этой области оказались первыми. Как и в вооружении, и в добыче нефти».

Еще одной очень важной составляющей политики импортозамещения является безопасность и бесперебойная работа импортного ПО. «Драйвером импортозамещения является не только экономический рост, но и риски, связанные с информационной безопасностью, которые должны предотвращаться соответствующим комплексом мер. Такими мерами должны стать создание реестра отечественного ПО и внедрение тиражных решений, разработанных на территории страны, аккредитованных или исследованных в соответствии с законами РФ», — полагает г-н Орлик.

Однако столь нужного реестра, о котором говорят уже несколько лет, до сих пор нет. «Речь идет не о реестре абстрактных алгоритмов и программ и зарегистрированных торговых марок продуктов, а об абсолютно конкретном тиражном ПО, которое поддерживаемо, внедряемо и широко применяется. С его помощью можно было бы очень просто решать задачу протекционизма — приоритет отдаётся программному обеспечению, внесенному в реестр», — отметил г-н Орлик.

Несколько иную точку зрения высказывает Сергей Бобков, заместитель директора НИИ системных исследований РАН: «Поскольку ресурсы ограничены, с моей точки зрения, нужно „плясать“ не от создания реестра, а от важнейших государственных задач, которые нужно решать. Только понимая, в чем эти задачи заключаются, можно формировать комплексные целевые программы под их решение. В каждой из таких госпрограмм должна быть определена ведущая организация, которая сможет привлекать к работе компании и вузы. Но главное все-таки — поднять производство в стране, а для этого нужна воля государства, которой нет».

По сути, эти слова г-на Бобкова, видимо, можно воспринимать как призыв воспользоваться широко практиковавшимся в СССР опытом решения сложных технических задач, когда государством назначалось ответственное за достижение результата головное предприятие, вокруг которого формировалась экосистема субподрядчиков. Однако насколько применим этот опыт в нынешних условиях, когда, с одной стороны, имеет место глобализация мировых процессов, в том числе в технической сфере, а с другой, можно констатировать, что существовавший когда-то в стране институт головных предприятий по различным тематическим направлениям фактически разрушен?

Так, Сергей Разумовский, исполнительный директор компании RAIDIX, признавая важность выделения на государственном уровне приоритетных областей для импортозамещения и финансирования необходимых для этого разработок, в то же время предупреждает: «Потратив миллиарды на то, что давно существует на западном рынке и что в настоящий момент используем сами, никакой пользы мы не получим. Кроме того, понятно, что контракты на создание таких систем получат государственные ИТ-монополисты. С тем же успехом можно обозначить проблему в каких-то конкретных областях органов госвласти и выделить им деньги на решение этой проблемы. Поэтому, на мой взгляд, разумнее оказывать поддержку отечественным продуктам, успешно зарекомендовавшим себя на мировом рынке, потому как в случае, когда решение конкурентоспособно на мировом рынке, ему легче найти применение и на отечественном».

Вопрос, однако, в том, как обеспечить рост числа таких продуктов. Вследствие изначального преобладания на российском рынке западных решений выручка от продаж отечественных продуктов ничтожна и не позволяет осуществить необходимые инвестиции в производство и маркетинг. «Создать конкурентоспособный продукт для отечественного и мирового рынков сегодня очень сложно, — считает Владимир Андреев, президент компании „ДоксВижн“. — Даже если он будет идеальным, войти с ним в крупные российские компании крайне сложно. Прежде всего потому, что продажи обеспечивает маркетинг, а это предполагает инвестиции, на которые у нас нет ресурсов. Кроме того, вероятность неуспеха внедрения продукта на отечественном рынке очень велика — от 30 до 50%».

Тем не менее, по его мнению, шансы у российских компаний все же есть, и обусловлены они, в первую очередь, локальной спецификой. «Во-первых, в российском управлении есть определённые традиции делопроизводства, которые западные поставщики не реализуют в „коробке“, — отмечает г-н Андреев. — Во-вторых, наши требования в области безопасности предполагают применение своей криптографии. К этому нужно добавить, что отечественные продукты легче сертифицировать, чем западные, и мы быстрее западных вендоров адаптируемся к изменениям действующих в стране нормативных требований. К тому же для западных поставщиков Россия — это периферийный рынок, на который выходят только крупные компании. Все это дает определенные шансы российским фирмам».

К преимуществам отечественных решений, по словам г-на Андреева, нужно отнести полное депонирование кода, чего нет в западных системах; доступность вендора, что очень важно для пользователя, у которого зачастую возникают требования по доработке внедренной системы; возможность получения техподдержки и доступа к ресурсам разработчика. Кроме того, отечественные продукты существенно дешевле западных, стоимость которых завышена с учетом инвестиций в маркетинг. «Затраты российских потребителей на ПО могли бы быть значительно ниже, если бы вместо западных решений они выбирали российские, — уверен г-н Андреев. — Во многом это коррупционная проблема. И если бы ее удалось решить, было бы значительно легче решить вопрос и с созданием реестра национального софта».


Центральный федеральный округ