In English

Архитектурный тупик и выходы из него

11.03.2014, Яппаров Тагир

Архитектурный тупик и выходы из него
Хотя российскому ИТ-рынку более двадцати лет, до сих пор можно, и довольно часто, услышать от клиентов: интеграторы не понимают, что нам нужно. Предлагают то, что у них есть, а на реальные потребности бизнеса не реагируют. Этим, например, часто объясняют необходимость «самописных» разработок: не нашли ничего готового, хотя очень хотели найти. Такое положение имеет объективную основу.

В прошлый раз я начал разговор о проблемах доверия между заказчиком и поставщиком, сфокусировавшись в большей степени на точке зрения поставщика. Теперь же попробую встать на сторону заказчика и рассмотреть, как мне кажется, системную претензию к поставщикам технологий. 

Заказчик вправе сказать: «Купил я вашу ERP-систему. Вы обещали, что она сделает меня более гибким, более эффективным. А вы автоматизируете процессы, которые я описал 5 лет назад, заливает все это в «бетон», за каждое изменение требуете опять бешеные деньги и ставите бешеные сроки. Реально моя эффективность снижается, так же как и гибкость. Прозрачность повысилась, это да. Но компания стала просто монолитом с точки зрения возможности изменять процессы и технологии работы». Это очень выгодно поставщикам и вендорам, хотя о реальном решении реальных проблем клиента речь при этом уже точно не идет. Но негативный опыт уже накопился, и чем дальше, тем сложней становится продавать такие решения.

Но это вовсе не значит, что ERP-системы — зло. На определенном этапе для компании они благо, они нужны и действительно помогают бизнесу. Например, «Газпром» внедряет SAP во всех своих подразделениях, дочерних компаниях. В итоге проекта бизнес-процессы везде выровнены. Это уже хорошо, особенно после того разнообразия, которое было раньше. Но затем процессы нужно будет менять, и вот здесь начнутся сложности.

А как жить с ERP-системой, как динамично развиваться? Это тоже системная проблема: нынешние лидеры ERP-рынка предлагают решения, которые иногда даже вредны, часто не помогают и не эффективны. Это технологический, идейный и архитектурный ступор. Но кризис этот разрешим, есть уже пионеры с новыми идеями, которые через 5-10 лет придут на смену «сегодняшним» лидерам.

Настал период смены парадигмы, она уже меняется. Уже есть практические примеры. После недавнего цунами в Японии многие крупные компании оказались в очень сложном положении, так как их основные производственные мощности попали в зону бедствия. Они должны были срочно, действительно очень быстро, переместить заказы на другие свои заводы, менять всю производственную цепочку. И тут они попали в ситуацию, когда именно ИТ-системы оказались одним из основных блокирующих факторов.

Эта и многие другие ситуации показали, что для современного бизнеса, наряду с традиционными эффективностью, себестоимостью, качеством продукции очень важна возможность быстрых изменений бизнеса. Это привело к пересмотру используемых ИТ-решений.

Возникла новая концепция. Обычно изменения касаются в основном процессов, это около 80% изменений. Поэтому новый подход такой: ERP система внедряется максимально стандартно. Окружается BPMS-системой. И этот BPMS-слой — тот слой, где происходят все изменения. При этом на порядок вырастает скорость изменений и также на порядок падает цена. Эта архитектурная трансформация уже апробирована, в частности, по таким принципам работает американская компания Pegasystems. На мой взгляд, новая концепция направлена на максимизацию выгод клиента, а не доходов консультантов и поставщиков, как ранее. Необходимо синхронизировать интересы заказчика и поставщика. Все крупные вендоры бизнес-софта построили свои модели взаимодействия с клиентами более 20 лет назад. Эти модели были эффективны тогда. Скорости изменения были не такими быстрыми, требования были другими, и модели отлично работали, они соответствовали бизнесу, каким он был в те годы. Но требованиям современного бизнеса эти методологии противоречат.

Лидеры неминуемо сменятся. Как только даже в старых концепциях появляется правильное, адекватное современным требованиям решение, оно начинает быстро захватывать рынок. Надо понимать, что у SAP, например, фантастическая клиентская база, и она просто не даст этому вендору уйти с горизонта. Но SAP не будет инноватором и разрушителем текущего рынка. Его бизнес построен в определенной модели, и он не станет ломать эту модель.

В свое время компания Kodak пропустила момент, когда фотокамеры стали цифровыми, и обанкротилась. Два года назад я был на партнерской конференции Microsoft, где присутствовало 13 тыс. человек, она была названа крупнейшей на тот момент. А через полгода проходила партнерская конференция Salesforce, где было 40 тыс. участников. Почему такой интерес? Потому что Salesforce, сделав свою облачную CRM-платформу, дала партнерам возможность делать собственные продукты и размещать их в своем облаке. Эта открытая облачная платформа называется Force.com. Вендор развивает и новые технологические модули, в том числе облачные базы данных, вступая, таким образом, в конкуренцию с Oracle.

Меняется парадигма, меняются бизнес-модели. Если управляешь бизнесом динамичным, где много изменений, владеть ИТ-структурой невыгодно, стратегически неверно. Традиционная парадигма построена на владении ИТ-ресурсами и самостоятельной их поддержке. В современной модели ведения бизнеса этот подход становится бессмысленным, особенно там, где рынок быстро меняется, как и бывает в развивающихся экономиках. Тут дело даже не в облаках, облака — просто самое успешное пока маркетинговое обозначение подхода, который еще в девяностых назывался «application service provider» (ASP). Но тогда не было всего технологического стека. Потом пошел SaaS, и теперь у нас есть весь стек: инфраструктура, платформы, приложения, и их маркетируют и вместе, и по отдельности, как облака. Но основное в том, что эта модель точней, чем другие, отвечает потребностям покупателей.

Таким образом, несмотря на серьезные системные проблемы, модели взаимодействия «заказчик-подрядчик» худо-бедно, но все-таки развиваются. Однако эту тему надо активно обсуждать, искать оптимальные способы ведения проектов в новых условиях и распространять удачный опыт.

Центральный федеральный округ