In English

Целый класс западных решений можно заменить российскими аналогами или СПО

05.12.2016
Ссылка на запись:
http://tadviser.ru/a/342297

О процессах импортозамещения, а также востребованности заказных и СПО-решений у российских компаний в интервью TAdviser рассказал Ярослав Макаров, коммерческий директор «Аплана. Центр разработки» (ГК АйТи).

Makar.jpg

Целый класс западных решений можно заменить российскими аналогами или СПО
Какова ситуация на рынке в плане импортозамещения ПО?
ЯРОСЛАВ МАКАРОВ: Одно дело законодательно утвердить использование российского ПО, и совсем другое – претворять это в жизнь. И лишнее доказательство тому – недавнее разбирательство в Челябинске по поводу того, что заявка на участие в тендере программной разработки одной российской компании – разработчика ПО, отсутствовавшей в известном реестре, не была принята чиновниками. В целом по ситуации на рынке, целый класс западных проприетарных решений можно легко заменить, поскольку имеются соответствующие отечественные аналоги или продукты на базе СПО. Или же затраты на разработку заказной системы сравнимы с внедрением готового тиражного продукта западных вендоров. С другой стороны, на российском рынке представлены технологические монстры, для которых отечественных аналогов нет – например, класса САПР. Таким образом, ситуация на рынке в плане импортозамещения неоднородная.

В чем основная причина этой неоднородности ситуации?
ЯРОСЛАВ МАКАРОВ: Это больше связано с недостаточной зрелостью и небольшими объемами сегментов российского ИТ-рынка в сравнении с западными. Да, у нас имеется пара компаний, которые успешны на мировом рынке (ABBYY, Лаборатория Касперского), но это вендоры, вовремя занявшие узкие ниши. А вот российские ИТ-решения в сфере бизнес-аналитики, сопоставимые с Oracle BI или MicroStrategy BI, просто отсутствуют. Был «Прогноз», входивший одно время в квадрант Гартнера, и хотя в данный момент у «Прогноза» непростая ситуация, мы включили Prognoz Platform в свой портфель. Также в области бизнес-аналитики мы сотрудничаем с российским разработчиком BaseGroup Labs. До конца этого года компания планирует выпустить новую версию платформы Deductor, в которую мы верим и готовы использовать.

А по каким направлениям представлены конкурентоспособные российские решения?
ЯРОСЛАВ МАКАРОВ: Можно и нужно замещать западные проприетарные бизнес-приложения, решающие разнообразные бизнес-задачи предприятия или организации, поддерживающие их процессы. Не обязательно покрывать все предприятие комплексным решением класса ERP. Но решать такие специализированные задачи как автоматизация транспорта, логистики, складского учета, документооборота, взаимодействия с подрядчиками и клиентами - возможно, необходимо, и мы это делаем.

Насколько активно российские заказчики переходят с западного проприетарного ПО на отечественные аналоги и СПО? Основные причины перехода лежат в плоскости санкционной политики Запада или во внутренней экономической ситуации?
ЯРОСЛАВ МАКАРОВ: У государственных заказчиков просто нет выбора. Они активно участвуют в импортозамещении, и основные причины этого лежат именно в области санкционной политики. Что касается коммерческих заказчиков, они рассматривают варианты замещения западных систем исходя из соображений экономии, поскольку курс рубля сильно упал, и соответственно, стоимость западного ПО и его поддержки значительно выросли.

Вам известна какая-то подтверждающая эти тенденции статистика?
ЯРОСЛАВ МАКАРОВ: Мне такая статистика неизвестна. Мы оцениваем ситуацию исключительно из практики нашей компании. И видим, что российские заказчики все чаще рассматривают либо внедрение решений на базе СПО, либо заказную разработку на западном системном ПО, без лицензионных отчислений (например – на .NET или java), либо решения от отечественных проприетарных вендоров.

Исходя из практики, какие варианты импортозамещения предлагает заказчикам ваша компания?
ЯРОСЛАВ МАКАРОВ: Варианты возможны следующие. Первый – поставка готового решения, разработанного на СПО или на проприетарной платформе, но без лицензионных отчислений со стороны заказчика. Это может быть как наше готовое решение, так и компании – нашего партнера. Второй вариант - мы предоставляем заказчику не готовое решение, а услугу по разработке специального ПО, которое удовлетворяло бы его требованиям. И третий вариант – мы разрабатываем и предоставляем заказчику платформу, на которой заказчик самостоятельно может разрабатывать и сопровождать решение.

Каковы преимущества СПО-продуктов в сравнении западными или даже отечественными проприетарными решениями?
ЯРОСЛАВ МАКАРОВ: Вариант СПО имеет преимущества перед любой проприетарной разработкой в том, что его разрабатывает огромное сообщество программистов и соответственно, интеллектуальный потенциал значительно выше. Ведь за счет чего в свое время выиграла российский рынок компания «1С»? За счет системы франчайзи, в рамках которой компании-партнеры «1С» разрабатывали решения силами собственных программистов. В результате, например, у «Турбо бухгалтера» в распоряжении было, условно говоря, 200 программистов, в то время как у «1С» - десятки тысяч. В нашей практике тоже есть пример привлечения сообщества свободных программистов. Мы разработали систему учета рабочего времени, выложили ее на портал, и теперь сообщество его дорабатывает. В результате от нас не требуется вкладывать свои ресурсы на уровне тысяч программистов – у нас таких возможностей просто нет. Второе преимущество решений на базе СПО – это открытый код, гарантирующий большую информационную безопасность, в частности - возможность проверки на отсутствие специальных закладок. Западные проприетарные вендоры полностью ядро своих систем никогда не открывают, хотя порой и декларируют это. Третье преимущество – низкая цена ввиду отсутствия лицензионных выплат.

Давайте поговорим о цене СПО-продуктов, ведь с низкой стоимостью все не так однозначно, зачастую есть оплата подписки…
ЯРОСЛАВ МАКАРОВ: Да, СПО-решения используются и на бесплатной основе, и с платной подпиской на поддержку и сопровождение, причем довольно высокой по цене в отдельных случаях. Общеизвестный пример платной поддержки – решения на открытой платформе Red Hat. Возьмем другой пример: решение нашего партнера – Pentaho BI. На сегодняшний день у нас есть всего один клиент, оплачивающий подписку по этой СПО-системе, – «Почта России», все остальные работают на решении бесплатно, самостоятельно развивают и поддерживают его.

В этих непростых условиях, как бы вы оценили степень популярности СПО-продуктов среди российских заказчиков – высокая, средняя, низкая?
ЯРОСЛАВ МАКАРОВ: Нужно разделять инфраструктурное ПО и бизнес-приложения. Операционные системы, сервера приложений, интеграционные платформы активно используются российскими заказчиками. Бизнес-приложения на СПО распространены в меньшей степени, Заказчики опасаются переводить критические бизнес-приложения на продукты с открытым кодом.
Среди коммерческих структур, особенно – сегмента СМБ, для не столь критичных для бизнеса задач достаточно популярны СПО-продукты с бесплатной схемой сопровождения. Для сложных критичных приложений необходимо оплачивать подписку от разработчика. Среди госструктур, даже учитывая политическую составляющую, СПО-системы в сравнении с другими вариантами импортозамещения пользуются меньшей популярностью. В госсегменте более распространены заказные разработки, и не так важно на какой платформе они сделаны – СПО или проприетарной.

Какие СПО-платформы из представленных на рынке вы бы отметили как перспективные с позиций импортозамещения?
ЯРОСЛАВ МАКАРОВ: Мы специализируемся, прежде всего, на выполнении заказных проектов на платформе Red Hat JBoss Middleware. Разрабатываем и сопровождаем системы с использованием Java, они функционируют на сервере приложений JBoss Enterprise Application Platform, реализуем интеграционные решения на базе JBoss Fuse и A-MQ, автоматизируем бизнес процессы с помощью JBoss BPM Suite, а мониторинг реализованных систем осуществляем с использованием JBoss Operations Network. В нашем портфеле есть решение на базе портальной СПО-платформы Liferay Portal, на которой реализован большой проект Высшей аттестационной комиссии, распределенный по всей стране. Это, кстати говоря, хороший пример использования свободного ПО в государственых органах. Причем мы сертифицировали во ФСТЭК по классу безопасности персональных данных саму платформу Liferay Portal Community Edition, а не наше решение. Уже упомянутая мной BI-платформа Pentaho, используемая многими российскими заказчиками, включая «Почту России». Еще одна платформа - Alfresco, которую мы используем в части разработки бизнес-приложений в области автоматизации документооборота и различных бизнес-процессов. Перспективна на наш взгляд и СПО-платформа Bonita BPM, решение на базе которой также имеется в нашем портфеле.

Какова сравнительная экономика замены западного проприетарного решения на российскую заказную систему (по проприетарной или СПО-модели)?
ЯРОСЛАВ МАКАРОВ: Рассуждать на эту тему в общем - это как пытаться вычислить среднюю температуру по больнице. Каждый конкретный проект необходимо рассматривать отдельно, выполняя соответствующие экономические расчеты. Вместе с тем, согласно нашим оценкам, внедрение заказной разработки – неважно на СПО, на базе западной проприетарной платформы, без лицензионных отчислений – обходится заказчику либо дешевле, либо по цене, сопоставимой со стоимостью годовой поддержки решения от крупного западного вендора. Как мы знаем, любое западное проприетарное ПО требует ежегодной подписки на обновление технической поддержки. И порой за одну лишь стоимость годовой поддержки продуктов таких глобальных вендоров как SAP или Oracle мы готовы осуществить переход на заказную разработку. Это не всегда так, но даже если стоимость перехода на заказную отечественную разработку окажется выше стоимости годовой поддержки, окупаемость такого перехода, как правило, очень высока. С учетом текущего курса рубля это очевидно. Например, Microsoft с нового года поднимет цену на платформу Dynamics.

Приведите примеры заказных систем «Аплана. Центр разработки»?
ЯРОСЛАВ МАКАРОВ: Во-первых, это Система управления знаниями. Управление знаниями, явными и неявными, хотел бы подчеркнуть, - горячая тема не только в России, но и во всем мире. Мы предлагаем не только саму информационную систему, но и методологию управления знаниями в компании с точки зрения построения внутренних процессов, регламентов, мотиваций, вовлечения сотрудников в управление знаниями, включая краудсорсинг как одну из составляющих системы. Подчеркну, что без внедрения методологии управления знаниями использование самой информационной системы бессмысленно. Данное заказное решение создано в двух вариантах – на Microsoft SharePoint и на открытой платформе. Система уже внедрена и работает в компаниях «Транснефть», «ГринАтом» (вариант SharePoint), в ряде других компаний. Вторая заказная система, о которой я хотел бы рассказать и по которой мы недавно запустили проект внедрения, - это Система корпоративного управления, также реализованная на портальных платформах в двух вариантах (SharePoint и Alfresco). Государственные корпорации в России сегодня, как известно, обязаны раскрывать информацию по структуре управления, акционерному капиталу, финансовой отчетности, - этот спектр задач и помогает решать Система корпоративного управления. Третья наша заказная разработка, по которой отсутствуют какие-либо лицензионные отчисления,- Система инвестиционного планирования, реализованная по технологии .Net и ориентированная на крупные распределенные организации. Данную разработку можно считать аналогом таких решений как Oracle Hyperion или SAP BPC, ее назначение – планирование проектов, сбор затрат, многоступенчатое утверждение сметы и так далее. Четвертая система, которую хочу упомянуть, - Система службы главного аудитора, выполненная по технологии Java и ориентированная на выполнение задач по внутреннему аудиту крупной компании. Система внедрена нами недавно в Банке России. И пятое заказное решение - Система управления задачами и проектами. Есть еще целый ряд решений, но объем интервью не позволяет их все перечислить.

Какой итог можно подвести нашей беседе по практике импортозамещения?
ЯРОСЛАВ МАКАРОВ: Для нашей компании импортозамещение, как и новая экономическая ситуация в целом, – это шанс, возможность роста бизнеса. Причем как на российском рынке, так и даже на зарубежных – ведь мы стали дешевле большинства зарубежных разработчиков. Что касается перспектив развития бизнеса компании, то мы предполагаем двигаться в сторону тиражных продуктов, постепенно уходя от разработки исключительно заказных систем. Мы выделяем три направления бизнеса: разработка заказных систем исключительно под конкретного заказчика, создание платформы, на основе которой можно делать заказные решения для различных заказчиков, и создание готовых тиражных решений. Все перечисленные выше заказные системы – управления знаниями, корпоративного управления, инвестиционного планирования, внутреннего аудита и управления проектами – мы планируем сделать в перспективе тиражными продуктами. Отмечу в заключение, что в контексте импортозамещения действует уже не только санкционный фактор, но и экономика вопроса: российские решения зачастую дешевле и в то же время эффективней в плане автоматизации бизнеса заказчика.

Центральный федеральный округ