In English

Главная проблема – зависимость от одного поставщика

19.09.2016
Ссылка на запись:
http://tadviser.ru/a/332949

На вопросы TAdviser о внедрении решения «Логика СЭД» на базе свободного программного обеспечения Alfresco и о ситуации с импортозамещением в сфере ИТ в целом ответил Алексей Чан, заместитель руководителя управления информатизации администрации Южно-Сахалинска.

Chan.jpg

На протяжении последних двух лет в России говорят об импортозамещении, но реальных проектов до сих пор не так много. В чем, на ваш взгляд, основные причины этого?
АЛЕКСЕЙ ЧАН: Я хотел бы начать с главного: что означает импортозамещение для заказчика, почему оно так важно, что в нем интересного и в чем отличие позиции заказчика от позиции государства. С точки зрения заказчика задачи импортозамещения вообще нет. Есть другая, более общая проблема – борьба с зависимостью от единственного поставщика. Что делать, если поставщик изменит лицензионную политику? Или, например, если его планы по развитию функциональности продукта войдут в противоречие с планами заказчика. Вы должны задавать себе эти вопросы, если внедряете информационную систему и оцениваете перспективу хотя бы на пять лет. И на эти вопросы есть ответ, в том числе на государственном уровне: еще в 2010 году был утвержден план перехода органов исполнительной власти на свободное ПО. Что касается политической составляющей импортозамещения, понятно, почему это важно для государства: снять или существенно уменьшить зависимость от зарубежных поставщиков. Но с точки зрения заказчика, даже если ограничиться исключительно отечественными поставщиками, проблема зависимости от одного поставщика остается актуальной. И переход на свободное программное обеспечение (СПО) помогает ее решить.

Так почему все-таки реальных проектов до сих пор так мало? Какие факторы тормозят процесс?
АЛЕКСЕЙ ЧАН: Теперь я смогу ответить на этот вопрос. Первая причина – в большом технологическом разрыве между западными и отечественными информационными продуктами. По ряду направлений информатизации отечественные программные системы пока не могут составить реальную конкуренцию продуктам Microsoft или Google. Что касается аппаратной части, тут даже комментировать нечего – на практике все «железо» импортное. Вторая причина состоит в том, что для запуска проекта внедрения любого информационного продукта требуется не только сообщество разработчиков, но и сообщество пользователей. На рынке должно быть представлено много позитивных примеров использования ПО. Только этим можно переломить косность пользователей, их предубеждение против нового продукта. Мы были одними из первых, кто рискнул внедрить «Логику СЭД» на базе платформы Alfresco, но все же не первые, поэтому тоже могли опереться на опыт внедрения.

Опыт каких организаций, уже внедривших СЭД на базе Alfresco, вы изучали?
АЛЕКСЕЙ ЧАН: Мы смотрели на опыт внедрения системы в ФМС России.

Существует ли в администрации Южно-Сахалинска план по импортозамещению? Каковы его основные этапы?
АЛЕКСЕЙ ЧАН: У нас существует концепция развития ПО и аппаратно-технических средств. Мы сформулировали ее еще в 2010 году, год назад обновили. Концепция содержит правила и подходы, которыми следует руководствоваться при выборе информационной системы и ее последующем обслуживании. Это не план, какие именно продукты внедрять, в какие сроки – такой информации там нет. Как только возникает необходимость перехода с используемого ПО на новый продукт, сначала мы сверяемся с концепцией. Первый переход на свободное ПО мы реализовали еще в 2010 году. Тогда с офисного пакета Microsoft мы перешли на использование LibreOffice.

В рамках импортозамещения вы реализуете только проекты перехода на СПО или отечественные разработчики тоже находятся в поле зрения?
АЛЕКСЕЙ ЧАН: Один из реализуемых нами в настоящее время проектов – переход на новый антивирус от «Лаборатории Касперского». Это связано в первую очередь с требованиями по сертификации ФСТЭК продуктов данного класса. Что касается более сложных продуктов, необходимо отметить следующее. Когда мы говорим об СПО, то, как правило, имеем в виду базовые продукты – операционную систему, СУБД, офисные продукты. Прикладные системы – это всегда либо заказная, либо узкоспециализированная отраслевая разработка. И на этом прикладном направлении отечественным разработчикам конкурировать просто не с кем. Например, какие западные компании могут конкурировать с «1С» в плане бухгалтерского обеспечения? То же самое на сегменте СЭД. С одной стороны, в основе внедренного нами решения лежит платформа Alfresco, но система документооборота создана специально под нас и в соответствии с требованиями российского законодательства отечественной компанией «Логика бизнеса».

Вносились ли доработки в систему собственными силами? Кто внедрял и сопровождает СЭД?
АЛЕКСЕЙ ЧАН: Небольшие доработки были сделаны, у нас имеется для этого штат специалистов. Внедрение осуществляла компания «Крильон-Сервис», партнер «Логики бизнеса».

Можете рассказать о предыстории проекта по внедрению новой СЭД? Какая система работала прежде? Почему от нее отказались?
АЛЕКСЕЙ ЧАН: История давняя, началась еще в 2011 году, когда мы внедрили решение «БОСС-референт» на платформе IBM Notes/Domino. Мы тогда предварительно изучали опыт мэрии Казани, и первоначальное внедрение прошло успешно. Мы действительно построили полностью электронный внутренний документооборот. Вся внутренняя корреспонденция, регистрация входящих и исходящих документов, их обработка внутри организации, подготовка и утверждение нормативных документов – все было реализовано в электронном виде. И основной задачей первого этапа внедрения новой СЭД было как раз воспроизведение функционала, работавшего в прежней системе.

А чем не устраивала прежняя система?
АЛЕКСЕЙ ЧАН: Во-первых, нас не устраивала лицензионная политика. Каждый новый пользователь обходился в круглую сумму, и эти дополнительные расходы – большая проблема для нас. Не устраивали нас и возможности по развитию продукта. В течение периода эксплуатации мы подстраивали старую СЭД под свои потребности и в результате пришли к ситуации, когда развивать ее дальше стало невозможно.

То есть система была настолько кастомизирована в ходе эксплуатации, что стандартные обновления уже нельзя было установить?
АЛЕКСЕЙ ЧАН: Да. И в дополнение возникли проблемы с производительностью, которую мы не могли поднять на требуемый уровень, что, как я подозреваю, также было связано с лицензионными ограничениями. В системе уже циркулировало очень много документов, она просто перестала справляться.

«Очень много» это сколько?
АЛЕКСЕЙ ЧАН: Три тысячи новых документов в неделю, и это только внутренних, без учета входящих, исходящих и ряда других.

Когда стартовал проект внедрения новой СЭД?
АЛЕКСЕЙ ЧАН: В феврале 2015 года мы запустили опытную эксплуатацию системы в управлении делами. С сентября текущего года СЭД запущена в промышленную эксплуатацию целиком в администрации Южно-Сахалинска.

Сколько пользователей в новой системе?
АЛЕКСЕЙ ЧАН: В системе порядка 1500 пользователей.

Не повторится ли ситуация через пять лет, когда вы настолько настроите СЭД под себя, что станут невозможны обновления от разработчика?
АЛЕКСЕЙ ЧАН: Думаю, не повторится. Мы не трогаем стандартную конфигурацию поставки – какая она есть, такой и будет. Если обработка входящего документа радикально отличается от стандартной, мы делаем дополнительный документ и под него реализуем свою обработку. И если в стандартной поставке в результате обновления что-то изменяется, то с нашим документом и его обработкой все остается так же.

Кроме внедрения СЭД какие проекты еще реализованы в администрации Южно-Сахалинска?
АЛЕКСЕЙ ЧАН: Их много, в основном это инфраструктурные проекты, напрямую не отражающиеся на пользователях. Про антивирусную защиту и LibreOffice я уже упомянул. Кроме того, мы перешли на IP-телефонию Asterisk, заменили прокси-серверы Cisco на Squid, внедрили электронную почту Zimbra.

А для информационной поддержки мобильности сотрудников администрации что-нибудь делается?
АЛЕКСЕЙ ЧАН: По мобильности мы связаны ограничениями, которые накладывают на нас регуляторы сферы госуправления. Например, для удаленного доступа к нашей сети мы должны пользоваться средствами защиты информации, сертифицированными ФСТЭК. Это означает, что необходимо использовать продукт ViPNet, но устанавливать его на личные устройства сотрудников мы не имеем права – только на предоставляемые администрацией.

А есть потребность в удаленной работе сотрудников?
АЛЕКСЕЙ ЧАН: Есть, и очень большая. Многие сотрудники постоянно находятся на выездных проверках, встречаются с населением. Некоторых на рабочем месте застать невозможно. Особенно это касается представителей руководства, которые всегда или на совещании, или в командировке.

Расскажите о сложностях и выгодах импортозамещения на примере СЭД, желательно с цифрами…
АЛЕКСЕЙ ЧАН: В старой системе каждый дополнительный пользователь стоил нам денег, в новой системе он не стоит ничего. Старая система не могла работать без постоянной поддержки со стороны разработчика, и эта поддержка ежегодно выливалась для нас в серьезную сумму. Для новой СЭД тоже есть поддержка за получение стандартных обновлений вендора, но она примерно в 3 раза дешевле. Пока мы платим только за это и еще за доработки. В настоящее время рассматривается возможность расширенной поддержки, но и в этом случае расходы будут меньше прежних.

А какие сложности?
АЛЕКСЕЙ ЧАН: Сложность проекта связана не с импортозамещением, а с заменой одной системы на другую. И здесь проблемы всегда одинаковые, связанные с тем, что пользователи уже подстроились под старую систему, придумали удобные для себя схемы работы в ней. Даже если регламент работы новой системы документооборота остается прежним, новые интерфейсы, определенные особенности заставляют людей перестраиваться, к чему не все люди готовы. Отмечу, что большинство проблем и шероховатостей, связанных с внедрением новой СЭД, были сняты на этапе опытной эксплуатации. С этим, собственно, и был связан перенос сроков внедрения системы в промышленную эксплуатацию – первоначально запуск планировался на январь текущего года.

В ходе проекта, наверное, была сделана миграция данных из старой системы…
АЛЕКСЕЙ ЧАН: Миграция была реализована, но лишь частично: старые документы мы закрываем в старой системе, новые готовим и обрабатываем в новой. Проблема возникает, когда необходимо сохранить переписку в связи с тем или иным документом. Для ее решения мы заказали отдельную доработку, которая и позволяет переносить документы из одной системы в другую.

Таким образом, старая система продолжает работать в администрации в роли архивной справочной базы, которую вы не обновляете и не дорабатываете, и откуда подгружаете документы по мере необходимости…
АЛЕКСЕЙ ЧАН: Да.

Какие проекты в других регионах или на федеральном уровне являются, на ваш взгляд, хорошими примерами импортозамещения? Почему?
АЛЕКСЕЙ ЧАН: Я уже упоминал ФМС России - это очень хороший пример, глядя на который мы и решились на внедрение новой СЭД. Также обязательно нужно отметить опыт Федеральной службы судебных приставов – в частности, переход на OpenOffice. Надо отметить, что сопротивление пользователей в плане перехода на офисные продукты особенно активно в силу того, что сообщество пользователей общепринятого проприетарного офисного пакета огромно. И второй интересный проект, реализованный в ФССП, – переход на сертифицированную ФСТЭК операционную систему ГосЛинукс.

Вы могли бы резюмировать свое отношение к ситуации с импортозамещением?
АЛЕКСЕЙ ЧАН: Мне нравится то, что происходит в этой области: отечественные разработчики массово уходят от проприетарных продуктов, которые лежат в основе их разработок. В частности, я бы особо отметил переход на СУБД PostgreSQL. Одни вендоры уже осуществили переход на эту СУБД, другие его анонсировали. В наших планах также дальнейший уход от проприетарных систем, в контексте СЭД – ее развитие. Классическая система электронного документооборота подразумевает регистрацию электронного документа и контроль за его исполнением. Наши потребности намного шире, и документ в нашем понимании – не только канцелярская бумага, но и, например, выпуск новостей. Очень важно и развитие средств совместной работы. Кроме этого, мы планируем реализовать интеграцию СЭД с некоторыми специализированными узкоотраслевыми системами – с системой приема заявок от граждан, в частности. Что касается стратегии, то мы ориентированы на интеграцию СЭД администрации Южно-Сахалинска с системой документооборота правительства Сахалинской области, реализованной на другой платформе, но достаточно легко интегрируемой с нашим решением. Этим и будем заниматься в дальнейшем.

Кнопка жизни
Центральный федеральный округ