In English

Госзакупки: реформа системы вместо разбора «частных случаев»

28.01.2011, Яппаров Тагир
Ссылка на запись:
http://i-business.ru/blogs/10721

Госзакупки: реформа системы вместо разбора «частных случаев» Мне очень не нравится, что очевидные недостатки системы государственных закупок в сфере информационных технологий всё активнее используются сегодня в коммерческих целях, в ходе конкурентной борьбы.

Действующая в России система госзакупок, а также сложившаяся вокруг нее система отношений, остаются одной из наиболее обсуждаемых тем. В том числе — на рынке ИТ.
Имеется множество претензий к федеральному закону №94-ФЗ, который формально уравнял всех игроков. Возможность участвовать в конкурсах на право реализации бюджетных проектов получили, в том числе, неквалифицированные компании, попросту неспособные добиться поставленных заказчиком целей. И напротив, опытные поставщики лишились стимулов инвестировать в компетенции и технологии.

По сути, во многих конкурсах сегодня просто не имеет смысла участвовать, поскольку выигрыш в результате совершенно не окупает понесенных расходов. Стоит ли удивляться, что в тендерах на право выполнения госзаказа в сфере ИТ нередко побеждают компании, которые просто не понимают, какие задачи им предстоит решать (и уж тем более не знают — как именно это следует делать).

Имеется и множество других проблем. Закрытость и непрозрачность рынка госзакупок, необходимость использования «обходных путей» для того, чтобы, не нарушив закон, государственный заказчик все-таки имел возможность ориентироваться на исполнителей, у которых действительно есть экспертиза и необходимые компетенции, опыт реализации соответствующих проектов…
Обо всем этом сказано уже немало. Вопрос — что делать, как менять ситуацию?

Что происходит сегодня? Вчера зарегистрированная компания из трех человек оказывается более эффективной, чем компания из трех тысяч профессионалов — с точки зрения цены, определяемой себестоимостью. В итоге фирмочка с тремя сотрудниками вполне может победить

Мне кажется, начать можно с введения новых правил корректного описания «зон ответственности» в рамках сложных, комплексных проектов. С одной стороны, на самых ответственных направлениях опытные и квалифицированные игроки должны получать преференции. И не только потому, что обладают необходимым опытом, ресурсами, специалистами: на чашу весов крупная компания, давно работающая на рынке, кладет еще и самое ценное, что у нее есть — репутацию.
С другой стороны, необходимо обеспечить условия для полноценной (а не только ценовой) конкуренции.

Думаю, реформа 94-ФЗ не за горами. Причем, на мой взгляд, было бы очень полезно вернуться к практике квалификационных требований.
Ведь что происходит сегодня? Вчера зарегистрированная компания из трех человек оказывается более эффективной, чем компания из трех тысяч профессионалов — с точки зрения цены, определяемой себестоимостью. В итоге фирмочка с тремя сотрудниками вполне может победить. Вот только «экономия» на самом деле превращается в колоссальную проблему для самого заказчика — министерства, ведомства, государственного или муниципального предприятия. Ведь победитель, будучи не в состоянии реализовать полноценный проект, начинает судорожно метаться по рынку в попытках приобрести у других игроков необходимые компоненты — оборудование, программное обеспечение, разработки. Как будет работать такая «сборная солянка», увы, легко спрогнозировать.

Однако все эти недостатки исправить легче, чем решить проблемы с экспертизой. Вот почему еще одним полезным шагом к оздоровлению ситуации, на мой взгляд, стало бы формирование в стране авторитетного института общественной экспертизы — как самой конкурсной системы, так и конкретных предложений поставщиков. Ведь объектами критики сегодня все чаще становятся не только процедурные вопросы, но и компании, победившие в тех или иных конкурсах. И если внимательно изучить звучащие аргументы, становится ясно: дело не только в несовершенстве закона, но и в несовершенстве экспертизы.

Экспертиза как таковая – довольно сложный вопрос. Особенно если требуется экспертиза качественная, независимая. Но и эта проблема вполне решаема. Тем более, в России уже есть примеры, когда подобная экспертиза — работает.

Я, например, был приглашен в качестве члена экспертной коллегии фонда «Сколково» и получил полную свободу формулировать свою оценку поданных на рассмотрение проектов. Никто мне не звонил и ничего не «советовал». Никто «не давил», все материалы были анонимны, да и «конфликт интересов» отсутствовал. Думаю, если действительно грамотно выстроить процесс, исключить личную заинтересованность и надежно «закрыть» информацию об экспертах, авторах и участниках конкурсов, система заработает.

В последнее время внимание начинает фокусироваться на отдельных «случаях», а не на проблемах системы в целом. Возникает ощущение, что кому-то выгодно обсуждать частности, а не общие вопросы, — отвлекая всех участников дискуссии от главной темы

Согласен, это довольно затратная модель. Но ее применение позволило бы снять множество претензий, вопросов, избежать скандалов и, главное, повысить качество реализуемых на бюджетные средства ИТ-проектов.

Система госзакупок довольно сложна. И одним росчерком пера всех перекосов здесь не исправить. Но следует последовательно двигаться к продуктивной, эффективной модели, снимая проблемные слои один за другим.

Между прочим, очень многое здесь зависит от самих участников российского рынка ИТ. И, в том числе, от применяемых методов соперничества. Мне очень не нравится, что очевидные недостатки в системе госзакупок всё активнее используются в коммерческих целях, в ходе конкурентной борьбы.
Другая задача участников рынка, стремящихся к более прозрачным условиям, — коррекция результирующего вектора общественного обсуждения. Обратите внимание, в последнее время внимание начинает фокусироваться на отдельных «случаях», а не на проблемах системы в целом. Возникает ощущение, что кому-то выгодно обсуждать частности, а не общие вопросы, — отвлекая всех участников дискуссии от главной темы.

Хочу, чтобы меня поняли правильно. Я вовсе не против гласности. И понимаю, что любой сложный объект состоит из отдельных элементов. Однако постоянно муссировать и рассматривать под микроскопом два-три проекта, вызывающие вполне справедливые вопросы и анализировать системные проблемы — разные вещи. Мне ближе второй путь. Если скорректировать систему, станет меньше ненеприятных «частностей».

Как именно корректировать? Предложений достаточно. Например, можно изменить бюджетную политику так, чтобы массовые и хаотичные госзакупки начинались не в четвертом квартале, а — во втором. Тогда исчезнут и «скоростные» конкурсы, предполагающие получение результата в течение недели. Сейчас же все недовольны,но ситуация повторяется из года в год: количество конкурсов в ноябре-декабре просто зашкаливает.

Повторюсь, главное сегодня — развернуть спокойную, продуктивную и профессиональную дискуссию о том, как сделать всю систему госзакупок более эффективной и прозрачной — с участием поставщиков, заказчиков, всего общества. Именно дискуссию, а не «охоту на ведьм».
Если такое обсуждение начнется, изменения к лучшему могут произойти даже раньше, чем мы ожидаем.

Центральный федеральный округ