In English

«Лишние люди», или Еще немного об «усталости» российских бизнесменов

03.10.2011, Яппаров Тагир
Ссылка на запись:
http://i-business.ru/blogs/3128

«Лишние люди», или Еще немного об «усталости» российских бизнесменов Продолжу начатый в предыдущих колонках разговор об «уставших собственниках». Вообще говоря, это очень российская дискуссия, корни которой, вероятно, следует искать в особенностях нашего менталитета.

Я вот, например, вижу в международном бизнесе, в крупных зарубежных компаниях массу людей, которые старше меня и других российских предпринимателей первой волны. Так вот, никакой «усталости» в них я что-то не замечаю. Напротив, глаза у них горят! А у нас с кем ни поговоришь — все «устали».

О том, что собственники, которых теперь принято относить к «ветеранам» российского бизнеса, переборщили с личным участием в тактическом, операционном менеджменте, я уже говорил. Но дело, думаю, не только в трудностях (в том числе психологического свойства), связанных с передачей управления компаниями наемным топ-менеджерам. Вопрос еще и в сложившемся отношении общества к бизнесу.

Увы, приходится признать: несмотря на два десятилетия движения по новому пути, в стране все еще культивируется отношение к бизнесу в целом как к занятию нечестному. Чуть ли не мошенническому. Если начистоту, то бизнесменов до сих пор воспринимают как преступников. Причем такое отношение прослеживается как «сверху» (включая СМИ, где «предприниматель» часто оказывается синонимом жулика, крохобора и ловчилы), так и «снизу» (в нашей небогатой стране зерна нелюбви к успешным людям, увы, находят весьма плодородную почву). А такое давление бесследным быть не может. Отсюда — накопление «усталости» собственников. И, может быть, без всяких кавычек.

Тем временем в развитых странах имидж предпринимателя является, скорее, позитивным. Вот, например, Ричард Бренсон стал сэром. Но важнее даже не это. Я внимательно прочитал его книжку, в которой меня потряс один момент.

Основатель империи Virgin подробно описывает, как на заре своей предпринимательской карьеры он нелегально возил виниловые диски во Францию (так некоторые наши бизнесмены ныне вспоминают свою «челночную» юность). Не буду пересказывать эту историю подробно. Важно, что Бренсон совершенно случайно нащупал лазейку, позволявшую не платить НДС и получать с продажи дисков весьма аппетитную прибыль. Однако вскоре его арестовали.

Что случилось дальше? Через три дня суд назначил ему штраф и отпустил. Никто не стремился обязательно поместить Бренсона за решетку. Зачем выводить «из оборота» активного члена общества? Однако урок ему был преподан очень важный. После этого случая Бренсон три года работал, чтобы выплатить штраф. И дал себе слово, что закон больше нарушать не будет. Сделал это твердым правилом своего бизнеса.

Мораль очевидна: за рубежом оступившимся первый раз предпринимателям всегда дают шанс. Попадись он во второй раз — обязательно бы посадили. Но в первый раз ему сказали: если ты действительно признал ошибку, то иди и исправляйся. Западная экосистема предпринимательства достаточно жестка. Но при всей своей жесткости она поддерживает предпринимателей. То есть — сурова, но справедлива. У нас же пока всё иначе.

Когда я начал заниматься бизнесом, мой отец долго именовал меня «кооператором». Я решал серьезные задачи, создавал свое интересное дело, мой бизнес находился на острие технического прогресса.

Я искренне верил, что делаю что-то полезное не только для себя, но и для всей страны. А отец укоризненно спрашивал: «Может быть, бросишь свой «кооператив» и займешься настоящим делом — наукой?».

Увы, за прошедшие двадцать лет почти ничего не изменилось. Спектр оценок предпринимательства в общества все еще пребывает в промежутке между «деятельностью, не приносящей пользы обществу» до «жульничества, афер и воровства». Вот и попробуйте от этого не устать.

Что делать? Прежде всего — нельзя «уставать». Нельзя разрешать себе поддаваться на это давление. Как именно? Тут каждый предприниматель решает для себя сам. Можно искать новые задачи и браться за их реализацию. Можно «включать» другую мотивацию или заниматься спортом. Иначе все начинает разваливаться.

Кстати, именно поэтому многие российские предприниматели все время размышляют о возможности эмиграции. Когда начинаешь разбираться, в чем дело, выясняется: дело не просто в налогах или чиновниках. Дело именно в отношении к труду бизнесмена и его роли в обществе, экономике. Это не люди хотят уехать. Это среда выталкивает их.

Я провел личный, неформальный опрос среди предпринимателей «среднего достатка». Так вот, многие из них хотят провести старость в другой стране. Не просто «уйти на пенсию», а — уехать. И это плохой знак.

Люди делают важное, на их взгляд, дело. Дают работу другим людям, платят зарплаты и налоги, то есть занимаются общественно-полезным делом. А общество не видит в этом никакой ценности!

Если уж совсем откровенно, в 90-х мне было приятно сознавать, что я лично участвую в создании новой России. Но уже к концу первого десятилетия рынка это чувство не просто притупилось, а исчезло полностью. И я (как и многие мои коллеги-бизнесмены) замкнулся в рамках своей собственной экосистемы. Семья, коллеги, компания, рынок ИТ. Я перестал мыслить масштабами станы. А это неправильно.

Сила развитых и успешных обществ во многом складывается из веры деловых людей в то, что они делают полезное дело. И ощущения, что их вклад — ценится.

«Усталости» способствует и чувство, что наши услуги не слишком-то нужны. «Ветераны» российского рынка ИТ своими руками построили в стране целую отрасль. И мы еще верим, что информационные технологии способны стать стратегическим элементом, трансформирующим экономику страны. Все предпосылки для этого есть. Главный ресурс — люди и их интеллект. Порог входа — низкий. Экспортный потенциал — высокий. В ИТ не надо строить заводы и фабрики или тянуть тысячи километров труб. Не надо даже расходовать бюджетные средства. Требуются всего лишь системная поддержка и разумные, мотивирующие правила игры. И тогда начнет работать правило, когда из десяти стартапов три имеют шанс выйти на международный уровень. Так, как это происходит, например, в Индии.

Помню, как руководители страны съездили в Индию, посмотрели, как там развивается рынок высоких технологий и решили, что в России нужно сделать так же. Начались декларации, заявления, лозунги. Но при этом почему-то выросли налоги. В том числе для тех компаний, от которых как раз и ждали масштабных прорывов на мировом рынке ИТ.

Усиливается впечатление, что на самом деле наши усилия никому не нужны. И это сильно демотивирует.

Российское общество никак не может «синхронизироваться». Одни декларации сменятся другими. Но от этого ценность каждой следующей декларации — падает. А вот в Индии приняли программу инновационного развития и — начали ее методично исполнять. Не глядя на перемены в высших эшелонах власти.

Впрочем, закончить постараюсь все-таки на оптимистической ноте. Все новое рождается из разочарования в предыдущем опыте. В этом смысле «усталость» руководителей отечественных ИТ-компаний первой волны (да и предпринимателей в целом) можно считать конструктивной. Для большинства игроков она может стать фундаментом, точкой формирования новой стратегии. По крайней мере, мне очень хочется в это верить.

Центральный федеральный округ